Катализатор

Размер шрифта: - +

Часть 2. Всходы

 

Последний в этом учебном году семинар был назначен на начало июня, и Крис ловил себя на мысли, что не рад грядущим каникулам. Атмосфера занятий Грэя здорово подстёгивала воображение, помогая отыскивать новые пути для исследований и экспериментов. Знакомство с Беатрикс лишь обострило сожаления.

Он всё-таки вспомнил, где видел её раньше, и теперь оправдывал свою прежнюю забывчивость неожиданностью появления на физическом факультете главного хранителя музейной библиотеки. После второй встречи они перешли на «ты» и уже вовсю обсуждали малоизученные свойства поля и перспективы его безопасной изоляции. Как ни странно было найти единомышленника среди искусствоведов, факт оставался фактом. Беатрикс не только живо интересовалась научными изысканиями годящегося ей в сыновья студента, но порой благодаря свежему взгляду на вопрос наталкивала Криса на идеи, которые самому ему вряд ли пришли бы в голову. А последний разговор показал, что музейщица была ещё и ценным источником информации.

По сложившейся за несколько встреч традиции после семинара они сидели в «Тихой гавани». Крис говорил. Беатрикс слушала.

– Теоретически, если с детства подвергать человека воздействию поглотителей энергии, совсем слабому, конечно, то это станет чем-то вроде прививки. Это как с ядами – можно выработать иммунитет…

– И ты пробовал?

– Ну… Несистемные опыты не в счёт, – уклончиво ответил Крис. – Нужно большое исследование, в медицинских условиях, с репрезентативным количеством подопытных, ну, то есть испытуемых… А на это нужна куча разрешений, гранты и много чего ещё. Иначе результатов не добиться.

Крис замолчал, заметив, что Беатрикс отвлеклась от разговора и, нахмурившись, смотрит в окно. Обернувшись, студент увидел на стене дома напротив блестящую свежей краской канареечно-жёлтую окружность с двумя разрывами. По переулку торопливо удалялся человек в мешковатой кофте с капюшоном.

– Шпана… – пробормотала Беатрикс. – Ведь суть же не в этом…

– Ты о чём? Знаешь, что это за символ?

Женщина огорчённо вздохнула.

– Когда-то очень давно, ещё в довоенные времена, было такое научное общество. Они называли себя Объединением равных и занимались примерно тем же, чем ты сейчас. Исследовали поле, пытались найти способ избавить людей от энергозависимости. А теперь всё это извратили. Обод используют как символ борьбы с магами. Смотреть больно…

– Обод? – заинтересовался Крис, ещё раз оборачиваясь и разглядывая метку, которая уже начала терять чёткую форму и обрастать потёками краски. – Почему обод?

– А ты разве не знаешь? – Беатрикс явно была удивлена. – Мне казалось, ты всё знаешь об артефактах, изолирующих поле…

– Я даже не знаю, что они существуют! – глаза Криса загорелись. – То есть я тут распинаюсь о том, как ослабить связь с полем, а где-то уже есть штука, способная его изолировать? И ты об этом знаешь, но молчишь, как заговорщик на допросе!

– Не горячись, – улыбнулась Беатрикс. – Точно не известно, может ли Обод изолировать поле. Хотя говорят, что так. Но эксперименты если и проводились, то, опять же, до Эпохи войн, так что никаких документов не сохранилось. Извини, я была уверена, что ты знаешь. Ты же в музее постоянно бываешь и с нашим оружейником, вроде, дружен.

– И что с того?

– Ну он же теперь заведует всеми музейными фондами. Все редкие, опасные и секретные артефакты у него наперечёт. Неужели не показывал?

С чего вдруг Эш должен показывать ему секретный (если он действительно секретный) артефакт, Крис не понимал. Но от самой мысли, что в недрах музея, быть может, хранится ответ на вопросы, мучившие его несколько лет, захватывало дух.

– Не показывал.

«Но я обязательно должен это увидеть…»

 

* * *

Гай заглянул к Рэду после работы, когда музей уже закрылся и все сотрудники разошлись по домам. Все нормальные сотрудники, усмехался про себя оборотень. Фанатичные трудоголики не в счёт.

– Извини, задержался. Тяжёлая смена.

– Что-то серьёзное?

– Да не то чтобы… – Гай неопределённо махнул рукой. – В основном мелочёвка всякая. Просто много. Люди совсем озверели. И лучше бы буквально, – добавил он, заметив ироничную усмешку оборотня. – Ты мне что-то хотел показать?

Рэд извлёк из ящика стола оставленную Магдаленой распечатку.

– Хочу понять, что за ерунда заполонила город. Вы же наверняка в курсе.

Гай лишь мельком взглянул на снимок. Узнать символ было несложно – за последний месяц он уже порядком надоел. Хулиганов, малюющих его на стенах, лейтенант и его коллеги отлавливали почти каждый день. Правда, ясности это не добавляло – большинство вандалов, рисовавших знак, просто поддались стадному чувству.



Мария Демидова

Отредактировано: 29.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться