Казак Мамай и Звездные Врата.

Размер шрифта: - +

Глава 30. Первая звездная битва

 Вся подготовка заняла месяц. Все было отработано до автоматизма. Без ложной скромности я даже немножко гордился нашими успехами. Мы собрались у коменданта в его кабинет, чтобы обсудить результаты месяца тренировок. Обсудив рутину. Мы решили еще раз пройтись по плану, захвата космического лифта. Итак, вывел на экран комендант нашу целю. Вот наши четыре спутника внешнего периметра охраны. Они двигаются навстречу друг другу крестом. И берут лифт в квадрат. И потом опять расходятся по кресту и уходят за планету. У нас есть двадцать минут за это время первая ракета должна проскочить в образовавшееся окно и пристыковаться к лифту. В это же время вторая ракета связывает боем спутники, вылетевшие из-за орбиты. Их нужно уничтожить. Согласно алгоритму при атаке на лифт они изменяют орбиту корректируют ее и начинают круговую оборону лифта. По сути переходят на стационарную орбиту вокруг лифта. Водят хоровод вокруг лифта. Далее они теряют в скорости и через какое-то время уходят с данной орбиты в атмосферу где сгорают. Спутники возьмут лифт в коробочку и не допустят никого ни к лифту, ни от него. Да эта орбита временная. Сколько они способны ее поддерживать нам не известно. Аналитики дают не больше месяца. Но все это предположения. Исходим из худшего варианта месяц. Ну где-то так сказал комендант. При подлете к окну от ракеты отсоединятся четыре модуля поддержки с кассетами по 24 ракеты. И еще 24 будут на командном модуле самой ракеты. У команды будет 120 ракет. Наведение по видеосигналу. В голове ракеты-торпеды стоит камера с диаграммой осмотра 360 градусов. Оператор перед выстрелом отправляет в систему ракеты-торпеды кадр с целью и далее бортовой компьютер ориентируясь на полученную картинку находит самостоятельно цель и наводит на цель торпеду-ракету. Перед атакой все торпеды-ракеты должны быть сброшены в космос. Для исключения детонации в близи командных модулей. Есть возможность корректировки цели по получаемому видеосигналу с торпеды-ракеты. Наводчик на экране всегда будет видеть при необходимости куда летит ракет-торпеда при условии, что не будет помех. Если честно хрень, а не система. Мы ориентируемся на видеоизображение. Нам нужно увидеть цель прежде чем навести на нее ракеты. Поэтому первая ракета при подлете к цели сбросит 72 ракеты с камерами наблюдения, и они перекроют весь сектор доступный для наблюдения у Вас будет детальная картинка всего сектора операции. Связаны все ракеты будут по радиосигналу в одну сеть и сигнал от них будет передаваться как в компьютерной сети выпадает один "глаз" сигнал идет по другому целому маршруту. Увы дальность радиосигнала мы не смогли сделать большой сетка сырая нет автономных источников электричества через 12 часов сеть обе сточиться и сигнал пропадет вообще. Также головная ракета сбросит в пространство 24 ракеты, которые будут дрейфовать вблизи лифта на всякий случай. Бортовой компьютер будет помогать Вам замечать цели. Но программа распознавания сырая мы еще ее не испытывали в космосе так, что надежда будет в первую очередь на ваши глаза. Вот и все. После я часто вспоминал этот инструктаж. Когда ракета носитель вынесла нас на орбиту, когда пришвартовались к нашей ракете. Перелет прошел относительно быстро, где-то он длился четыре месяца. Да было несколько скучно. Но благодаря сильному магнитному полю в командных модулях мы не ощущали дискомфорта, связанного с невесомостью. Наши тела на 90 процентов состоящие из воды за счет диамагнитного ответа нашего тела, выталкивались к "полу" корабля и по ощущениям эта выталкивающая сила, имеющая диамагнитную природу ничем не отличалась от гравитации мы ходили прыгали нормально ели мылись и спали. Минус запрет на инструменты из железа. Но так как это было оговорено заранее то и ничего из метала у нас не было. Если же хотелось экстрима то, можно было спустится в "арт-погреб" в переходной отсек между основными модулями и насладится невесомостью, но не долго так как радиацию никто не отменял, защита в виде сильного магнитного поля была только в кабинах. Кроме нашей головной кабины к арт погребу были пристыкованы еще две аналогичных кабины там тоже были команды из трех человек. И далее если спустится ниже и пролететь сквозь бак с углекислотой, то между баком и двигательным отсеком находился еще один "арт погреб" и к нему пристыковано еще две командных капсулы с экипажами. Бывало, что мы ходили друг другу в гости, хотя Казак Мамай -- это не сильно и приветствовал. Работа была в основном у ребят, находящихся на стыке между баком и двигательным отсеком. Все же ультрафиолетовые лазеры выгорали и их надо было менять. Запас этих "ламп-лазеров" также находился вблизи них. Они лишь сообщали нам о выходе за пределы капсулы для их замены. Больше никаких проблем по технической части мы не испытывали. Системы жизнеобеспечения в наших жилых модулях работала как часики. Единственное, что мне еще запомнилось, так это дозаправка углекислотой наших баков на орбите. Дело в том, что углекислоты в виде снега, или сухого льда, а именно так выглядел переохлажденный углекислый газ, мы могли взять на порядок больше чем если бы взяли его просто в газообразном состоянии. И поэтому при заправке мы дожидались пока углекислый газ в баках кристаллизируется выпадет снегом и постепенно задували туда все новые порции. Времени это заняло долго. Мы висели на теневой стороне планеты и ждали пока поступающий углекислый газ замерзнет. Или остынет, ведь теплоотдача излучением в вакууме пропорциональна площади поверхности и, по закону Стефана - Больцмана, четвертой степени ее температуры. И пока стальные бока топливного бака излучат в вакуум тепло в виде ИК. То надо было время. Вдоль бака были закреплены полоски со свет отражающим покрытием, на чем, то вроде петель. Эти полосы, выполняли роль теплового экрана, поднимались перпендикулярно относительно корпусы во время заправки, давая инфракрасным волнам, исходящим от стального бака, спокойно выходить в космос. А после ложились на корпус и друг на друга в на хлёст. Этакие длинные продольные чешуйки на всю длину бака. Тепловой экран на поверхности топливного бака. Мы надеялись, так, же что он в какой-то мере будет эффективен и от лазера. Ведь от нагрева солнечными лучами он защищал. Если бы не эта система охлаждения углекислоты, то в газообразном состоянии то количество газа которое мы закачали в газ просто разорвало бы нам баки. А так нагревательные элементы, находящиеся в баке по мере нужды испаряли нужное количество углекислоты поднимая давление газа в баке. Эта система считалась резервной так для экономии электричества на стороне куда падали солнечные лучи часть этих экранов поднималось и самом солнце подогревало углекислый газ в баке. Нам оставалась лишь отслеживать давление газа в баке поддерживая это давление постоянным просто регулирую степень освещённости топливного бака, при помощи "лепестков", далее углекислый газ поступал в двигательный отсек в камеру ионизации. Где и происходило ускорение газа за счет "электростатического взрыва". Как сказал Казак Мамая в его мире такой технологии еще нет. Да там ионизируют газы, но инертные и ускоряют их за счет электродвижущей силы. В нашем же случае электродвижущая сила или ЭДС, нужна только для отвода свободных электронов из ионизированного газа. Эффект вернее результат был конечно феноменален. Двигатель был низкотемпературным и мог работать годами, если бы конечно у нас были более надежные ультрафиолетовые лазеры с помощью которых в камере ионизации шла ионизация углекислого газа. Углекислый же газ в пределах солнечных система вообще не проблема. Даже мы сами могли при необходимости быть его источником. Да для этого бы понадобилось время, что бы мы могли надышать его в таком огромно количестве. Но сам факт. По сути мы летели на подножном продукте.
Приготовится выходим на орбиту планеты. Меня оторвала от раздумий команда Казака Мамая, борт Альфа 1 второму третьему четвертому пятому сообщить о готовности. Наш модуль был назван Альфа 1 ребята, находящиеся на резервных модулях соответственно Альфа 2 Альфа 3 Альфа 4, и Альфа 5. Борт Бета и номерации к этой букве, уже относился ко второй ракете. И Сигма это уже был расчет третьей резервной ракеты. Мы ее в шутку называли "бегемот". Из-за огромного топливного отсека, набранного из аналогичных нашему топливных баков. Бегемот он и есть бегемот. Альфа 1 всем расчетам. Фиксирую облучение радаром. Нам засекли на космическом лифте. Получаем запрос об идентификации. Все спутники ушли за горизонт сброс командных модулей. Альфа 2 от стыковка успешная, Альфа-3 в космосе, Альфа -4 за бортом, Альфа - 5 от стыковку выполнил. Сообщите о восстановлении курса. Альфа 2 3 4 5 курс восстановлен. Я слушал отчеты от ребят и потом градом тек с меня. Я никогда не бывал в бою. Паника нападал на меня, а вдруг разгерметизация вдруг вдруг. Но я взял себя в руки. За это время пока я "страдал" все четыре боковых командных модуля от стыковались выровняли курс и шли параллельно нам в сторону лифта. Маневр в хвост. Отдал команду Казак Мамай так как наша ракета стала легче она немножко ускорился и модули стали отставать пристраиваясь нам в хвост змейкой. 2 3 4 5 маневр завершил. Включаю таймер до сброса видео зондов "Глаз". Засеем все тут. Затикал таймер. Взвыл радар. Фиксирую пять шесть целей сообщил я Казаку Мамаю. Что же видимо пришло и мое время. Сброс ракет отдал мне команду. Казак Мамай. Альфа 5 сброс зондов "глаз". Услышали мы отчет экипажа о сбросе зондов. Тут же наши ракеты вышли в космос почти одновременно с зондами из последнего Альфа 5. Черт черт, ругнулся Казак Мамай. Тупа нули. Нам тоже нужны глаза. Как мы это упустили. Я молча активировал экран разбитый на 24 сектора. Если до этого мне было жарко, то сейчас меня прошиб холодный пот. Я не вижу приближающиеся ракеты, да надо было вперед отправить зонды, что бы они передали изображение целей. Спокойно спокойно. Я навел ракеты на лифт и задал режим поиск цели. Вся надежда на программу обработки изображения. Если торпеды раньше дрейфовали рядом с нами веером разлетаясь в стороны, то теперь они устремились вперед. А радар пищал все сильнее и сильнее. Я не видел ракеты противника, где инверсионный шлейф? Просто чернота космоса. Синева планеты. Неужели это конец. На пяти экранах заморгали квадраты я еле в них заметил точки. Увеличить. Дал я команду. Зафиксировать. Атака. Мне показалось, что я услышал, как ракеты включили форсаж и устремились на встречу несущимся нам на встречу ракетам противника. Фантазии сказал я себе. И руководствуясь каким-то шестым чувствам приказал еще пятерым ракетам продублировать цели. Минуты потекли. Изображения с атакующих наших ракет пропало все-таки помехи вблизи планеты были. Я смотрел на радар погасла одна ракета противника. И три наших. Что происходит закричал Казак Мамай? Скорее всего их головная торпеда с детонировала и взорвала три наших. Но у нас еще осталось семь. Погасла еще одна их ракета вместе с нашей. Есть попадание хороший размен один к одному. Осталось, еще четыре вражеских торпеды. Две отрапортовал я Казаку Мамаю. И увидел, что взорвалось опять три нет четыре наших. Опять залп со стороны лифта, десять целей выдал я. Невеселая математика. Две торпеды идет к нам на встречу и две на перехват. Еще 14 ракет у нас. И десть летит. Я запустил команду поиска целей. Погасло две наших торпеды и две чужих. Первая волна вражеских торпед отбита отрапортовал я. Альфа 4 сбросил зонды. Услышал я отчет в эфире, наши коллеги следовали плану. Так засеваем "глазами" это хорошо. Но лучше было бы это сделать предварительно. А то мы тут на головном корабле почти слепые. Цели замечены отрапортовал я. И дал команду десяти торпедам уйти на перехват. Четыре я придержал в резерве. Четыре наших одна их проанализировал я информацию на радаре. Да что же это такое подумал я. И отправил в бой резерв из четырех ракет. Наугад выбрав цели из оставшихся. Понятно, что часть ракет противника как цели осталась не продублированными. Минуты потянулись. Три на три. Ракеты гасли на экране радара как-то нехотя. Альфа 3 сбросил зонды послышалось в эфире. Все же мы следуем плану и приближаемся к объекту. Я просто закрыл глаза. И перестал на какое-то время смотреть на экран как радара, так и монитора все-таки помехи не давали мне учувствовать в бою путем корректировки целей, закладываемых в наводящее устройство наших ракет. И ждал результат ожидая с минуты на минуту попадания по нам. Когда я открыл глаза по звукам я уже понимал, что все наши ракеты погибли. А радар продолжал кричать все сильнее. Мамай. Одна ракета-торпеда прошла, до столкновения время не известно визуально ракета не наблюдается радар такой информации не дает. Хоть бы одну внешнюю камеру. Альфа 2 сбросил зонды услышал я отчет. Казак Мамай мне кивнул пристегнись, хотя я и так был пристегнут. Альфа 2 ты солнышко закричал Казак Мамай. Вижу телеметрию. На экране стало видно приближающуюся к нам торпеду. Дать отчет до столкновения скомандовал мне Казак Мамай. Я не понимал, что он хочет сделать, но включил звуковое сопровождение таймера. В "Глаза" были встроены лазерные дальномеры, я включил один принудительно и навел на ракету и дальномер четко зафиксировал расстояние до ракеты. Десять девять восемь и мать пере мать. Мир перевернулся. Мы отстыковались и ушли в сторону. Целко закричал Казак Мамай и я увидел, что в то место где только что были мы врезалась чужая ракета и вспышка ослепила нас. Мы кувыркаясь летели куда то в сторону. А Казак Мамай пытался остановить вращение и скорректировать курс на лифт. Бета Альфе окно закрывается спутники ложатся на круговую орбиту принимаем бой. Удачи Вам ребята. Я же завороженно смотрел на то что осталось от нашей ракеты, картинка восстановилась. Весь топливный отсек напоминал розочку. Его разворотило в стороны аж до середины. Обломки солнечных батарей парили рядом. Раньше они веером расходились у основания бака возле "арт погребов". Удар был такой силы, что отломались и те, солнечные панели которые расходились веером и возле отсека с двигателем. Вокруг летал остывающий газ, а из рваных ран наружу высыпался или вылетал сухой лед, застывший углекислый газ. Ракета противника четко легла в то, место где была пришвартована наша капсула модуль. Арт погреб разметало в клочья. Он просто не наблюдался. Такой силы была детонация. Альфы отчет закричал в эфир Казак Мамай. Альфа 2 первому, иду на стыковку, Альфа 3 первому иду на стыковку, Альфа 4 первому иду на стыковку. Альфа 5 первому иду на стыковку. Фуф похоже прорвались сказал мне Казак Мамай. Да не было у них в проекте мест для установки лазерного оружия. Но ведь они могли уставить его позже. Но нет никто из лазеров по нам не стрелял. Видимо установка внешних лазеров требовала больших переделок, и скорее всего от них отказались, тем более что пополнить боекомплект ракет с планеты решаемая задача, в общем закончил Казак Мамай будем считать, что нам повезло. И вообще я думал, что половину из нас выжгут на подлете. Чему-то улыбнулся Казак Мамай. Видео Зонды, сброшенные с Альфы 2 летели рядом с нами, и мы могли наблюдать благодаря им как махина Космического лифта постепенно увеличивалась. Ближайшие стыковочные узлы были уже зарезервированы подлетевшими первыми, мы обогнули лифт развернулись шлюзом в "полу" нашей капсулы к шлюзу на борту лифта. И перевели режим стыковки на автоматику. Дальше просто сидели и смотрели на приближающийся шлюз на экране. Ганс сказал в микрофон Казак Мамай готовься твой выход. Наш третий член экипажа хоть и мог находится рядом с нами, кресло для него было. Но необходимости в нем не было. Он ждал уже нас с оборудованием возле шлюза. Альфа 2 пристыковался, Альфа 3 на месте, Альфа 4 есть контакт, Альфа 5 стыковка успешно произведена. Пошел доклад. Мы же еще только приближались. Альфа 2 открываем шлюз разведка, остальные ждут. Отдал Команду Козак Мамай. Я понимал, что если даже мы проникнем во внутрь, то вырваться из-за внешних спутников мы не сможем. И несколько волновался за команду Браво, которая должна была расчистить нам путь домой. Но на связь они пока не выходили. Стыковка. Ганс стал закачивать воздух между шлюзами. Альфа 2 доклад. Чисто прошли шлюз вскрываем дверь в саму станцию. Всем командам синхронизироваться и делать все на один шаг после Альфа 2. Пошли ребята. Сказал Казак Мамай. Берегите себя теперь каждый сам за себя. Мы прихватили с собой анти лазерные щиты, которые какое-то время могли держать лазерный луч и кинетическое оружие. Но если большой калибр. То они бы нам не помогли. Альфа 2 помещение обезвоздушено веду бой. Гравитации нет. Лазерные турели на потолке. Отлично подумал я. Раз безвоздушное пространство значит и нас ждет скорее всего только лазерные турели. Я взял щит и толкнул ногой разблокированную Гансом дверь шлюза. За мной шел Казак Мамай с бластером, потом Ганс он тащил за собой парящую в воздухе газовую горелку и блок для взлома или подмена компьютера я так толком и не понял, что они там на планировали. Магнитные ботинки несколько напрягали с непривычки. Зато щит был почти как пушинка. Меня ослепила вспышка от лазера я зажмурился и спрятался за щитом. А Казак Мамай стрелял поверх меня. Он выжигал турели с одного выстрела. Ганс лишь подавал ему наши перезаряженные им Лазеры. Как это ни странно мы продвинулись дальше всех. Остальные все же задерживались для подавления турелей намного дольше нашего. Хорошо хоть пока не было жертв. Казак Мамай настаивал на осторожности. И если не можете не лезте. Так он сказал по радио. Да одно дело стрелять при гравитации. В имитирующем рукав и рукавицу скафандра комбинезоне. И другое дело огромной ручищей стрелять из лазерного пистолета револьверного типа. В темноте, на вспышку. Я еще на тренировках заметил, как это неудобно. Огромная рукоять у лазера-револьвера, и гипертрофированный огромный спусковой крючок. Как раз все рассчитано под перчатку скафандра. Казак Мамай похоже ругался и говорил, что-то про некий лазерный или инфракрасный прицел, которым надо будет снабдить этот пистолет. Я честно мало понимал, о чем он говорил. Мое дело было держать раскаленный щит. Хорошо керамика еще держалась. Так мы и добрались до центральной серверной. Я неся щит, Ганс перезаряжая револьверы-лазеры конденсаторами, а Казак Мамай выжигая турели. По всем направления кроме нашего атака захлебнулась. Ганс ворвавшись в серверную нашел нужную стойку и педантично открутив все крепления резко выдернул как он объяснил центральный процессор и блок памяти с операционной системой. И тут везде включился красный аварийный свет. Далее вставил наш ящик и ничего... Что спросил Казак Мамай? Похоже отключился основной генератор энергии ответил Ганс. И мы не знаем, что это. На схеме не было написано "генератор" или иное, что. Просто вводной блок. Так вот энергии нет. А вот это все, что горит запитано от аккумуляторов встроенных в аварийные лампы. Если питание пропадает они переходят на питание от внутренних аккумуляторов. Жесть. Сказал Казак Мамай. Что-то мне подсказывает, что включилась некая система самоликвидации. Вполне возможно сказал, нам Ганс. Мы брали в качестве резервного блока питания аккумулятор на магнитах. Дай команду, что бы все свои несли сюда. Попробуем запустить компьютер и разобраться что к чему. Я устало вздохнул, так хотелось что бы все уже закончилось. Бой очень измотал меня и не известно было, что там за бортом. Для связи с бета и сигмой нужно было оказаться в рубке. Опять недоработка наша. Ведь можно же было эту проблему предусмотреть и решить заранее, ретранслятор какой ни будь программный на борту установить. Ну да всего сразу не учтешь. Тем временем подтянулись наши собратья по бластеру. С генераторами. Тем временем Ганс нам объяснял. Смотрите я запитаю серверную и посмотрю логи последних активностей. То, что мы заменили центральный процессор с памятью где хранится операционная система. Мы просто обошли систему защиты, так бы нам пришлось подбирать пароль, проходить аутентификацию по голосу может еще и ДНК и судя по тому, что я тут по отключал еще и сетчатку, и отпечатки пальцев. Что в скафандрах не очень удобно. Сейчас мы все это обошли и вот вуаля мы зашли в систему и можем обращаться ко всей памяти в этой серверной. Значит так вот нашел схему план станции-лифта. Вот помещение где у нас было помечено ввод. Ганс аж присвистнул ничего себе. Что что? Зашептали все вокруг. Компьютерщики были и в других группах, и они ближе обступили Ганса. Который пытался что-то выжать из компьютера. У нас проблема ответил Ганс. Система развоздушена. Все оборудование греется вентиляции нет. Я не знаю минута две и все сдохнет. Тут что-то задымилось и экран напротив Ганса потух. Задница Задница. Парни тащите ваши дубли компьютера. В общем пока Ганс выудил то, что нам нужно. Сгорели почти все наши дубли, которые мы тащили с собой. Кроме одного который Ганс на отрез отказался задействовать. Кто мог это предусмотреть? Да могли бы. Пчелы ты все ломали в атмосфере. А у нас все развоз душено. Так Ганс не молчи, сказал Казак Мамай. Что ты узнал? Все плохо. В общем я разобрался в схеме электроснабжения. Если мы не восстановим электропитания у нас ничего не будет. Нет никакого реактора. Местные запустили четыре солнечных электростанции, и подавали электричество сюда на антенное поле. Поэтому и ввод на схеме просто ввод. Основную часть электричества космический лифт сбрасывал на поверхность планеты. Тут некий аналог однопроводной схемы передачи электричества, КПД запредельное. Что-то связано с токами смещения. Толком ничего не понять. Но это электричество отправлялось по рукаву в низ на поверхность планеты, так они и получали энергию от местного Светила и берегли озоновый слой. Поэтому и атомных электростанций у них нет. Не развилась у них эта технологии из-за ненадобности. Но из 4 станций на сегодняшний день осталась только одна три не пережили войну. И то ли выключились, то ли сошли с орбиты. Информации нет. Все это время лифт обслуживался одной дальней орбитальной станцией. После того, как мы захватили станцию. Электростанция перестала подавать энергию. И вот, что еще тут очень интересная конструкция лифта. Представьте себе, что рукав по которому идет в низ электричество это именно рукав. Канал, труба при чем с воздухом атмосферой. Местные поднимались сюда с поверхности при помощи винтов, машин с пропеллером. Вертолетов, что ли? Cпросил Казак Мамай. Может и так оно называется. Любой атмосферный двигатель подойдет, что бы сюда доставить груз с поверхности планеты. Так вот рукав начинается возле земли, и идет к верхнему отсеку где мы есть сейчас. И по всей длине рукав заполнен воздухом, хотя часть его находится в вакууме в космосе. И этот воздух в рукаве использовался также и для поддержания орбиты верхней кабины космического лифта, где мы сейчас. Коректировка орбиты прекратилась с момента отключения от электрической солнечной орбитальной электростанции. Процесс схода с орбиты запущен. И сколько у нас времени спросил я у Ганса. Без понятия Жуль, без понятия. Имей я под рукой компьютер могли бы что-то узнать. Но у нас остался один комплект. И если мы его подключим от также сгорит от перегрева. Хорошо, а как заставить электростанцию вновь подавать нам электричество? Выйти с ней на связь ну и пройти процедуру опознания свой чужой. Но опять же нам для этого надо нужен компьютер, генераторов хватает радиостанцию тоже сможем запитать. Но ее тоже надо охлаждать иначе сгорит. Походу дела надо выгребать блоки памяти и улетать сказал Ганс. Операцию провалена. Так спокойно сказал Казак Мамай, во-первых, не факт, что у нас есть возможность вернутся. Орбита спутников охранников уже изменилась и никакого окна у нас больше нет. И они будут летать скорое всего ровно столько сколько будет висеть этот лифт. Скорее всего зная, что лифт после захвата сойдет с орбиты они уже особо не переживали за судьбу спутников сторожей который так кардинально сменили орбиту. И рано или поздно упадут в атмосферу. В общем мы в западне. А спустится на Землю? Спросил один из техников. По регламенту весь персонал при атаке эвакуировался на поверхность планеты. То есть все спускаемые аппараты на дне рукава. Можем проверить, но скорее всего так и есть. Ганс с кем-то связался по рации. Да так и есть он с кем то говорил, по закрытом от общака каналу. Ребята обследовали нижние уровни. Пусто пустые ангары. Никаких спускаемых механизмов. Мы в ловушки. Я задумался. Что-то крутилось на краю сознания. Стойте, Вы говорите рукав полностью заполнен воздухом? А как произошла разгерметизация всех помещений? Точно понял, мою мысль Казак Мамай. Мы знаем, что все меж отсековые переходы перекрываются дверями с механическими запорами. Они все открываются в ручную. Значит, разгерметизация была произведена тоже в ручную. Тут все делалось так, чтобы было отказоустойчивым. А раз так то нам надо найти эти внешние люки закрыть их и открыть те шлюзы которые обращены в рукав. Так у нас появится воздух. А далее подключаем компа подключаем наши источники электричества. И пытаемся связаться с орбитальной электростанцией. Ганс что-то опять сказал, по закрытому от нас каналу. Да наши техники обследовали ангары, в общем судя по надписям на местном наречии там есть и аварийные выходы. По виду обычный шлюз но в полу. Скорее всего с обратной стороны находились спасательные эвакуационные модули. Персонал выпустил воздух. Дошел до этих шлюзов вскрыл их сел в спасательные модули. И отшвартовались спустившись в низ. Эти шлюзы можно открыть они не заблокированы. Ручки разблокировки прокручиваются.
Что же давайте искать как была произведена разгерметизация. И распределив людей Казак Мамай отправил группы прочесывать сектора. И закрывать все, что найдут. Благо запас воздуха был в наших модулях на которых мы прилетеле и периодически группы возвращались к себе на борт, что бы передохнуть и пополнить запас воздуха в скафандрах. Успехов не было. Мы уже почти сутки были на ногах. Мамай, а давайте поставим себя на место местных. Ну давайте. Кто последний покинул это место? Скорее всего военные ответил мне Казак Мамай. Они прежде чем разгерметизироваться корпус лифта должны были убедится, что все гражданские ушли. Кроме этого это могли сделать только те, кто имеет скафандры под рукой, а это только военные. Вся местная вентиляция должна быть связана с этим местом так или иначе. И с военными тоже. Надо, например, кого-то устранить или отключить по месту воздухообмен, или вентиляцию мало ли какая ситуация. Значит военные, хорошо. Ганс очень внимательно слушал нас. А потом сказал, Вам надо искать места с аппаратами для запуска ракет-торпед. Они дают последний бой и потому уходят. Смотрим схему. Вот и вот, и вот. Написано "зона обороны" да уж очень подробную карту подарили нашим предшественникам потенциальные противники. Ну как потенциальные? Как оказалось, очень даже настоящие ответил я Гансу. Ладно так Казак Мамай связался с группами поиска. И направил их в "зоны обороны". Все оказалось просто и примитивно. Ракеты-торпеды подавались в пусковые аппараты. По нам было выпущено шестнадцать торпед. И вот эти шестнадцать пусковых аппаратов и были закрыты все остальные открыты и именно через них была осуществлена разгерметизация. Навскидку мы насчитали около сотни пусковых аппаратов, блоки по пять ракет, залпового огня. И все арсеналы где должны были хранится ракеты были пусты. Почему военным никто не пришел на помощь и не подвез ракеты? Было совершенно не понятно. Видимо отстреляв все и отбив атаку они все эвакуировались. Но почему не вернулись? Загадка.
В ручную помогая друг другу мы закрыли все пусковые аппараты. И открыли эвакуационные шлюзы. Воздух заполнил все помещения очень быстро да не работала вентиляция и многие помещения были закрыты и обезвоздушены, но нам не было нужды открывать все помещения, главное, что основные коридоры были завоз душены, и серверная плюс помещения где мы побывали и оставили двери открытыми. Что было даже очень достаточно как для начала. Далее наши компьютерщики запустили компьютер нашли как происходить опознание свой чужой и немножко зависли. Думайте говорил им Казак Мамай думайте. Я же просто заснул от усталости прямо в серверной. Меня разбудили и отвели спать на модуль, туда где была псевдо гравитация. Пока я шел. В шлеме услышал эврика, что же эврика значит эврика сняв шлем я прямо в скафандре рухнул к себе на кровать у себя в каюте. Эврика это было последнее, что я услышал. Жаль, что я не успел уточнить, как дела у других думал я проваливаясь в сон. Наши из группы Бета выжили, ну почти. Было три погибших. Даже нечего хоронить было. 120 ракет казалось это сила, но не против лазеров. Спутники покрошили практически все ракеты. Пока ребята не стали атаковать с нескольких сторон одновременно и посылать в перемешу с ракетами зонды "глаз". Мусор от погибших ракет и зондов ослабил действие лазеров и только после этого они были сбиты. Звучало как-то странно, но нечто похожее в виде фольги использовалось вроде и в мире Казака Мамая против лазеров по крайней мере он мне рассказал, что читал про такие проекты. А парни просто неудачно подставились все начали уходить после сброса ракет в стороны от эклиптики, или от плоскости в которой двигались спутники, а этот экипаж повернулся при маневрировании соплом или шлюзом, в задней или нижней части модуля. Там, где нет никакой керамики. Видео показало просто запекшийся сплавленный метал под коркой из керамики. Ошибка небрежность?! Трудно было сейчас сказать, возможно столкнулись с чем-то или облетали. Один выстрел. Было видно, что Казак Мамай очень расстроился. Хоть и не он командовал этой группой. В этом экипаже должен был быть я. Если бы не напросился в команду к Казаку Мамаю. Как это ни странно спутники повредили в ракете Бета именно двигательную установку. Скорее всего из-за более высокой температуры этого модуля выбрав ее приоритетной целью. Другого объяснения мы не нашли. Лазеры прожигали двигательный отсек насквозь и по оплавляли сопла как основное, так и рулевые совмещённые с тормозными. Были попадания и в топливный отсек, но похоже зеркальная термо защита сработала. И главное каким-то чудом солнечные батареи на девяносто процентов были целы. Они веером торчали с торцов топливного бака и похоже, что оставались работоспособны. При транспортировки они складывались вдоль топливного бака как крылья стрекозы. Эта команда тоже, как и мы решили не складывать солнечные панели. Может бы если бы они сложили хотя бы сектор расположенный в начале двигательного отсека. Что бы эти солнечные панели прикрыли бока этого отсека. То может и двигательный отсек так бы не пострадал. Все это я отметил на автомате. Будет разбор боя. Надо будет все обсудить. Не было нужды идти в бой с развернутыми солнечными панелями. Это наша ошибка. Радовало, что визуально на топливном отсеке сквозных дыр мы визуально не заметили. Пока я спал, также на орбиту планеты вышел комендант Немо на ракете Сигма. И все выжившие экипажи с Беты пришвартовались к его "арт погребам". Влились в его экипаж. Но я всего это уже не видел, так как сон взял свое. Мы справились приблизительно за сутки. Первая звездная битва была нами выиграна.



Лемешко Андрей

Отредактировано: 28.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться