Каждый день с тобой

Размер шрифта: - +

Глава 3. Передых. Новые трудности

Прошёл месяц, как Сугуро приехал на ферму, где собственно и познакомился с Казуко и её семьёй. Впечатление у него осталось хорошее, особенно когда его так тепло встретили, показали дом, дали уютную комнату… Правда, приходится горбатиться, работая на ферме, но ему не бывает скучно, ведь он не один — с ним Казуко, которая помогает и поддерживает, садовник Миллер, и подростки, с которыми Сугуро успел познакомиться за этот месяц.

      Рин практически каждый день работал на ферме, делая передышку лишь в полдень и поздно вечером. Казуко делала всё быстро, он не успевал делать следом за ней, девушка объяснила, что он просто не привык, у него ещё есть время, чтобы руки осознали свою работу.

      Казуко говорит, что Рин уже лучше справляется. За целый месяц, что он здесь, работать ей стало намного легче, нежели, когда она была одна. Каролина и Клин радуются, что Казуко стала более или менее разговорчивой, смеётся, веселится. За этот месяц, что Рин проводит на ферме, хозяева закупили несколько лошадей, среди которых был один из красивейших лошадей мира — Рокки-Маунтин — лошадь скалистых гор, которая сразу же приглянулась Рину. Кататься на новых лошадях запрещалось, однако Рин ухаживал за всеми ими, включая Вереза — когда Казуко была занята, у Вереза редкая порода — мустанг, поэтому за ним должен быть соответствующий уход. Рокки-Маунтина, Рин, тайком, назвал Бэби, чтобы окликать её, лошади это имя пришлось по душе, и она с удовольствием окликается на него. Рину так понравилась Бэби, что он часто стал проводить время в конюшне, что не было не замечено Казуко. Она решила посмотреть, чем же он занимается там.

      Это случилось поздно вечером, когда после ужина Каролина попросила Рина проверить конюшни. Но он задержался там, и Казуко решила проверить, что случилось. Зайдя в конюшни, Казуко стала свидетелем картины: Рокки-Маунтин спит, как обычно, стоя, а на сене, недалеко от него, с книгой на лице, посвящённая именно этой породе, сопит Рин. Казуко улыбнулась, ведь только сейчас Рин начал интересоваться лошадьми, и она заметила, что особое предпочтение он отдаёт именно Рокки-Маунтину. Казуко не знала, что Рин дал ей имя, поэтому не могла приручить Рокки — так Казуко называла эту лошадь. Девушка укрыла парня своей курткой, которая была тёплой, а сама отправилась в дом.

      В комнату Казуко зашла Каролина, чтобы пожелать дочери спокойной ночи.

— А где Рин, я не застала его в комнате? Вышел куда-то? — поинтересовалась Каролина, закрывая окно в комнате. Казуко уже полулежа, сидела в кровати, читая книгу, включив ночник. Девушка училась заочно в университете, иногда приезжая на экзамены в Манилу. Книга, которую она читала, была посвящена основам первой мед. помощи животным. Хотя и сказала Рину, что собирается быть дизайнером, она решила посвятить жизнь заботе о животных.

— Он в конюшни, — ответила Казуко, закрывая книгу и кладя её на тумбочку, — рядом с новой лошадью.

— Рокки? — поинтересовалась Каролина, — да, прекрасная порода. Пойду, заведу его в дом. — но Казуко остановила её.

— Не нужно, мам, — попросила Казуко, — он так сладко спит. Пусть до утра останется там. Я по себе знаю, что находится в окружении лошадей — полезно для здоровья и психики. — Каролина спорить не стала, выключила ночник и направилась к двери, но открыв её, остановилась.

— За этот месяц ты так похорошела, милая, — улыбнулась Каролина.

— В смысле?

— Рядом с Сугуро ты, прям, расцвела, — в темноте Каролина не могла увидеть, что дочь покраснела. — Хорошо, сладких снов, — и вышла из комнаты.

      Казуко крепко спала ночью, будильник она никогда не заводила, не было надобности. Внутренние часы её сами будили, даже до петухов вставала, обычно в 5 часов утра уже идёт умываться. Однако в этот раз Казуко настолько крепко заснула, что не услышала ржание лошади в конюшне, а проснулась от того, что кто-то стучал в дверь. Казуко продрала глаза и сладко потянулась.

— Кто там? — спросила девушка.

— Тамикико-чан, вставай! — это был Рин. Проснувшись, девушка поняла по голосу, что Рин взволнован. Казуко вскочила с кровати, накинула кофту, и открыла дверь, действительно, на лице парня застыл ужас.

— Господи, Сугуро, на тебе лица нет! — воскликнула девушка, — что случилось в такую рань?

— Верез, он… — от одного упоминания о своём любимце, заставило сердце Казуко сжаться. Особенно, когда Рин говорит с таким выражением лица.

— Что с Верезом? — ужаснулась Казуко.

      Сугуро привёл Казуко к конюшни, и девушка услышала испуганный крик своего любимца. От одного крика внутри всё сжималось от боли.

— Я пытался его успокоить, но не получилось, — сказал Рин. Казуко увидела, наконец, на руке парня порез и схватила его за руку.

— Дурак, он же мог убить тебя! Раздавить! — крикнула девушка и ударила парня по макушке.

— Не хотел будить тебя, думал, что успокою его, и ты даже не узнаешь. Но мустанга трудно приручить, он будет слушаться лишь своего хозяина. Поэтому мне ничего не оставалось, как побежать за тобой.

      Казуко понимала, что кроме неё, усмирить Вереза никому не удастся, поэтому смело открыла ворота конюшен, и зашла внутрь, а Рин остался стоять между ворот. Верез встал на дыбы, бился в истерике. Такое бывало крайне редко, за тот месяц, что Рин провёл здесь, такое впервые, а вот для Казуко это, конечно, не новость. Казуко стала медленно подходить к мустангу, сохраняя при этом безопасную дистанцию.

— Верез, — сказала Казуко, но мустанг не слышал её, — мальчик! — слово, и мустанг стал на четыре ноги, — всё хорошо, мальчик мой, всё хорошо! — он начал бить передним левым копытом по земле, отходя назад. В стойло даже заходить не хотел. — Что случи… — стоило Казуко заглянуть в его стойло, как её лицо исказилось ужасом. То, что так напугало Вереза — это гадюка. На ферме их было достаточно, но обычно их прогоняли Каролина и Клин, Казуко не решалась браться за это дело.
Гадюка была длинной, и ей хватило бы того расстояния, чтобы укусить Казуко, однако девушка стояла неподвижно, и затем медленно повернулась к ней. Рин не понял, что произошло. Возле ноги девушки нашлась небольшая палка, Казуко медленно взяла её, и протянула гадюке, надеясь, что ту это хоть как-то отпугнёт, но это не сработало. Гадюка сделала резкое движение телом, и Казуко еле успела уклониться от её острых зубов. Девушка упала на спину, а когда гадюка начала наступать, Казуко начала отползать назад. Увидев, что стало причиной бунтарства Вереза, Рин увидел ужас на лице девушки. Гадюка уже была готова напасть, как вдруг резким движением, Рин отрубает её голову ребром железной лопаты. Капли крови брызнули Казуко на лицо, и она ужаснулась. Посмотрев на своего спасителя, девушка была готова расцеловать его.

      После этого происшествия, оба сходили в душ, и сели завтракать. На завтрак был омлет, несколько пирожных и парное молоко. Рин и Казуко спокойно завтракали, но парень решил задать вопрос, который с самого утра так и просится вырваться наружу.

— Ты боишься змей? — поинтересовался Рин. Вилка с кусочком омлета застыла в миллиметре от рта Казуко, видимо вопрос был неприятен для неё.

— Да, у меня офидиофобия, — подтвердила Казуко (прим.автора: офидиофобия — боязнь змей). — Не хотела, чтобы ты знал о ней.

— Если бы не сегодняшний инцидент, это так и осталось бы тайной, — сказала девушка, запивая омлет молоком.

— Из-за чего ты боишься змей? — Казуко молитвенно посмотрела на Рина, предлагая закончить этот ужасный разговор, — скажи мне. Я имею право знать. — Казуко тяжело вздохнула, и оставила в сторону тарелку с недоеденным омлетом.

— Ещё когда я жила с биологическими родителями, у меня был младший брат, его звали Бани, — начала рассказ Казуко, — у нас с ним была разница всего в два года. В тот ужасный день, мне исполнилось 8 лет, а ему 6, мы родились в один день, только года разные. Наверное уже на тот момент родители думали о том, чтобы сдать меня и брата в детский дом.

— Но, тогда почему ты одна? Где Бани?

— Мы гуляли на природе в тот день, и Бани укусила гадюка. Я испугалась, и побежала к родителям, держа брата на руках. Они сказали, что до свадьбы заживёт, поленились поехать в больницу. Через 2 дня, укус загноился, и лишь тогда, когда родителей не было дома, соседи вызвали скорую помощь. Моего брата, и меня — как сопровождающего, на машине скорой помощи отправили в больницу, однако доехать мы так и не успели. Бани умер на полпути к больнице. Родителям позвонили, и они забрали меня. Похороны состоялись через 3 дня после смерти Бани. Я начала ненавидеть родителей именно после смерти брата.

— Почему именно после трагедии? — спросил Рин. Казуко допила молоко, и встала.

— Потому что они устроили пышные похороны, будто радовались, что Бани умер, — и поднялась на второй этаж.

      Рин убрал со стола, и направился следом за Казуко. Встретил он её, когда направлялся в гостиную, где были Каролина и Клин. Казуко и Рин получили благословение взрослых на сегодняшний день, когда поднесли их пальцы ко лбу.

— Какие…

— Какие на сегодня будут поручения? — спросил Рин, не дав Казуко спросить первой. Каролина улыбнулась.

— Казуко, сегодня ты остаёшься за старшую, — сказала женщина.

— Что-то случилось? — удивилась девушка.

— Да. Меня вызвали на работу, и попросили приехать. А Каролина заедет к своей маме, чтобы помочь по дому, — сказал Клин.

— Я поняла. Сколько вас не будет? — спросила Казуко.

— Неделю, — ответила Каролина, — мне ещё нужно заняться мясным магазином. Что-то разленились там работники, поухаживаю за мамой, а Клин отработает свои смены, на которых он не был. Так, на сегодня вам нужно съездить в город, и закупить пшено для кур, корм для свиней, и обновить аптечку. — Казуко кивнула. — Деньги я оставила на твоей тумбочке, Казуко, там хватит на всю неделю, тратьте столько, сколько понадобится, но чтобы хватило до нашего приезда. — и посмотрела на Рина, — твой аванс за этот месяц лежит в твоей комнате под подушкой. Можете погулять, и отдохнуть.

— Благодарю, мадам Каролина, — Рин почтенно поклонился. Каролина улыбнулась.

— Хорошо. Нам уже пора, а вы здесь не скучайте!
Рин и Казуко проводили Каролину и Клина, помахав рукой вслед, и могли вздохнуть с облегчением.

— Первый выходной за этот месяц, — сказал Рин, — я думал, что его никогда не будет.

— Чепуха. Каролина и Клин часто давали нам отдых, ты просто забыл об этом.

      Казуко и Рин собрались в город, взяли деньги, которые Каролина и Клин оставили им, и поехали на велосипедах до остановки. Оставить на остановке велосипеды не страшно, их никто забирать не станет, повесил замок, и всё.

— Не думал, что здесь ездят автобусы, — честно признался Рин.

— Сугуро, ты будто на другой планете родился, — возмутилась девушка. Автобус уже почти проехал остановку, но Казуко вовремя подняла руку, показывая большой палец, и автобус резко останавливается.

      Парочка заходит внутрь, и Рин видит, как водитель грозно посмотрел на Казуко.

— Уже в который раз я из-за тебя так резко останавливаюсь, Казуко, — возмутился водитель. Он был бородатым дядей в клетчатой рубашке, Рин усмехнулся.

— Дядя Вили, простите, — взмолилась Казуко.

— Ладно, иди, садись, место твоего обзора ещё не занято! — сказал водитель. Девушка улыбнулась и направилась к своему месту. Рин тоже хотел пойти туда, но вопрос водителя остановил его. — А это что за молодой человек? Твой парень? — Казуко покраснела.

— Нет, что вы, — воскликнула Казуко, — это Сугуро Рин — мой помощник на ферме. Каролина и Клин приняли его на работу около месяца назад.

— А, понятно, — улыбнулся водитель. Рин дотронулся его пальцами до своего лба, — добро пожаловать.

— Благодарю, господин Вили, — сказал Рин.

— Зови меня дядя Вили, меня все так называют, — улыбнулся водитель. Дверь закрылась, и Рин поспешил сесть рядом с Казуко. Как только место рядом с ней было им занято, девушка сразу же придвинулась к окну, и ткнула куда-то пальцем.

— Смотри! — сказала девушка, — вон туда мы едем!

      Увидев большое колесо обозрения, парень удивился. Казуко рассказала, что городок, ближний к посёлку, хоть и маленький, но товаров там завались. И там есть, где можно бы было погулять. Ехать до города примерно полчаса, но водитель решил специально для Рина устроит экскурсию, и ехать медленнее, Казуко сразу это поняла, и начала рассказывать другу о местности, в которую они едут.

      Оказывается, пока Рина не было ещё на ферме, Казуко часто ездила в город, чтобы посидеть в интернете, или сходить в кинотеатр, но также парень узнал, что из-за своего ужасного прошлого, которое стало известно одноклассникам, Казуко стала изгоем, и в скором времени распрощалась со старыми друзьями, поэтому всегда была одна.

      «Не удивительно, что она была рада, что я приехал!» — подумал Рин.

      Чтобы запечатлеть хорошие моменты, Рин достал телефон, включил фронтальную камеру, и сфотографировал Казуко. Девушка вовремя повернулась, поэтому её лицо озаряла улыбка, фото вышло прекрасным, хоть на нём и был лишь глаз Рина, остальное место занимала Казуко. Девушка также решила сделать несколько фотографий. Получилось неплохо.

— Остановка: Полипарк! — объявил водитель и посмотрел в зеркало заднего вида. Казуко не глядя на водителя, подняла вверх большой палец. — Отлично, остановка! — оплатив проезд, ребята вышли. — Казуко, сегодня в 18:05, — сказал водитель.

— Так рано? — воскликнула девушка.

— Да, — сказал водитель.

— Хорошо, тогда в 17:50 мы здесь, как штык! — и автобус уехал, — так, а теперь, пойдём!

      Казуко повела Сугуро в город. Вход был оборудован большими воротами, и зайдя туда, Сугуро раскрыл глаза от удивления.

«И это… Небольшой городок при посёлке?» — подумал про себя парень.

      Маленьким городом этот назвать нельзя было. Вокруг дороги, рыночки, магазинчики, дома-многоэтажки, как можно считать его маленьким? Казуко быстрым шагом направилась вперёд, подгоняя за собой Сугуро. Они зашли в центральный рынок. По словам Казуко, он самый большой в городе, поэтому закупается их семья именно здесь. Да, рынок выглядел, как центральная площадь: убрано, ни одной бумажки или пустой бутылки не лежит на земле, поразительно. Сугуро прибавил шаг, чтобы не потерять Казуко. Они подошли к прилавку, где Рин увидел бородатого мужчину в кепке, увидев Казуко, он улыбнулся. Девушка поздоровалась с ним, как положено.

— Господин Чен, как обычно, пожалуйста, — попросила Казуко.

— Для вас всё самое лучшее, — улыбнулся продавец, и ушёл запаковывать товар.

— Он тебя знает?

— Конечно. Мы с родителями каждый месяц закупаем у него пшено и другие продукты на ферму. Исключение только лошади и свиньи, для них еда у нас всегда найдётся и без лишних затрат. Господин Чен знает меня ещё когда я только появилась на ферме. — сказала Казуко.

      Чен поставил три пакета возле прилавка, и девушка предупредила его, что когда Каролина и Клин будут возвращаться, они заберут оставшиеся мешки с пшеном и зерном. Чен улыбнулся, и когда Казуко расплатилась, они с Сугуро взяли пакеты и направились дальше. Специальные «тачки» можно было взять напрокат. Когда уходишь с рынка, просто оставь их у входа, и повесь замок, никто даже не притронется. Взяв одну такую, ребята поспешили в другую часть рынка. Купить нужно было и некоторые продукты. Казуко сказала, что будет жарить курицу, а на ферме они ещё не годятся для того, чтобы их рубить, поэтому придётся купить здесь. Купив еды, отправились в другой отдел, он находился, чуть ли не в центральной части, где продают одежду. Казуко сказала, что ей нужна рабочая одежда, и Сугуро это не помешает. Купив вещи, парочка направилась в какое-нибудь кафе, чтобы подкрепиться, уже больше 5-ти часов ходят по рынку. Забронировав столик, ребята сделали заказ.

— Мне, пожалуйста, лапшу из рисовой муки, мясную запеканку, сладкий салат из ананасов, и кокосовое молоко. — сказала Казуко.

— А вам, господин? — спросил официант.

— Рис с мясным гарниром, суп Каре-каре, сладкий салат, только из манго. Свежее выжатый сок апельсина, спасибо, — отдав меню официанту, он налил себе воды, чтобы остудиться. — Часто ты обедаешь здесь, когда бываешь на рынке?

— Когда деньги позволяют, тогда обедаю, — сказала Казуко.

— Чем увлекаешься в свободное время, — вопрос застал девушку врасплох.

— Ты решил поинтересоваться моим хобби?

— А что здесь такого удивительного.

— Я люблю рисовать и писать стихи, — сказала девушка, — в большинстве случаев моими музами являются лошади и родители.

      Из разговора, Рин узнал, что Казуко прекрасно натренирована и в школе по физкультуре была отличницей. Она характеризует это тем, что много работает на ферме, поэтому и мышцы у неё крепкие. Также у неё много творческих наклонностей, например, как она уже сказала — рисование и письмо. Рин поведал, что он любит сочинять песни и пишет музыку, правда в университет искусств его так и не приняли. Время шло уже к 3-м часам дня. Ребята вышли на улицу, и уже собирались идти к выходу, как вдруг Рин вспомнил, что забыл телефон на столике в кафе, оставив Казуко на улице ждать его, помчался назад. Девушка так спокойно и стояла бы, если бы её кто-то не дёрнул за плечо. Обернувшись, Казуко встретилась с такими же голубыми глазами, как и у неё самой.

— Казуко?! — прозвучал женский тонкий голос прямо возле её уха. Позади Казуко стояла белокурая женщина, одета в сарафан и туфли на каблуках, она со слезами смотрела на Казуко, будто узнала в ней кого-то. Не знаю, как эта женщина, но Казуко мгновенно узнала её. Рядом с женщиной будто из-под земли появился мужчина.

— Так вот где ты была все эти годы! — воскликнул мужчина, и схватил её за запястье, — пойдём, мы заберём тебя домой! — но Казуко поспешила вырвать своё запястье из хватки мужчины.

— Никогда! — крикнула девушка на всю улицу, — я никогда не вернусь к вам! — женщина была возмущена таким поведением, а мужчина ещё сильнее сжал запястье Казуко.

— Ещё как пойдёшь! Тебе уже есть 18, значит, ты обязана нас обеспечивать!

      На крик прибежал Рин, который как раз вышел из кафе. Увидев, что к Казуко кто-то пристаёт, и ей это не нравится, он со всей силы ударил мужчину по руке, и тот отпустил запястье девушки. Женщина не ожидала такого поворота, и отпрянула назад, а на лице мужчины читалась злоба.

— Ты кто такой, чёрт бы тебя побрал?! — возмутился мужчина, сделав шаг по направлению к Казуко, она поёжилась. Рин не испугался его, и заслонил Казуко собой, — что ты делаешь с нашей дочерью?!

— Любой мужчина будет защищать свою жену от такого наглого поступка, мистер! — крикнул Сугуро. Слова парня удивили Казуко, ведь она представился её мужем, — кто вы такой!

— Я — её отец!

— А я — её мать! — вставила свои «пять» копеек женщина.

— Не знаю, какие вы родители, но родителей моей Казуко сейчас нет в городе, я видел их, и вы совершенно на них не похожи, так что от греха подальше — не подходите к моей жене, впредь, — грозным голосом сказал Сугуро. Мужчина и женщина разозлились, но у Сугуро было чем ответить. — Нужно было думать о дочери сразу после того, как позволили Бани умереть! — эти слова остудили пыл непрошеных гостей, и они поспешили удалиться.



Лана Стоун

Отредактировано: 28.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: