Каждый твой шаг

11"Свадьба"

Венера стояла напротив большого зеркала в гостиной, внимательно осматривая себя с ног до головы.

Платье практически сливалась с её кожей, от чего девушка чувствовала себя не очень уютно, будто стояла голышом на городской площади. Волосы аккуратными локонами опускались до самой талии, а две толстые косы закрепленные невидимками на затылке, открывали овальное лицо и выразительные голубые глаза, подведенные карандашом. На лице было минимум косметики, Венера отказалась даже прятать своё лицо за тональным кремом. Мама, конечно, долго уговаривала. Пришлось сдаться и разрешить ей накрасить ресницы, сделав их чуть длиннее. Губы теперь были светло—розовыми, из—за помады, а на скулах не яркие полосы от румян.
 

Каблук на туфлях не высокий, но в них не походишь как в домашних тапочках. К счастью, мама прикупила какие—то супер удобные стельки, и теперь стоять на каблуках стало удобнее. Ходить пробовала пару раз, по комнате, и оба раза чуть не свалилась с этих ходулей, едва не сломав себе шею. Удалось уговорить маму взять с собой кеды, на случай, если она устанет.

Венера вертелась перед зеркалом и так и эдак. Разглядывая себя и, не веря, что эта симпатичная девчонка со странной прической и красивым платьем—она сама.

— Какая же ты у меня красавица! — мама стояла в двух шагах от девушки, накручивая длинную прядь волос дочери, на палец.—Очень на меня похожа в молодости.

— Ну, я как бы, твоя дочь, и не могу быть не похожа на тебя, — усмехнулась Венера, поправляя несуществующие складки на платье.

— Ты всегда у меня красивая, — задумчиво проговорила женщина, поглаживая девушку по голой кожи руки, — только вот…

— Мам, не начинай пожалуйста, — со вздохом перебила Венера.— Я пойду на свадьбу с тобой и папой. Никакой кавалер мне не нужен.

— Хорошо-хорошо, — Анжела Михайловна поспешно улыбнулась.— Я сейчас папу позову. А то, он сейчас своими окурками весь балкон мне загадит.

Венера только кивнула головой, откидывая надоедливый локон волос подальше от носа. До сих пор не верилось, что время пролетело так быстро, и уже сегодня, её любимый брат Юра, свяжет себя по рукам и ногам узами брака. Часть Венеры уговаривала девушку остаться дома, биться в конвульсиях собственного эгоизма и бессилия, а вторая, более сильная часть, шептала на ухо Гайне о том, как же сильно расстроится её брат, если она не придёт. Её бунтарство в данный момент не к чему хорошо не приведёт: это расстроит не только родителей, особенно маму, но и Юру. А ссориться с ним никак не хотелось. Такую выходку, Юра бы вряд ли ей простил. Ну может быть, со временем. Лет этак через десять.

— Вова, шевели ногами быстрее! Не каждый день нашу девочку можно увидеть в платье!

— Да иду я, иду! — ворчал папа, показательно громко шаркая ногами, обутые в тапочки, по полу.

Через минуту в гостиной, стояли уже оба родителя девушки. Мама оказалась подле отца, всё ещё улыбаясь своей по—детски наивной улыбкой, а папа, чуть нахмурил брови, оглядывая Венеру с ног до головы. Высокий, широкоплечий мужчина с густыми волосами с проседью, и аккуратно подстриженными усами над верхней губой, казался настоящей величественной скалой. Он стоял ровно, всё ещё чувствовалась армейская выправка. Двумя пальцами—большим и указательным— потирал подбородок, сощурив от старческой слепоты глаза.

— А ты чего не сказала мать, — мужчина повернул голову, и с неким упрёком взглянул на жену, — что у нас на самом деле, всё это время была дочь, а? Я почему этого — то не знал?

— Вова, — удивлённо пробормотала Анжела Михайловна. — Ты что головой ударился? Или белены объелся?

Папа хрипло рассмеялся, а мама покрутив пальцем у виска с массивным перстнем, только махнула рукой на мужа и вышла из комнаты.

— Пап!

— Да я ж шучу доченька.— глава семейства Гайне улыбнулся, от чего стали видны морщинки вокруг губ и глаз.— Ты просто красавица, вся в меня!

Венера только хмыкнула не сдерживая улыбку. В папе бывает порой столько ребячества! А ведь подполковник полиции как никак. Статус не позволяет вести себя как шкодливому ребёнку, а ему хоть бы хны!

— Я тут тебе подарочек приготовил, — мужчина полез в карманы отутюженных брюк и вытащив наружу длинный футляр. Спрятав руки за спину, Венера сжимала от нетерпения ткань платья, пока пап возился с защелкой. Свет от люстры пробежался по изящному тонкому браслету, напоминающую согнутую ветку дерева с крохотными листочками.— Это моей бабушки ещё браслет. Старинная можно сказать.

Мужчина поднял руку Гайне, закрепляя семейную реликвию на запястье Венеры. Камни мерцали, отбрасывая на платье солнечных зайчиков.

— Пап, — сдавленным шепотом пробормотала Венера, — это ведь… Он ведь дорогой… Не надо было… Сними лучше.

— В нашей семье он передаётся из поколения в поколение, — Владимир снова улыбнулся, защелкивая браслет на запястье девушки.— Этот браслет моя мама, передала твоей матери, когда я её засватал. В нашей семье, ведь трое пацанов только, и не одной девчонки. А я первый, кто надумал жениться.

Девушка бросила удивленный взгляд на отца. Она впервые слышала о таком. Как правило, семейные истории аля «папа как ты встретил маму?» её не сильно интересовали. Это ведь ясно, как дважды два. Случайно встретились, познакомились в кругу общих друзей, начали общаться, встречаться, а потом и пожениться решили. О бабушке Софии, она тоже мало чего знала, только то, что она умерла спустя две недели после похорон своего мужа. Сердце не выдержало, так гласил вердикт врачей, а простые люди с деревни, судачили о нестерпимом горе покойной, и о её большой любви.

— Спасибо. — браслет слегка сдавливал запястье, но это было не столь важно сейчас. Она обняла отца за плечи, пряча нос в его одежде. Прямо как в детстве.

*****
 

Они прибыли вовремя, несмотря на причитания Анжелы Михайловны о том, что они точно опоздают на регистрацию. Традиционного выкупа невесты не было, молодые решили отойти от привыкших традиций, и сыграть свадьбу чуть скромнее. Парковка возле ЗАГСа оказалась забитой до отказа. Папе кое—как удалось припарковать машину.



Кэйли Натали Джой

Отредактировано: 06.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться