Каждый твой шаг

15 "Воскрешение Венеры"

Венера чувствовала себя персонажем Вием из мистической повести Николая Васильевича Гоголя. Она медленно подняла веки, словно они весили тонну и застонала, поворачивая голову в сторону. Боль в голове оказалось настолько сильной и пульсирующей, что у неё заболели глазные яблоки. Звук рваного дыхания с парами алкоголя утопал в мягкой перьевой подушке. Всё плясало перед глазами, двоилось, мешая сосредоточиться на других ощущениях. Желудок сжался, громко требуя еды, кислый комок подкатывал к горлу, во рту царила настоящая пустыня, словно ей в глотку запихали тонну песка.

«Так, ноги двигаются, руки в порядке. Вот только где я? Точно не дома, и точно не у себя в комнате. В моей берлоге не пахнет ванилью. Фу, до чего тошнотный запах!» — подумалось Венере, стоило ей как следует сфокусировать взгляд и разглядеть обстановку.

— Салют тебе принцесса текилы! Знатно же ты набралась сегодня ночью! — на пороге комнаты появилась Степанида, но выглядела она не много привычно.

Волосы, что всегда находились в идеальном порядке, были небрежно завязаны в пучок какой—то банданой с черепами. Длинные ноги полностью обнаженны, за счёт коротеньких черных шортов. Белая растянутая майка, плохо скрывала незащищенную лифчиком грудь, на плечах висел бардовый легкий халатик, а на ногах розовые тапочки с радостными мордочками зайчиков. В руках, Степанида держала стакан с прохладной водой. Она была розовой, с льдом и пузырилась, от этого звука у Венеры сильнее разболелась голова.

— Где я? — хватаясь за затылок прохрипела Венера. Владела бы она своим телом на сто процентов сейчас, она бы вырвала из рук девушки этот чертов стакан с водой. Пить так страшно хочется!

— Ты у меня дома.— объявила Степанида, открывая жалюзи, теперь комната озарилась мягким солнечным светом.— Ну и отожгла ты вчера мать! Такого конечно я не ожидала. Видела бы ты себя вчера со стороны, наверное в обморок бы шлепнулась.

Степанида рассказывала что —то ещё, но её слова Венера не слушала. Хватаясь за желудок, она прикрыла ладонь рукой, сдерживая рвотный рефлекс.

— Первая дверь справа от тебя! — всё, что успела услышать Венера, перед тем, как выбежать из комнаты. Едва толкнув дверь, она упала, больно ударяясь коленями, но к счастью приземлилась уже рядом с унитазам. 

Рвало её знатно, а волосы то и дело лезли в лицо и в рот, пока прохладные пальцы Степаниды, не пришли ей на выручку. Когда желудок окончательно опустел, тело Венеры дрожало от пустых рвотных позывов. Не понятно сколько это продолжалось, но лучше ей стало не сразу. Ткань футболки прилипла к телу, холодный пот медленно сбегал по спине, а руки дрожали как у алкоголика со стажем.

— Всё хорошо, Венера, всё хорошо. Потерпи, тебе лучше станет. Давай вставай, — обхватив талию девушки, Степанида кое—как подняла Венеру с холодного пола. На коленке девушки виднелся стремительно наливающийся синяк.

Степанида помогла Венере умыть лицо. Тело её продолжало трястись, а во рту всё ещё витал привкус рвоты. Её опять начало тошнить.

— Погоди минуту,— выключив кран с водой, девушка усадила Гайне на крышку унитаза. Убрав с лица надоедливые кудрявые пряди, она вышла из ванной, оставляя подругу одну.

Венера обхватила пульсирующую голову руками. Не выходило взять себя под полный контроль. Всё ломило и болело, так словно её пинали всю ночь семеро амбалов. Наконец, перед глазами оказался тот самый стакан с розовой водой. Прохладная жидкость приятно потекла по горлу, от наслаждения, Венера запрокинула голову и закрыла глаза.

— Сейчас легче станет. Это хорошее средство от похмелья. Думала, поиздеваться над тобой не много. Хотя глядя на тебя сейчас, совсем что—то желание отпало у меня . И без того тебе хреново сейчас.

— Да уж, — пробормотала Венера, прикладывая к голове пустой стакан, все ещё хранивший прохладу от воды. — Выходит, я у тебя дома? Как мы вообще тут оказались?

— Ты не помнишь ничего?

— После того, как я выпила третью стопку текилы, я ничего вообще не помню. Всё как в тумане.

— Я тебе всё расскажу, но сначала прими душ. Извини за прямоту, но от тебя воняет текилой и рвотой.— усмехнулась Степанида, завязывая поясок от халата на талии.—Полотенце в шкафу, на третий полочке, можешь ещё взять мамин халат. Мои шампуни и гели на самой нижней полке в душевой кабинке. Пользуйся чем хочешь. А я пока, подберу тебе вещи из моего гардероба.

Степанида уже собиралась выйти из ванной, как на запястье ей легла прохладна ладонь Венеры.

— Спасибо тебе, — прохрипела Венера, дергая уголки губ в улыбке.

— Нет проблем, — улыбнулась Степанида, беспечно пожимая плечами.— Мы ведь подруги. 
 

 Дверь ванной закрылась, оставляя Венеру с раскрытом ртом от шока. Подруги..И вспомнить то трудно, когда она последний раз использовала это слово по назначению. Была у неё когда—то подружка. Не разлей вода, всё время вместе, best friends одним словом, а потом...Стоило Венере попасть  в ужасную ситуацию, где как раз таки и нужна поддержка лучшего друга, то к ней тут же повернулись спиной. Страшно конечно, когда человек, которому готов был доверить свою жизнь, поворачивается к тебе спиной, поливая грязью с ног до головы вместе с остальными предателями.

Тряхнув головой, Венера встала, опираясь руками о холодную ванную плитку нежно—голубого цвета.

Пошли все эти воспоминания и сопли к черту! Это всё в прошлом. Нечего без надобности корябать старые раны. Эти люди не заслуживают даже того, чтобы их помнить. Это уже не важно. Всё не важно.

Нижнее белье вместе с огромной серой футболкой, оказалось на крышке стиральной машинки. Венера старалась избегать висящее напротив неё овальное зеркало, наверняка выглядит она сейчас не важно. Зачем лишний раз себя пугать.

Горячая вода приятно окутало тело с ног до головы. Два раза вымыла голову шампунем с запахом лаванды и грейпфрута.Затем Венера взяла с полочки гель для душа и мочалку, натирая кожу до красноты. Она всё ещё чувствовала этот противный запах алкоголя, рвоты и желчи, казалось, что запах проник в каждую пору на её лице и теле.



Кэйли Натали Джой

Отредактировано: 06.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться