Каждый твой шаг

18 "Буду ждать тебя"

«…А сейчас им предстоит долгий путь: они будут идти всё утро. До самого полудня. И если пока что они шли молча, то только оттого, что каждому было о чём подумать и что вспомнить. Позже, когда солнце взойдёт высоко и согреет их своим теплом, они станут беседовать или, может быть, каждый просто расскажет то, что запомнил, чтобы удостовериться, чтобы знать наверняка, что всё это цело в его памяти. Монтэг чувствовал, что и в нём пробуждаются и тихо оживают слова. Что скажет он, когда придёт его черёд? Что может он сказать такого в этот день, что хоть немного облегчит им путь? Всему своё время. Время разрушать и время строить. Время молчать и время говорить. Да, это так. Но что ещё? Есть ещё что-то, ещё что-то, что надо сказать…

«…И по ту и по другую сторону реки древо жизни, двенадцать раз приносящее плоды, дающее каждый месяц плод свой и листья древа — для исцеления народов».

Да, думал Монтэг, вот что я скажу им в полдень. В полдень…

Когда мы подойдём к городу.»
 

— Что читаем? — вздрогнув от неожиданности, Венера едва не выронила книгу с рук, успев схватить её в последний момент.

— Фух, ты напугала меня. — прикладывая руку в к груди, пробормотала Гайне. — У меня едва не случился инфаркт микарда.

Услышав фразу из старого советского фильма, Степанида усмехнулась, и уселась рядом с Венерой на широкий подоконник. До начала первой пары у них ещё было в запасе двадцать минут, а заходить раньше времени в аудиторию желание не появилось.

— Прости, не хотела пугать, — прищуренный взгляд девушки со смешинкой, сказал Венере обратное.— Так что ты там читаешь? — она взглянула на обложку книги, удивленно приподняв брови. — Зачётная книженция. Я прошлым летом её читала. Правда в оригинале, и то, не до конца: слишком нудной она мне показалась.

— А по—моему она очень крутая, — восхищенно сказала Венера, улыбаясь от уха до уха.— Я всю ночь не спала и читала её. А потом по дороге в колледж заново перечитывала! Даже отметила карандашом несколько классных цитат! Этот Брэдбери— крутой чувак!

— Ого! Никогда не видела тебя такой воодушевленной,— сказать что Степанида была удивлена поведением Венеры, значит ничего не сказать. — И кто презинтовал тебе сей шедевр литературы? Хотя, можешь не отвечать, я итак знаю, кто это.

— И кто же? — поинтересовалась светловолосая, убирая книгу в рюкзак.
 

— Известно кто! Твой загадочный и очень симпатичный друг Кирилл. Кстати, как прошла ваша встреча вчера?

— Это ведь ты ему сказала, что я собираюсь домой?

— Зачем задаешь вопрос, если уже знаешь ответ? — начала увиливать Лешинская, но наткнувшись на суровый взгляд Венеры, сдалась. — Ну да—да, это благодаря мне он приехал тогда. И не надо тут испепелять меня взглядом? Он написал мне, и спросил как ты себя чувствуешь и когда поедешь домой. Не могла же я быть не вежливой и не ответить ему! Это было бы крайне не красиво с моей стороны.

«Вот хитрая лиса!» — подумалось Венере. По правде говоря, она и не думала обижаться на Степаниду. В конце концов, девушка ведь не сделала ничего плохого.

— На самом деле, всё прошло не так уж плохо, — закусив от волнения губу, пробормотала Венера. — Мы вроде как, не плохо поболтали, хотя я и грубила ему не много.

— Хоть я и знаю тебя не так долго, смею предположить, что ты рычала на него, как голодный медведь в Сибири.

Венера рассмеялась, а следом её смех подхватила и Степанида. Проходящие мимо студенты, удивленно смотрели на них, но предпочитали молчать и двигаться по своим делам. Коридор на четвертом этаже оказался менее оживленным, а все по тому, что колледж устраивает очередные соревнования между группами, вот и бегают бедные студенты сейчас, как в попу ужаленные. Венера с ухмылкой наблюдала за происходящим переполохом, не чувствуя угрызения совести. Она ещё в начале года отказалась где—либо участвовать, так как терпеть не могла общественную деятельность в стенах родного колледжа.

— Я не рычала на него! Скорее я была не много испуганна и едва не билась в истерике.—Венера смутилась: как-то не привыкла она так открыто говорить о своих чувствах с кем-то, а тут— заткнуться не может, перебивая болтушку Степаниду.

— Почему?

— Он, ну.. — неуверенно начала Венера, а затем выпалила на одном дыхании. —Он пригласил меня на свидание.

Степанида едва не проглотила жвачку. Прокашлявшись, она вопросительно уставилась на Венеру, но та, только кивнула головой, подтверждая ранее сказанные слова.

— Так это же круто, подруга! Нет, даже не круто, а супер—пупер—мега—ультра круто! Так, всё, к черту пару! Немедленно пойдем в столовую, и там ты мне всё расскажешь.

— Спятила? У нас пара по экономике через пять минут, — взглянув на стрелки наручных часов, Венера дёрнула вниз рукав водолазки. — Селёдка за прогул нам всё плешь проест.

— Подавиться, — закатила глаза Степанида, с границей кошки слезая с подоконника.— Я ей потом в качестве отработки пришлю стриптизера. Слишком уж часто она на всех кричит, да ещё и ходит с вечно недовольной миной. У этой женщины явный дефицит мужского внимания. Такими темпами, она начнёт и на людей бросаться, раз ходит недолюбленая. А так хоть тряхнёт стариной, глядишь и подобреет.

Венера хмыкнула, не сдерживая улыбку. Странно, что за окном пасмурно и хмуро, а у неё на душе покой, а в животе, в сладостном предвкушение приключений на пятую точку, скачут олени.

****

В столовой как и предполагали девушки— никого не было. За прилавком, подперев рукой голову, стояла продавщица Любовь Георгиевна. Её хмурый взгляд, направленный на окно, теперь был обращен на смуглую девушку в цветастой футболке. Посетовав о том, что так и не придумала, где достать деньги на закрытие кредита, она приняла заказ у прогульщицы. Лениво пробила через кассовый аппарат покупку, озвучила сумму, подавая заказ покупательнице. К слову сказать, достаточно чудной, худощавой девчонке с черными, как ночь, волосами. Любовь Георгиевне только оставалась только завистливо вздохнуть, глядя на её худые ляжки. Вот именно к такой вертихвостке и убежал её муж, бросив с двумя детьми и долгами.



Кэйли Натали Джой

Отредактировано: 06.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться