Кейдвад

Размер шрифта: - +

Часть 1. Хранитель (1)

Поздняя осень уже полностью вошла в свои права. С темно-серого неба сыпались крупные хлопья снега, перемежаясь с холодными каплями дождя. Промозглый ветер, постоянно бросающий в лицо ледяное месиво, продувал плотную шерсть до самого подшерстка. Все то время пока я стояла, прижавшись боком к стене библиотеки, и заглядывала в окно, вздрагивала от попадания на открытые ветром участки кожи самых крупных капель. Успела продрогнуть настолько, что клык на клык не попадал. А он все и не собирался выходить. А поторопить не могу. Итак слишком много сил из его источника черпаю. Снова выглянула из укрытия и посмотрела в ту сторону, где в читальном зале, за одним из старых обшарпаных столов сидел молодой человек, который быстро что-то конспектировал. Вон и темные круги вокруг глаз появились, осунулся, но еще пытается списать все на переутомление.

С каждым выдохом на стекле оставался белесый след от оседающего пара. Неправильность его формы, небольшая вытянутость, намекала на мое расположение по отношению к окну. Но, несмотря на то, что я оставляла такой яркий опознавательный знак, меня до сих пор не заметили. Никто ниразу не посмотрел в эту сторону и я могла продолжать спокойно наблюдать за подопечным. Если бы кто-нибудь все-таки посмотрел в мою сторону, то сразу лишился чувств.

Парень оторвался от записей и перевел взгляд на окно. Я было отшатнулась от наблюдательного пункта, но что-то заставило замереть на месте, вглядываясь в медленно искажающую его лицо гримасу ужаса. Он вскочил с места и метнулся вглубь ряда стеллажей.

Именно в этот момент до моего слуха донеслось утробное рычание, заставившее шерсть на загривке подняться дыбом. Медленно, пригинаясь к мокрому холодному бетону, повернулась к источнику звука. В груди сама собой зародилась звонкая вибрация, вырвавшаяся через пасть сварливым тонким рычанием, не способная даже предостеречь нависшее надо мной чудовище. К счастью, на меня оно пока не обращало внимания, но плотоядно вглядывалось через хрупкую преграду в ряд, где скрылся мой подопечный.

Гланах был в три раза крупнее меня и походил на что-то среднее между волком и медведем. Я же по сравнению с этой тушей, показалась самой себе побитой жизнью шавкой. Той самой Моськой, которая как оголтелая лаяла на слона.

Гадать, почему чистильщик явился по душу паренька, хранителем которого мне пришлось стать, не стала. Итак понятно, информация у них еще не обновилась. Так что придется решать проблему клыками. Конечно, серьезно навредить ему не смогу, но хоть какая-то отсрочка от неминуемой гибели все же будет.

Зарычала громче, добавляя к визгливым ноткам глухое ворчание. Гланах снисходительно глянул на мое приникшее к земле, готовое взвиться в прыжке тельце, фыркнул и снова уставился в промежуток между стеллажами. Это что же, я не достойна его внимания? Или он принял меня за бродячую псину? Где-то в глубине подняло голову возмущение, заставившее меня оттолкнуться задними лапами от холодного бетона и в стремительном прыжке вцепиться мертвой хваткой в глотку оборотня. Ага, вцепиться-то вцепилась, а вот отпустить уже не могу.

Челюсти сжались с такой силой, что клыки чудом не разорвали толстую шкуру. От длинной шерсти я еще несколько недель отплевываться буду, если выживу после этого приключения.

Гланах, почувствовав незначительный, но довольно унизительный дискомфорт, дернулся, встряхнулся всем телом и закружился волчком. У меня даже голова успела закружиться, но это все равно не помогло ему избавиться от довеска. Челюсти сжались еще сильнее, в какой-то момент во рту даже появился привкус крови. Не могу ничего с собой поделать, высоты боюсь жутко. Но как-то надо было решить проблему, иначе подопечного моего сожрали бы и не подавились, выпив весь истоник, а я за ним в какой-нибудь темной подворотне последовала бы на тот свет. Нет, я еще пожить хочу, хоть и такой дрянной жизнью, но не мне выбирать. Итак, выпал второй шанс, надо его отработать. Третьего, скорее всего, уже не будет.

Чистильщик резко остановился, я при этом закачалась словно маятник, и резко ударил по моей маленькой тушке здоровенной лапищей.

От пронзившей все существо боли разжала челюсти. В следующее мгновение боком врезалась в стену. Перед глазами помутнело, и сознание решило сбежать подальше. Этого хватило, чтобы канал, соединяющий меня и магический источник подопечного, разорвался. Пришедшая вслед за этим ментальная боль, показалась в разы сильнее физической.

 

***

 

Я медленно брела по набережной, рассматривая разноцветные пляжные зонты. Внизу в морских волнах резвились дети, взрослые загорали, лежа на покрывалах или шезлонгах. И мне бы хотелось присоединиться к этому празднику жизни, в конце концов, жара стоит такая, что дышать невозможно, но внезапно возникшие на горизонте выходных дела нарушили первоначальный план. А ведь я должна была прийти сюда совсем по другой причине.

Но так сложилось, что посреди ночи на коммуникатор пришло сообщение от сестры, которая в очередной раз попала в передрягу. Естественно с самого утра собралась бежать ей на помощь, забив на выходной и какой-никакой отдых.

Я уже почти перешла на бег, когда впереди в отдалении заметила скопление народа.

Бросилась со всех ног туда, но на полпути резко остановилась. Все существо пронзила смутное предчувствие чего-то непоправимого. К месту дошла, еле-еле переставляя ноги. Вклинилась в толпу, расталкивая всех локтями и не обращая на духоту. Мне теперь необходимо узнать, что случилось.



Марина Кулешова

Отредактировано: 17.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться