Кейт Мэтьюс. Тайна Верховной Жрицы

Размер шрифта: - +

Глава 25.1

Странным было пробуждение в то утро. Огромная кровать в Нью-Йорке разбрасывала нас с Майклом по разные стороны, пусть даже и засыпали мы в объятьях друг друга. Но на тесном диване Рут все было по-другому. Майкл крепко прижимал меня к своей груди, словно даже во сне боясь отпустить. Когда мы настолько отдалились друг от друга, что перестали замечать такие мелочи? Теперь же я заостряю на этом внимание, и даже более того – хочу, чтобы каждое пробуждение было именно таким – вместе, рядом, как единое целое.

– Доброе утро, - согревая своим дыханием мою шею, прошептал Майкл. Нежный поцелуй за ушком завершил чувственное приветствие. – Как спалось?

– Впервые за последние дни хорошо – без кошмаров, - ответила я, не спеша выбираться из таких уютных объятий. Да и болтать не хотелось. Нега окутала меня получше любого одеяла, а присутствие рядом любимого человека добавляло остроты в это утро. Мир с его зверскими убийствами и тайными врагами был далеко. А здесь было тихо и уютно: утреннее солнце заглядывало в единственное окно гостиной, с улицы доносился звук птичьего пения, и, казалось, что этот покой воцарился навечно – наш крохотный рай на двоих.

– Я хотела бы здесь остаться, - вырвалось у меня непроизвольное признание.

Сказав это, я вдруг напряглась. С чего такие мысли? До этого дня я даже не думала о Лисьей Норе всерьез. Мне стало страшно, что эта мысль пришла ко мне после обряда виккан. Не мог же Рейвен каким-то образом повлиять на меня и мои желания?

Но Майкл не заметил перемену в моем настроении. Он прокомментировал мои слова:

– Ни за что на свете. Худшего жилья и не придумаешь, даже для загородного дома, даже только на выходные. Чем скорее мы избавимся от этой лочуги, тем лучше.

Все внутри меня воспротивилось словам жениха. Я больше не считала дом Рут заброшенной лочугой. Да, он не годился для жилья, но атмосфера внутри была умиротворяющей. Для себя я признала, что в доме Ба мне удивительно спокойно и уютно. Даже когда кто-то в меня стрелял, стены Лисьей Норы защитили меня, словно моя собственная маленькая крепость.

«Безумие!» - запаниковала я.

Больше не было неги и эйфории. Как обычно, когда возникала ситуация, требующая решения, включался мой рациональный мозг. Я освободилась от объятий Макла и набросила на голое тело тонкий халат. Глазами пробежала по скромной обстановке гостиной, отмечая, что этой ночью мы не особо следили за порядком: брюки и пиджак Майкла валялись на полу, моя майка бесформенной тряпкой «украшала» стол, обувь и восе была разбросана по разным углам.

Я прошла на кухню, уперлась руками в старую деревянную столешницу. И тут же начала анализировать: посмотри я на это помещение со стороны, до того, как стала здесь жить, увидела бы то же самое, что увидел Майкл. Не было ничего приглядного в грубой деревянной мебели, покрашенной обычной краской, в выцвевших обоях и старой плитке, выстилающей пол. Тогда почему я успела привязаться к этому месту? Ответ был прост, он лежал на поверхности. Здесь жила Рут, это было ее место. Как теолог я могла бы объснить это с точки зрения тех же виккан. Но как человек рационально мыслящий, не могла поверить в существование подобных энергий. И все же что-то здесь было.

– Найдется в этом доме кофе? – ворвался в мои сумбурные мысли голос Майкла.

Я обернулась и задержала взгляд на идеальном торсе жениха. Прислонившись к дверному косяку, он стоял в одних только брюках. Эта картинка подбросила мне воспоминание, от которого я вмиг зарделась: точно так же когда-то здесь стоял Люк, только смотрела я на него с комнаты, а не из кухни. Но смысл от этого не менялся – не прошло и часа, а я уже снова вспоминаю Далтона.

«Проклятье!»

Чтобы не думать об агенте ФБР, я отвернулась обратно к плите.

– Да, сейчас заварю.

В следующие пятнадцать минут я варила кофе и пыталась из остатков продуктов придумать нам завтрак. Расположились мы все в той же гостиной, на диване, и я явпервые не знала, о чем говорить с Майклом. Медленно делая глотки из своей чашки, я делала вид, что меня очень интересует рисованная картинка на одной из стен. Зачем-то Рут прикрепила ее к ней скобками, хотя сам рисунок был даже без рамки – просто набор цветных узоров, расположенных все же в определенной последовательности. Проведи я мысленно прямые линии и соедини все эти закорючки, пожалуй, получила бы пятиконечную звезду – пентаграмму – все в духе Рут.

– Расскажешь, что у вас тут происходит?

Я дернулась от слов Майкла, и невольно поморщилась. Внутри было чувство, что он оторвал меня от чего-то важного, и теперь я безвозвратно упустила мысль, так и не сформировавшуюся в моем сознании.

– Ты был у шерифа? – вопросом на вопрос ответила я.

– Да, сразу когда приехал. Нужно же было мне узнать, куда тебя занесло и где эта Нора находится.

– Тогда, думаю, он должен был посвятить тебя в то, что здесь происходит.

– Со мной он был не очень словоохотлив. Его помощник между делом поделилися информацией, что у шерифа горе – убили племянницу. Я связал это с тобой, и предположил, что ваше с ФБР расследование относится к ее гибели.



Юлия Новикова

Отредактировано: 29.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться