Кейт Мэтьюс. Тайна Верховной Жрицы

Пролог

«Легенда всегда берет верх над историей».

Сара Бернар

Эпоха Костров*

Над площадью повисла гнетущая тишина. Старожилы этого городка и не припомнят, когда такое было в последний раз. Но эта казнь отличалась от предыдущих. Никогда еще грязные, оборванные жители  города не взирали на приговоренную к сожжению ведьму с таким всепоглощающим ужасом и трепетом, как на эту молодую женщину, привязанную грубой бечевкой к деревянному столбу.

Ведьма была необычайно миловидна. Она пугала этой своей дьявольской красотой. Длинные, доходящие до поясницы, белоснежные локоны укрывали свою хозяйку, словно легкий плащ. Тем, кому посчастливилось стоять совсем рядом с удивительной молодой женщиной, пораженно взирали на хмурое лицо и изможденное бесчисленными пытками тело. Из одежды на колдунье было только легкое льняное платье свободного кроя, подпоясанное красной веревкой.

Неожиданно среди толпы начался ропот. Кто-то неуверенно произнес то, что многие обдумывали про себя, но не решались произнести вслух.

– А если ж она неповинна в грехе, вменяемом ей?

Этот несмелый ропот подхватило еще несколько человек.

– Да эта мерзавка и на пороге своей кончины морок наводит на вас. Неужели не видно, что черна ее душа. Ведьма! Она ведьма! – раздалось в ответ тем немногим, кто решился заступиться за приговоренную к смерти.

Веки женщины дрогнули. Она слышала все то, что говорили люди, собравшиеся посмотреть на ее гибель. Они собираются здесь всегда, наслаждаясь страданиями других - тех, кто, по их мнению, угрожает жизни их и их отпрыскам, кто насылает мор на их скотину.  Как слабы духом эти люди, свято верующие, что уничтожив ее, смогут что-то изменить в своих жизнях.

Но толпа зевак волновала ее меньше, нежели всего один человек, которого она не без труда пыталась отыскать среди собравшихся на казнь. Скользя взглядом от одного лица к другому, она искала того, кому хотела взглянуть перед смертью в глаза. Боль в истерзанном многочисленными пытками теле она игнорировала, сосредоточив все силы на поиске.

Неожиданно ее взор остановился на фигуре довольно высокого человека, прячущегося под грязным плащом. Он не бросался в глаза, но она бы узнала его и из тысячи похожих фигур.

Лицо незнакомца скрывал от окружающих капюшон, наброшенный на голову, и оставляющий для обозрения только плотно сжатые в тонкую линию губы. Казалось, они шевелились, и Марлена была уверенна, что в этот миг они шептали молитву.

Молодая женщина растянула потрескавшиеся губы в усталой улыбке. Со стороны это выглядело, как последняя ухмылка безумного человека, не осознающего всю степень драматичности ситуации. Но Марлена была при сознании, и мысли в голове колдуньи были на удивление четкие и светлые.

Последние силы ушли у нее на то, чтобы открыть канал, соединяющий ее с фигурой, в которой она узнала своего мужа, связанного с нею обрядом Обручения. Верховная Жрица послала беззвучный крик.

– Томас!    

Волна эмоций женщины ударила в мощный щит, созданный магом.  Он был сильнее ее. Из-под складок одежды показалась рука, затянутая в перчатку, и предмет, зажатый в ней, блеснул на ярком солнце. В нем Марлена узнала свой амулет, который даровал ей силу и служил оберегом от злого воздействия. Она нисколько не сомневалась, что именно он нашел способ лишить ее возможности провести ритуалы эвокации[1] и воззвания[2]. Без его вмешательства, поборники истинной веры не смогли бы совладать с ее силой.

– Томас, ты отошел от Предписания, - мысленно обратилась она к любимому мужчине. -  Ты забыл клятву, сотворенную в Святом лесу и данную перед великими ликами наших Богов. Так вспомни же слова, произнесенные во время празднования первого урожая. Ты связал свою жизнь с моей. И было сказано «Вы оба связаны навечно. Да будет так».

И сильнее, чем бушуют ветры и разрушаются каменные стены, завибрировало пространство, разделявшее двух супругов. Марлена повторяла слова клятвы, и каждое слово маленьким огненным смерчем визуализировалась между ними.

«В присутствии моих братьев и сестер

В присутствии хранителей четырех стихий

Перед лицом Великой Богини

Я клянусь быть с тобой вечно

И обещаю пронести мою любовь и эту клятву

Сквозь эту и все последующие жизни,

Пока дыхание мое не прервется

И сердце мое не охладеет,

Я буду с тобой, и ничто ни в этом, ни в иных мирах

Не разлучит нас и не разрушит нашу любовь

И пусть защитят нас Высшие силы от всего дурного

И да сохранит Великая Богиня нашу любовь

Меж своих ладоней.

Я буду любить тебя вечно.

Таково мое слово.

Да будет так».1

С последним словом, которое эхом отозвалось в сознании мужчины, воздух вокруг них раскалился, но для простого человека все эти метаморфозы были незаметны. Гул многочисленных голосов призывал священников поскорее очистить тело женщины от скверны. Всем не терпелось увидеть сцену жуткой кончины одной из невест самого Дьявола.

Марлена  почувствовала, как дрогнула защита мага. Сомнение лишь на секунду посеялось в его сердце, но в следующую минуту он укрепил щит, и она не сдержала возгласа боли и негодования. Все так же беззвучно она произнесла свои последние слова.



Юлия Новикова

Отредактировано: 21.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться