Кейт Мэтьюс. Тайна Верховной Жрицы

Глава 10

Люк Далтон нервничал.  Он то и дело оглядывался по сторонам, словно проверяя, не следят ли за нами.  Я заметила, как внимательно он рассматривал окружающие постройки: то, что я приняла вначале за загон для животных и сарай. Загон оказался огражденным участком земли, который виккане выбрали в качестве своего места силы, а сарай – чудесной крытой оранжереей.  Все мои попытки рассмотреть то, что скрывается за изгородью, не увенчались успехом. Но по специальной символике, украшавшей ее, я с точностью могла утверждать, что моя догадка верна. Знаки, связывающие виккан с духом, были нарисованы белой краской по всей протяженности изгороди – символ Рогатого Бога справа и символ Триединой Богини слева от входа. Над самим же входом был изображен Трикветр - Знак Трех Богинь или, как его называют сами виккане, символ Закона Троекратного Возмездия. Мне показалось символичным, что этот знак Дети Луны разместили именно там. Трикветр наносится с целью защиты, и, очевидно, последователи Викки таким образом защищали место, где находился центр их ритуальной практики.

Бенджамин Форкс выбрал себе второе имя, и оно казалось мне весьма звучным. Рейвен отличался от большинства мужчин, которых я встречала до этого. И не только внешним видом, но и скрытой силой, которая угадывалась в каждом его движении. Это присуще многим лидерам, и он, несомненно, был таковым. Кроме того, под льняной рубахой, расшитой замысловатым орнаментом, угадывалось тренированное тело, что говорило о том, что он уделял внимание не только состоянию души, но и тела. Не так крепок, как Далтон, но, несомненно, выдающийся экземпляр.

– Валенция уже несколько дней отсутствует, - наконец, дошли до меня слова Форкса. - Я опасаюсь худшего, так как Верховная Жрица крайне редко покидает ковен. Тем более, не предупредив меня.

Мы приближались к дому. Словно увидев какой-то невидимый знак, все викканки, до этого стоявшие на крыльце, одна за другой скрылись за дверью. Бенджамин Форкс остановился, ожидая, пока мы поравняемся с ним.

– Прошу, проходите, - указал он на дверь.

Люк и я прошли в просторный холл. Белая дверь с искусной резьбой закрылась за нами, и мы оказались отрезаны от внешнего мира. Все в этом здании казалось другим, не таким как за дверью. Сама атмосфера здесь производила впечатление того, что находишься на другой планете. В доме царил мир и покой.

– Полагаю, мои опасения оправдались, раз вы здесь, - все таким же ровным голосом поинтересовался Форкс.

Он прошел в просторную гостиную, и сел  в одно из кресел. Жестом мужчина указал нам на диван, расположенный напротив него. Мне пришлось сесть рядом с Далтоном, но я все равно постаралась занять место как можно дальше от него. Сам же агент ФБР так и не утратил бдительность, и внимательно осматривался вокруг. По сведенным бровям и поджатым губам я поняла, что он чувствует себя неуютно в этой гостиной. И мне доставляло удовольствие наблюдать за его смешанными чувствами.

– Да, вы правы, - согласился Далтон. – Гвен Миллер найдена убитой. И я подчеркиваю – убитой.

Далтон нарочно игнорировал псевдоним убитой женщины.  Но Форкс не обратил на это внимание. Казалось, он был всецело поглощён новостью. Мужчина постарался скрыть боль, всего на мгновение отразившуюся на лице, но я успела уловить эту гримасу,  которую не раз наблюдала у людей, переживающих сильный стресс от утраты близких.

– Как она умерла? – глухо прозвучал вопрос.

– Ее сожгли, - немного смягчившись, ответил Далтон. – Сочувствую вам.

Лицо мужчины, выполняющего в этой общине одну из главных ролей, приобрело серый цвет.

– Валенцию сожгли, - словно пытаясь убедить себя в верности наших слов, повторил Форкс.

Я решила, что пришло время вмешаться.

– Мистер Форкс, меня зовут Кейт Мэтьюс. Я консультант ФБР - помогаю определить, есть ли в совершенном преступлении религиозная составляющая. Мне очень жаль, что нам пришлось принести дурные вести. Но мы здесь для того, чтобы отыскать виновного. У агента Далтона есть к вам вопросы. Возможно, ваши ответы помогут в расследовании убийства.

 Далтон посмотрел на меня с неодобрением.

– Именно так, - сквозь зубы процедил он. Мое вмешательство было ему явно не по вкусу.

– Конечно, - справился с эмоциями Форкс. Он вернул своему лицу хладнокровное выражение.

– Вы подозреваете кого-то? Возможно, у вашей Жрицы были недоброжелатели? – продолжил Далтон.

Он не сомневался, что врагов у ковена было много. Это угадывалось по тому тону, с которым он задавал свои вопросы.

– Все в Лоуэлле относятся к нам настороженно, агент Далтон, - ответил Форкс. – Для людей этого городка все, во что мы верим, чуждо. Они не понимают нас, а мы, собственно, и не стремимся им понравиться. Знаниями, которыми обладает наш ковен, дано владеть не всем. Считаете, это повод для убийства?

Бенджамин Форкс не верил в то, что его Жрицу убил кто-то из местных.  Я чувствовала это. Но, вместе с тем, мне показалось, что он знал, кто совершил убийство. Только высказывать свои подозрения Верховный Жрец не спешил.

– И это все, что вы можете мне сообщить по делу? – с сомнением уточнил Далтон.

Агент ФБР не испытывал симпатии к Бенджамину Форксу. Точно так же он смотрел на меня в начале нашего знакомства – недоверчиво, испытывающе, словно сканируя.

– Община потеряла наставницу, но не утратила веру, - произнес Форкс. - И мы верим, что виновный в смерти Валенции рано или поздно заплатит за совершенное деяние.



Юлия Новикова

Отредактировано: 21.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться