Кель. Девочка-убийца влюбилась

Размер шрифта: - +

3. Квартира под крышей

Погорельский ждал его на крыльце школы. Небо уже прояснилось, но бетон дышал влагой.

— Ну, что было?

— Обычный бред, — ответил Барсучонк.

Староста помолчал, а потом спросил:

— Тебя вызвали из-за того, что ты выступление губернатора не слушал?

— А что, он что-то новое говорил?

— Ты как на другой планете живёшь!

— А вдруг и правда живу.

— Ну ты же понимаешь, где бы ты не жил, а учишься ты в тринадцатой гимназии.

— Понимаешь, — Барсучонок огляделся по сторонам, словно искал на улицу нужную фразу, — мне нет дела до вашего зоопарка.

Путь Барсучонка домой начинается за спортзалом, возле тех самых сарайчиков, где ночами творятся странные вещи. Дальше обходишь дикие заросли, сворачиваешь в переулок и идёшь в гору.

Времена тогда стояли самые доисторические. Это был 1997 год, многие вещи просто не успели изобрести.

Достаточно сказать, что фотоаппараты были зеркальные, магнитофоны кассетные, а синяя линия метро ужасно короткой и заканчивалась возле Голгофы. Что касается станции «Тигли», она существовала только на бумаге. Ничего удивительного, что жителям центра район улицы Ланькова казался настоящей провинцией, заросшей репьями, пересечённой ручьями и застроенной стародавними хрущёвками.

А вот для местных это была уже столица. Только своя, маленькая и уютная.

За школой дорога карабкается на холм. По левую руку — тот самый парк возле реки, который сейчас за станцией метро. А по правую — завод «Электролит-2». Именно благодаря этому заводу, Тигли стали частью нашего города.

Завод строили в начале семидесятых по какому-то договору с поляками. А когда закончили, то поставили над проходной огромное панно в тогдашнем футуристическом стиле. И вот уже больше пятнадцати лет местные жители пытались понять, что же там такое нарисовано.

Старушки и сатанисты видели там падение Люцифера. Причём падал Люцифер прямиком на Тигли. Хиппи — обложку несуществующего альбома Pink Floyd. Барсучонок, вслед за Геннадием Петровичем, считал, что там изображён эпизод из «Кибериады» Станислава Лема — Трурль демонстрирует Клапауциусу свою легендарную машину, которая может делать всё на букву «Н», а вокруг стоят восхищённые роботы.

За холмом прятались домики старого квартала, разобранного на квадраты дворов. Возле домов — палисадники, там полыхают жёлтыми звёздами астры. Продуктовый магазин «Крендель», всё вкусно и дёшево.

Барсучонок свернул в арку, увидел знакомый двор…

И мир опрокинулся.

Он не успел даже понять, куда его стукнули. Дорога, палисадник, дома, провода и солнце, блеснувшее в луже, закрутились и перепутались, как в соковыжималке, а потом рассыпались на горсточки искр. Виктор зажмурился и сжался. Потом открыл глаза и увидел серое небо, похожее на простыню.

Он лежал на асфальте — той самой узкой полоске, что разделяют дом и палисадник. Асфальт был холодный и влажный, и даже сквозь куртку пробирал до костей.

Диана сидела у него на груди, — так ловко, что он не мог даже пошевелиться. Правая рука сжимала подбородок, а левая лежала рядом, наготове.

— Очнулся? — прошептала она.

— Да, — ответил Барсучонок, — А что — нельзя?

— Ты зачем за мной ходишь?

— Я здесь живу.

— Докажи!

Барсучонок хотел разозлиться, но посмотрел на вторую руку девочки и понял, — не стоит. Поэтому попытался вспомнить, где мог быть записан его адрес.

— У меня паспорт дома…

— Все так говорят!

— Ты что, из органов?

— Я сейчас ТЕБЯ на органы разберу, понял?

Барсучонок зажмурился и попытался придумать какой-то выход.

И, что примечательно, ему это удалось.

— У меня в кармане брюк, — начал он, — есть билет из городской библиотеки. Там моя фотография, адрес, печать и, кажется, номер паспорта.

— Сейчас проверю. Лежи смирно!

Цепкие пальцы, похожие на железных пауков, обшарили карманы и вернулись с зелёной книжечкой.

— Хорошо. Можешь вставать.

— Ты всегда так с одноклассниками поступаешь?

— Мне главное, чтобы проблем не было

Кель уже была на ногах и вскидывала на плечо новенький портфель с серебристыми застёжками. Интересно, там у неё тоже ствол?

До дома они шли молча. Возле четвёртого подъезда Диана остановилась.

— Слушай, ты ведь компьютерщик?

— Да.

— Поможешь мне настроить? Мне интернет подключить надо.

— Я попробую.

— Хорошо. Тебя родители ждут на обед?

— Да, ждут.

— Обедай и приходи. Квартира сорок пять. Мне срочно надо.

Никогда ещё обед Барсучонок не был таким длинным, тарелка с супом — такой бездонной, а чай — таким горячим. Вгрызаясь в пищу, он пытался понять, в какой переплёт угодил.



Алекс Реут

Отредактировано: 27.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться