Керрая. Одна любовь на троих

Font size: - +

Глава № 6

Вечер прогнал жару, окрасил небо в розово-алые тона и принес с собой освежающий ветерок. Хорошо, что в узле с вещами было много моих заколок, потому что искать в лесу потерянные шпильки бессмысленно, а вымытые в ручье и еще влажные волосы так и норовили пощекотать.

Поглядывая на родителей, я всякий раз невольно улыбалась, понимая, как мало на самом деле надо для счастья - здоровье, пища, безопасность, и самое главное – чтобы хорошо было близким. Усталость после двухдневного испытания не прошла, хотя я и в ручье поплавала, и поела плотно, и переоделась в чистое платье, и даже часик вздремнула на коленях у мамы, пока она расчесывала мои волосы. Но эта усталость не была безнадежной, а потому ощущалась приятной.

Мне нравилось сидеть на огромной поляне, куда нас пригласили на ужин. Нравилось наблюдать, как босые мужчины, облаченные в свободные туники и брюки, крутят на вертелах огромные туши кабана, кирайи и голдо, и как на их груди при каждом движении раскачиваются странные амулеты. У кого-то преобладали перья птиц, у кого-то клыки диких зверей, как у Этана с Кайлом, а у кого-то висели кожаные мешочки с таинственным содержимым внутри. Травы? Почему-то думалось, что да – травы с заговором, на легкую охоту, удачу. Мало ли, что хотели привлечь в свою жизнь хищники?

Именинник, несмотря на скверный характер, был в центре внимания, и судя по улыбкам девушек, им его компания нравилась. Лэрд сидел со своей любовницей неподалеку от Кайла, казалось, внимательно слушал то, что она, прижимаясь пышной грудью, шептала ему на ухо, но зорко следил за происходящим. Изредка он отдавал распоряжения оборотням, но чаще я слышала от него глухое рычание, суть которого могла понять только по тому, какие изменения происходили на поляне. Так, после одного из рычаний лэрда нам принесли темное одеяло и предложили с земли пересесть на него. А после второго, перед нами появились фрукты, сыры, два бурдюка и стаканы на деревянном подносе.

- Мы налегке, поэтому все по-простому, - отмахнулся лэрд на благодарность, высказанную отцом.

Мы сидели неподалеку от лэрда, всего через две пары оборотней, поэтому он изредка отвлекался от любовницы и переговаривался с папой или мамой, а я благоразумно отмалчивалась. Не хотелось нарушать царившее вокруг умиротворение, а то у меня как всегда – во что-нибудь, да влипну. И даже когда Этан, сидевший в круге приближенных к имениннику, кивнул, приветствуя, и поинтересовался, как дела, я ограничилась кивком и поднятым вверх большим пальцем. А заметив, что в мою сторону начал посматривать Кайл, отвернулась.

Наблюдать за кланом было интересно. Несмотря на свою вторую хищную сущность, они казались расслабленными и домашними. Женщины расстелили на земле огромную белоснежную скатерть с изумительной вышивкой, и теперь расставляли поверх нее блюда с фруктами, жареной рыбой, тушеными овощами, картофелем, утопающем в масле и зелени, но серединку оставляли пустой – скорее всего, для тушек, которые томились на вертелах. По краю скатерти были расставлены стаканы и разложены бурдюки, наверное, графинов не было или их посчитали неустойчивыми, но общей картины заявленная лэрдом простота не портила.

Наоборот, по-моему, каждая деталь, и в том числе бурдюки, работали на особенное настроение вечера.

Устав сидеть, и так как обстановка не была напыщенно-официальной, я легла на бок, и подперев голову рукой, продолжала наблюдать за оборотнями. Высокие, красивые, на вид примерно возраста именинника, и только некоторым мужчинам я бы дала около двадцати пяти. От них несло уверенностью в себе и мужественностью, но даже когда они стояли по два-три человека, переговариваясь между собой, от них не веяло такой силой, что ощущалась от лэрда.

Бросив взгляд на дядю Кайла, я застала момент, когда Альва с земли перебиралась к нему на колени. Ее короткое красное платье неприлично оголило бедра, но поправлять его никто не спешил. Лэрд увлеченно гладил ее по волосам, а потом неожиданно сжал их и отвел голову девушки назад, что-то высматривая на красивом лице. Может, она призналась ему в любви, а он проверяет? Хотя, какая ему разница, если его взгляд не горит ответной любовью? А, может, она сказала, что хотела бы, чтобы они… прямо здесь… у всех на виду… и он испытывает, готова ли она к этому?

О, Боже! Я так задумалась, что не успела вовремя отвернуться, и лэрд заметил мой взгляд!

Я покраснела, невероятно смутившись, но не могла отвернуться. Что-то словно удерживало, заставляя наблюдать, как пальцы лэрда сжали волосы девушки, оттянули ее лицо еще дальше, и он, с каким-то голодом в глазах мазнув взглядом по мне, посмотрел на шею любовницы. Альва выглядела трогательно и беззащитно, а еще так смело, что я почти забыла ее трусливое нападение на меня.

Смогла бы я подставить шею хищнику, словно приглашая попробовать на вкус?

Нет.

Никогда.

Уголок губ лэрда дернулся, как от не очень удачной шутки, он прикрыл глаза и начал медленно склонять лицо к шее Альвы, в то время, как его рука приподнимала подол и без того не слишком длинного платья. Я с ужасом смотрела, как его рука ползет по женским ногам, и ждала, что вот сейчас, сейчас Альва закричит, начнет вырываться, оттолкнет. Мысленно я уже видела, как она мчится прочь с поляны, утирая крупные слезы, и сидит на бревне у ручья, безуспешно пытаясь прийти в себя. Так стыдно и так противно, и никогда не будет как раньше…

А потом меня как холодом обдало понимание: с ней так не будет. Так было со мной.



Наталья Ручей

Edited: 26.04.2017

Add to Library


Complain