Кхарул

Размер шрифта: - +

ГЛАВА XIX

 

Дождь. Его капли, мощные, огромные били по перепончатым крыльям. Глядя на сгущающиеся тучи, каухал мог поклясться, что этот плач ещё превратится в рыдания.

Он приближался к возвышающемуся на опушке холма, грозному и величественному замку. Его сторожевые башни округлой формы ярко контрастировали с треугольными выступами стен и длинными острыми шпилями, увенчанными реющими штандартами. Твердыня напоминала звезду.

Тун держался поодаль. Каухалу было весьма неприятно слышать голос Шарруффа в своей собственной голове, прямиком в собственных мыслях.

- Прежде, чем мы доберёмся, - прозвучал скрипучий голос, - хочу, чтобы вы оба кое-что узнали. Гургл готовит воинтсво Чёрных Земель, дабы вторгнуться и испепелить земли Юга, и он уверен в своей победе, ибо с ним его главное оружие. Твой отец, Саатхар.

Каухал почувствовал, как змея качнуло неожиданно в сторону.

- Тамуджитхар?! Да что, ты, тун, такое говориш-ш-шь?! – прохрипел-прошипел змей так тихо, будто боялся быть услышанным.

- Да, - подтвердил Шарруфф, - и тебе предстоит схватка с ним.

- Я не могу... Я не могу с-с-сражаться с-с-с... Откуда?..

- Гургл воскресил его при помощи сааджи.

- Но как?..

- Тихо, мы приближаемся. Теперь слушай меня внимательно, Акшетхар. Мы приближаемся к балкону. Они сейчас там: принцесса и звездочёт. Амулет уже на нашей красавице.

- Откуда ты? - Акшетхар осёкся, вспомнив, с кем разговаривает.

- Уэлиш очень опасен, друг мой, нельзя недооценивать его. Нужно действовать быстро.

Акшетхар уже видел выплывающее из туманной дымки левое крыло замка, увенчанное широким балконом с блестящими, мраморными перилами. Зоркий глаз заметил даже качающиеся занавески. Волнение охватило каухала.

- Как только мы приблизимся, и вы с Саатхаром окажетесь достаточно близко, кидай Шар Тьмы на балкон. После этого тебе нужно будет лишь спуститься и сорвать с девчонки амулет. И передать его мне.

- Зачем тебе этот амулет?

- Это не важно.

Каухала этот ответ не устроил, но времени допытываться не осталось. Балкон приближался.  

- А для чего тебе понадобился я? По-моему, на поле боя мы с Саатхаром куда важнее.

- Кха Тирн нейтрализует опасность, исходящую от Уэлиша, но без тебя я бы даже доставить его не смог бы на балкон. Не забывай, Кха Тирн нейтрализует и мои силы.

- Ясно. В общем, кидаю шар, спускаюсь, беру амулет и отдаю тебе.

- Абсолютно правильно, но следи за всем в оба глаза! Уэлиш наверняка уже почувствовал наше приближение. Мне сложно понять, сильны ли его чары над самим Уэрдэйном. Кха Тирн рассеивает его чары над городом. Главное, он же рассеит их и над амулетом.

Шарруфф говорил с некой опаской. Он видел будущее, но постичь его полностью не оставалось времени. Чародей чувствовал себя словно в тисках: с одной стороны, он ощущал влияние шара, с другой - силу чар над Уэрдэйном, словно попятам за туном идущих и восстанавливающихся по мере удаления Кха Тирна. Уэлиш давно утратил былое могущество, отдав частичку своего естества Лэйтуэру, но… Пролетая в этом воздушном, незримом, но единственно безопасном коридоре, тун знал одно - просто не будет.

Саатхар взял курс чуть левее. Стрелы защитников замка, в ужасе пытавшихся сбить ужасное создание, свистели то и дело рядом, но ни одна не причинила вреда. Многие из них и не коснулись крыльев тхара. Змей был огромен, но даже в броне своей не потерял выдающихся способностей к маневрированию. Но настигни всё ж стрелы огромные крылья, ни малейшего вреда они не причинят - сверкающую попону змея сможет пробить разве что другой змей.

Балкон был уже близко. Стражники на башнях не могли ничего изменить. Они растерялись, не зная, продолжать ли стрелять или же мчаться в левое крыло замка, защищать принцессу.

Акшетхар всмотрелся в скрытые прозрачными занавесками покои. Колышущиеся на ветру, искусно пошитые занавески не могли утоить прекрасное убранство помещения, резные стулья, столик и широкую, застланную ярким покрывалом постель. Сердцебиение каухала внезапно усилилось так, что ему самому показалось, будто оно и вовсе остановилась.

На постели одетая в лёгкую ночную сорочку, сидела она. Принцесса Лиана.

Акшетхар не мог отвести глаз. Его острое зрение уловил блеск ее карих, орехового цвета очей. Он не мог оторвать взор от стройной её фигуры. Смотрел на вьющиеся её каштановые волосы, отброшенные за спину. На ноги, едва прикрытые коротеньким ночным одеянием, отороченным внизу мехом. На обнажённые, хрупкие плечи. На губы, что-то шепчущие словно. Каухал словно провалился в какой-то иной мир. Мир красоты девушки. Он даже не заметил, что Саатхар уже вплотную приблизился к балкону.

Словно из какой-то пропасти он услышал крик туна. Его скрипучий голос еще никогда не звучал столь надрывно. Акшетхар вдруг словно бы вернулся в реальность.

Принцесса резко вскочила, увидев приближающееся чудовище. Она узнала крылатое создание. Тревога отразилась в её испуганных глазах. Но, когда встретились они со взглядом каухала, какая-то невыносимая тоска и, в то же самое время, отчаянная радость молниями сверкнула в них. Акшетхару в тот момент вдруг показалось, что она безумно далека от него.

Занавески распахнулись, словно невиданная сила взметнула их в воздух, и Акшетхар увидел Уэлиуса. В руках звездочёта, грозно смотрящего на вторженцев, серебрился серый посох, увенчанный звездой. Уэлиус резким движением вытянул символ своей власти вперёд. Акшетхар схватился за Кха Тирн. Саатхар взмахнул крыльями.

Сиреневый луч вырвался из звезды, венчающей посох. Быстрый, похожий на стремительно летящую стрелу, луч пересёк балкон. Путы отпустили Акшетхара. Он выскочил из седла.

Удар луча пробил броню тхара и только чудом угодил лишь в левую лапу существа, ибо змей успел метнуться ввысь. Удар был сильным, и Саатхар ощутил дикую боль, его закружило, и он, чуть не перевернувшись, упал вниз, пикируя к подножию Коргенты. Акшетхару оставалось лишь прыгать.



Евгений Хаггер

Отредактировано: 22.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться