Кибер - реликт

Размер шрифта: - +

Глава 10

- Да у вас тут что – склеп на весь экипаж?! – возглас вырвался сам собой.

У стены, наполовину скрытый противоперегрузочным ложементом пилотского кресла, лежал еще один труп.

Олег подошел ближе.

Женщина. Он определил это по характерным особенностям фигуры и хорошо сохранившимся светлым волосам. Левую руку и плечо покрывала медицинская повязка, напитавшаяся кровью. Сейчас она больше походила на бурые пятна. Такие же разводы виднелись на полу.

Тумановский задумался. Разыгравшаяся здесь трагедия медленно открывалась перед мысленным взором, словно некий ужасный спектакль, акт за актом.

Пилотов, переживших трагедию, было трое. Что они пытались предпринять, уже не узнает никто. Видимо, в результате скоротечного боя или какой-то стычки с андроидами , женщина была ранена. Пилоты пытались укрыться на главном посту корабля – штурманской рубке, самом надежно защищенном месте. Один из них погиб в схватке с кибермеханизмом у самых дверей, дав возможность остальным уйти.

Олег прислонился к стене, голова шла кругом.

Мужеству этих людей можно было позавидовать.

Тяжело вздохнув, он шагнул к креслу, в котором лежало тело, и, наклонившись, пробежал взглядом надпись на блестящей пластинке.

«Военно-космические силы РФ. Малый разведывательный корабль «Святогор». Капитан Михаил Громов».

Рядом с надписью виднелся замысловатый узор идентификационного штрих-кода.

Почему он застрелился? Почему не боролся за жизнь?

Вопросы вспыхнули в сознании. Олег вдруг усмехнулся – ответ был очевиден, а вопросы - глупыми. Один, на разрушенном корабле, на безвестной планете, с кучей обезумевших боевых андроидов, и раненным членом экипажа…

Капитан нашел в себе силы и мужество поставить точку, не дожидаясь, когда это сделает боевой андроид. Можно сказать, плюнул в лицо кибермеханизмам, приговорив их к медленной энергетической смерти.

Гнетущая атмосфера разыгравшейся тысячу лет назад трагедии ощутимо давила на сознание. Олег чувствовал, что устал физически, а еще больше морально. Созерцание мумифицированных трупов вызывало в мозгу реакцию отторжения. Хотелось пить, пустой желудок устраивал бурю, Олег совсем потерял счет времени.

Стоило подумать об отдыхе, и уже потом, на свежую голову, принимать решение. Но Тумановский решил задержаться в рубке еще на несколько минут.

И, как оказалось, не зря.

Стопку листов пластбумаги, лежавшую на краю дугообразного пульта, Олег заметил, когда положил рядом поднятый с пола пистолет.

Осторожно взяв листы, он сразу понял, что это предсмертная записка капитана.

Нанесенный лазерным пером текст нисколько не потускнел за прошедшие столетия.

«Не знаю, с чего начать. Мыслей нет, одни обрывки. До сих пор не верится в произошедшее», - Тумановский пробежал взглядом ровные строчки.

Простые фразы несли чудовищный смысл, давящий на измученное сознание – откровение давно умершего человека. Олег чувствовал, что сейчас не сможет прочитать до конца из-за навалившейся усталости. Он прекрасно понимал, что ключ ко всему в этих бумагах, требующих если не тщательного, то очень внимательного изучения.

Сложив листы вчетверо, он сунул их в карман.

На стене у входа, Тумановский обнаружил схему расположения помещений корабля. Обыкновенную компьютерную распечатку на все той же пластбумаге. Красными стрелками были указаны направления эвакуации экипажа к спасательной капсуле и вакуум-створам.

Олег усмехнулся. Вот так, просто и без лишнего мудрствования, систем оповещения и голосовых сообщений, которые так любят на современных космических судах. Наверняка любой из членов экипажа знал эту схему наизусть.

Жилой модуль с комнатами отдыха находился на одной палубе с рубкой управления. Тумановский нашел его через несколько минут блуждания в темноте – уходя, он выключил аварийное освещение.

Выставив фонарь на полную мощность, Олег осмотрелся.

Обстановка тесного отсека, рассчитанного на двух человек, оказалась простой: две койки, стол, шкаф для личных вещей, вмонтированный в переборку. У входа раструб утилизатора для бытового мусора.

В воздухе витал запах синтетики как в салоне нового автомобиля.

Дверь в отсек не запиралась. Олег заклинил ее табуретом. Преграда получилась жалкой, но так, по крайней мере, его не застанут врасплох.

Усталость давила все сильнее.

Тумановский положил автомат на стол и скинул скафандр, высокотехнологичная оболочка успела надоесть до отвращения.

Жутко хотелось пить.

На стене, рядом со шкафом, в свете фонаря блестела, нанесенная световозвращающей краской, надпись: «Индивидуальные рационы питания».

Олег открыл нишу, вытащил пластиковый кофр, клацнул замками.

Несколько брикетов высокоэнергетической пищевой массы в гермоупаковках, капсулы со стимуляторами и вода в наглухо запаянных пластиковых контейнерах.

Попробовать пищевой концентрат Тумановский не решился – время превратило в яд любой, даже самый высококачественный, продукт.

Но напился вволю. Вода оказалась самой обыкновенной, чистой и в меру прохладной.

Достав из клапана скафандра гермоупаковку с пищевыми таблетками, Олег наскоро разжевал две из них и запил водой. Убавив мощность фонаря до минимума, он вытянулся на узкой койке. Сопротивляться давящей усталости он больше не стал. Сон, похожий на темный омут беспамятства, пришел сразу… 

… Ему снился погибший капитан. Высохшая мумия стояла посередине отсека и протягивала Олегу пачку исписанных листов - Тумановский почему-то не решался их взять. В ответ капитан лишь качал головой, опять протягивал бумаги, силился что-то сказать, но голоса не было, полуистлевшие губы не повиновались… 



Дмитрий Палеолог

Отредактировано: 07.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться