Кибер - реликт

Размер шрифта: - +

Глава 15

- Реактор вышел на режим, готовность к прыжку,- доложила Клео.- От момента активации контура до пробоя метрики пространства пройдет две минуты. Вы успеете занять место в противоперегрузочном кресле.

- Пора прощаться? – Олег натянуто улыбнулся.

Клео не ответила, лишь указала на один из экранов.

- Здесь коды доступа к программному ядру системы. Первый служит для копирования данных, второй для реактивации системы. Вводить с клавиатуры ручного программатора.

Олег только сейчас заметил еще одну раскладку клавиатуры, лежавшую рядом.

Клеопатра откинулась на спинку кресла, пристегнула страховочный ремень.

- Удачи вам, сэр!

- До скорой встречи! – Тумановский усмехнулся, но улыбка вышла кислой и невеселой.

Он пробежал пальцами по кнопкам, набирая код. Олег не знал, сколько времени занимает процесс копирования сознания кибермеханизма. Взглянув через пару минут на Клео, он увидел застывшие черты лица – электронная «жизнь» покинула биокибернетическое тело, переместившись на жесткий диск компьютера, в полный информационный вакуум.

Он вновь остался один, и одиночество вдруг укололо сознание чуть ли не до физической боли.

- Пора сваливать отсюда,- проворчал Тумановский, набирая команду на клавиатуре.

На экране вспыхнуло сообщение: «Готовность к пробою метрики пространства – минус 2 минуты».

В оперативном окне стремительно менялись цифры.

Он уже забрался в кресло и потянул страховочный ремень, когда из коридора раздался знакомый до боли звук работающего сервопривода.

Олег спрыгнул с кресла, схватил лежавший на краю пульта «гладиус».

Короткий взгляд на экран – минута десять секунд.

Он почти победил…

Он почти вырвался…

Злость вдруг вспыхнула в сознании. Погибнуть в последние секунды - что может быть обиднее и глупее?

Тумановский шагнул к двери, потянул на себя, вскидывая «гладиус».

Красноватый тусклый свет в коридоре бросал багровые блики на титановый остов двухметрового андроида пехотной поддержки.

До него было не более десяти шагов.

Открыть огонь Олег не успел. Реакция кибермеханизма оказалась намного быстрее.

Грохот пулеметной очереди разорвал тишину.

Тумановского отбросило назад. Закричать он не успел. Из легких вышибло воздух, в груди нестерпимо саднило. Пуля застряла в нагрудной пластине скафандра.

Олег закашлялся и повалился на бок, судорожно пытаясь сделать вдох. Мутный взгляд упал на экран – одиннадцать секунд до срабатывания контура.

Гонка на перегонки со смертью…

Тяжелая плита двери распахнулась от мощного удара. Кибермеханизм, гудя сервоприводом, шагнул в рубку.

Тумановский, тяжело и хрипло дыша, отполз назад, упершись спиной в край пульта управления. Движение было непроизвольным, на уровне рефлексов.

Мгновения, растянувшиеся в вечность…

Интегрированный в правую конечность андроида пулемет дернулся. Пустое сознание, готовое сжаться в точку, отмечало ненужные сейчас детали: поблескивающие смазкой острые навершия пуль, забранных в подающую ленту, черный зрачок ствола, исходящий едва заметным сизым дымком…

Три секунды до пробоя метрики…

Андроид шагнул ближе и нажал на спусковой крючок.

«Пробой метрики пространства».

… Жгучие лучи голубого солнца заливали равнину. От раскаленных камней струилось знойное марево, отчего казалось, будто полузасыпанный корпус древнего корабля дрожит, словно пытаясь сбросить толстые наносы песка.

Раздалось нарастающее гудение, идущее откуда-то из глубины. Камни и песок вдруг сдвинулись, теряя собственный вес; контур корабля объяло голубоватое, едва заметное в ярком свете, сияние. Раздался короткий шорох – слежавшийся грунт отшвырнуло от выщербленной брони корабля словно под воздействием невидимой силы. Остов древнего боевого андроида швырнуло о камень, и он застыл в изломанной, неестественной позе. Через мгновение ветвистая синяя молния ударила из голубого сияния в кибермеханизм, от чего он дернулся, словно пытаясь пробудится от тысячелетнего забвения.

Сияниенабирало цвет и глубину, полностью скрыв полуразрушенный корпус корабля. Тишину разорвал сильный хлопок, почва содрогнулась. Мгновение – и старый космический корабль исчез в ослепительной вспышке. В каменистой почве остался глубокий, безобразный разрез – часть грунта исчезла вместе с кораблем.

Упругой невидимой волной ударил ветер, закрутив десятки пыльных смерчей и швыряя раскаленный воздух на свежий шрам на поверхности планеты.

Через несколько минут пыль улеглась и вновь воцарилась тишина – теперь уже навсегда…

 

Борт патрульного корабля «Эпсилон-4». Сектор космического пространства между орбитами Марса и Юпитера.

Егор Вершинин тяжело вздохнул и бросил зачитанный до дыр журнал «Обитаемые миры» на край дугообразного пульта.

Вахта только началась, но скука уже успела ухватить в свои объятья – заняться было абсолютно нечем.

Егор – двадцатисемилетний высокий парень с по-армейски короткой прической – нахмурился и бросил взгляд вокруг, словно бы ища в тесном пространство рубки управления какие-то изменения.

Чем же заняться?

Размеренно попискивала аппаратура навигации, сферорадары, скрытые под радиопрозрачными колпаками, неустанно прощупывали пространство. На широком обзорном экране раскинулась иссиня-черная бесконечность Космоса, истыканная льдистыми искорками звезд. В правом углу светился сине-зеленым глазом массивный диск Юпитера. Когда-то эта картина космической вечности вызывала восхищение; сейчас же успела надоесть до тошноты.



Дмитрий Палеолог

Отредактировано: 07.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться