Кикимора

Размер шрифта: - +

Кикимора. Продолжение 10

В коридоре подвала было довольно тихо и пусто, только в дальнем конце кто-то толпился, а здесь, в начале, слышалось тонкое попискивание медицинской аппаратуры. Двери во все каморки были распахнуты. В одной всё ещё спал Ромка. В другой, где погиб Вася, дверной проём перекрывала крест-накрест яркая полосатая лента, как в полицейских сериалах. Только лента эта была обычная, в хозмаге купленная. Значит, не стали для расследования полицию привлекать…

Около крайней каморки я даже споткнулась. С пола до потолка кровавые брызги и кровавые лужицы. На полу десятки беспорядочных кровавых следов. Из каморки эти следы вымазанных в крови подошв разбегались по всему коридору.

- Ты как? – уточнил Марецкий. – Не мутит?

- Лёша, я же здесь со всем этим выросла.

- Верно. Я всё время забываю…

- Где Эрик?

- Врачи работают в спальне.

Там кровати были сдвинуты к стенам. Две бригады медиков колдовали над телом, распростёртым на полу. Издалека от двери трудно было что-то разглядеть. Я только видела, что выше пояса Эрик раздет, а на расстеленных одеялах повсюду кровавые пятна. Одна нога Эрика была всё ещё обута в модную остроносую туфлю.

Я прижала ладонь к губам.

- Не надо здесь стоять, - проговорил Марецкий мне в затылок. – Ты сможешь подойти к нему не раньше, чем его начнут грузить в скорую.

Я кивнула, отступила в коридор и заставила себя отвернуться и пойти дальше.

Там, в дальнем конце коридора, у решёток камер стояли ребята, а неподалёку на ящике с противопожарным инвентарём сидел Димка Баринов. От тоже был весь перемазан в уже подсохшей крови, правые рукава куртки и рубашки отрезаны, а рука туго замотана бинтом от запястья до ключицы с перехлёстом вокруг груди и шеи.

- Дима! – я бросилась к нему.

Он зашевелился, выпрямляясь, честно попытался улыбнуться и неловко обнял меня здоровой рукой.

- Дим, что же теперь будет?! – прошептала я.

- Да ничего хорошего не будет, - вздохнул он. – Надеюсь, Эрик выживет.

О другом исходе мне даже подумать было страшно.

- Чем она вас так?

- Да я сам не понял, - виновато проговорил Баринов.

- Это было стекло от смартфона, - буркнул стоящий рядом Марецкий. – У Малера смартфон выпал. Топтались они, видимо, по нему. Корпус разбился, стекло вдоль треснуло. Нашли уже обе половины стекла, одна в каморке осталась, другую здесь в коридоре подняли, должно быть, уронила она, пока ты её в камеру волок.

- Должно быть, так, - согласился Баринов и вздохнул. – Ох, чувствую, закрутит Карпенко гайки… Ты ещё пропала куда-то. Я тебе звонил, звонил…

- Я телефон потеряла.

- Опять? – усмехнулся Баринов. – Умеешь же, а главное, вовремя.

Марецкий придирчиво оглядел нас:

- Лада, ты не подведи меня. Сидите тихонько, хорошо?

Я кивнула, и Марецкий пошёл к выходу.

- Дима, ты как, очень больно?

Он поморщился:

- Да не очень. Обезболивающее мне вкололи. Но руку здорово дёргает. Как бы зараза какая-нибудь не попала.

- Тебе наверняка вкололи всё, что нужно, не волнуйся. Отвезут тебя в больницу, обследуют, всё будет хорошо.

- Да не хочу я в больницу, - нервно фыркнул Баринов. – Мне бы дома отлежаться, и никаких проблем. Хотел уйти, так не пустили… Всё равно, сейчас попрошу, чтобы мне ещё что-нибудь дали, и домой поеду.

- Странные вы, мужики, - вздохнула я. – Заразы боитесь, стоматологов боитесь, от температуры небольшой уже помираете. Но в больницу – никогда и ни за что. И все вы такие, не ты один.

Баринов только неопределённо махнул рукой.

- Слушай, - сказал он вдруг. – Ты рассчитывай на меня, если что.

- Это ты о чём?

- Ну… Если Макса не отыщут, или Эрик… – промямлил Баринов, и тут же в сердцах сплюнул. – Ой, дурак я!.. Ладка, не обращай внимания, хреново мне, оттого несу чушь всякую. В порядке будут твои мужики, обязательно!

- Да, конечно, - кивнула я, стараясь сохранять спокойствие. – Спасибо, Дима.

Я встала с ящика и подошла к ребятам, что стояли около камер.

Камеры для буйных кикимор были узкими, чуть больше метра в ширину, и длинными. Кикимора на взводе то кидается, то забивается в дальний угол. Вот и сделали им в камерах такие дальние углы.

Когда я подошла, ребята негромко переговаривались, но, увидев меня, замолчали.

- Ну, что тут? – спросила я.

- Сидит, у дальней стенки, - чуть запинаясь, ответил мальчишка-дружинник, видимо, тот самый, молодой и глупый.

- К решётке давно подходила?

- Да вроде совсем не подходила, - мальчишка взялся за решётку и приблизил лицо к прутьям, вглядываясь.

- Ты дурак что ли? – фыркнула я. – Прыгнет – без глаз останешься.

Мальчишка отпрянул.

Я посмотрела на остальных. Нормальные ребята вроде, должны понимать, что к чему.

- А вы куда смотрите? – упрекнула я их.

- А пусть учится, - недобро заметил один из бывалых.

- Ну, не так же!

- А почему не так? Может, реакция лучше станет и соображать начнёт.

И я поняла, в чём дело. Парни пытались наказать труса. Сняли с себя ответственность за него.

- Зря вы это.

- Нам виднее, - возразил бывалый.

Он хотел ещё что-то сказать, как потное обнажённое тело, облепленное сверху до пояса рыжими прядями, метнулось из глубины камеры и с силой ударилось о прутья решётки.

Мы все отскочили к противоположной стене коридора. Вероника через пару секунд снова исчезла в глубине камеры.

- Сколько её корёжит уже, третий час пошёл? – уточнил мальчишка, с опаской поглядывая на решётку. – Пора бы уже угомониться…



Наталия Шитова

Отредактировано: 18.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться