Кикимора

Размер шрифта: - +

Кикимора. Продолжение 17

Некоторое время на веранде царила тишина, потом вдруг тихо и горько заплакала Вероника. Эрик бросился её обнимать, заставил подняться на ноги и увёл её в дом.

- Бедная, бедная девочка, - горько сказал Карпенко, глядя им вслед.

- Ей и правда сейчас станет полегче, - заверил Никита. – Сейчас ей нужен покой и близкий человек рядом, который правильно понимает всё, что с ней происходит.

- Человек такой есть, покой будет, - проговорил Виталий. - Вероника Сошникова по всем каналам числится нынче мёртвой, так что беспокоить её никто больше не станет. Я постараюсь достать ей новые документы.

Эрик вернулся к нам, но садиться не стал.

- Я пока с ней побуду. Боюсь оставлять, - сказал он. – Виталик, ты бы отвёз Ладу домой, а то слышал, что Марецкий сказал…

- Отвезу, - кивнул Виталий. – Попозже, когда окончательно протрезвею. Сейчас мне за руль нельзя.

- Я могу подвезти, - поднял руку Никита и посмотрел на меня. – Поедешь со мной?

- Поеду.

- Хорошо, - согласился Эрик, и уже повернулся, чтобы снова уйти в дом, но опять взглянул на Никиту. – Слушай-ка, а твой подселенец… Я так понял, он тут не приятностей с наслаждениями ищет?

- Нет.

- А что ищет, если не секрет?

- Да не секрет. Он принадлежит к старинному роду землевладельцев и создателей тарков. Он с юности на службе, которая борется с этими самыми сторонниками всеобщего беспорядочного равенства. Задача службы – вернуть традиционное равновесие в оба мира, свой и наш. Райда здесь выслеживает своих земляков и тех, кого они тут привлекли в помощники. Его зона ответственности - Питер и окрестности… Вы, кстати, статистику заболеваемости ККМР по регионам мира давно смотрели?

- Недавно, - отозвался Эрик. – В некоторых местах резко на спад идёт уже почти год. Но не у нас.

- Вот именно. Потому что в тех самых некоторых местах коллеги Райды в последнее время довольно удачно вылавливают мятежников. А здесь всё никак не поймать, - усмехнулся Никита. – Недавно стало известно наверняка, что главарь местных отлучённых в дружине служит. Но у вас тут народу, пока всех проверишь…

- Ты хочешь сказать, что в моей… в нашей дружине служит какой-то там «пограничник», у которого карманы набиты тарками?! – возмутился Карпенко.

- Да, - подтвердил Никита. - Сначала он сам людей в кикимор превращает… ну, с помощниками, разумеется. Потом их якобы ловит. А сам тем временем подыскивает для своих сородичей-единомышленников подходящие качественные футляры…

- Поймать бы, да башку ему свинтить, - разозлился Виталий.

Корышев кивнул:

- Всё верно: главная задача – остановить их. Везде остановить, чтобы прекратилось бесконтрольное появление новых кикимор. А тем, кто уже болен, надо просто помочь нормально жить. Обратной трансформации не бывает, к сожалению.

- Ладно, - Эрик переглянулся с Виталием. – Мы это обсудим позже. А сейчас мне надо вернуться к Веронике… Лада, не забывай мне звонить, пожалуйста.

 

 

Глава 28

 

- Ну, что, по кольцевой или через центр? – спросил Никита, притормозив на повороте.

Это было первое, что он произнёс за всё время нашего пути с дачи Виталия до Питера.

- Мне всё равно, - честно ответила я. И это тоже было первое, что я произнесла. – В центре, должно быть, мосты разведены.

- Даже если так, то скоро уже сведут. Поехали, - Никита решительно свернул на Выборгскую набережную.

Мы снова замолчали, и через некоторое время я почувствовала, что с моей стороны это уже не очень-то вежливо.

- Извини, что выдернула тебя из тёплого места. Но мне больше некого было просить.

- Ты всё правильно сделала, - кивнул Никита. - Вряд ли кто-то знает о чёрных кикиморах больше меня. Ну, по крайней мере в радиусе пары сотен километров.

- Только я не поняла: ты совсем недавно говорил мне, что не раскрываешь чужие секреты…

- Мне разрешили. Более того, поручили всё прояснить. Если бы не случилось кризисной ситуации, и ты бы меня не позвала, Райда послал бы меня к вам буквально сегодня-завтра.

- Почему?

- Потому что ты его отшила, - пояснил Никита с лёгким упрёком. - А ему сейчас очень нужны неформальные контакты с теми, кто связан с дружиной, и на кого можно положиться. Если уж не ты, Авва, то тогда только Айболит. И если верить тому, что говорят о Малере, а я этому верю, он не откажется помочь.

- Он-то, пожалуй, не откажется. Только я не оставлю Эрика наедине с Райдой. Ни в коем случае!

- Имеешь основания, - кивнул он. – Я тебя понимаю.

- Я должна извиниться перед тобой за мои слова в последний раз. Теперь я знаю, в смерти Макса ты не виноват.

Никита пожал плечами:

- Моя невиновность, прямо скажем, в глаза не бросается. Так что я не обиделся. Понятно было, почему ты всё это мне наговорила. Но ты разобралась, это главное.

Мы доехали до Троицкой площади. Никита не стал вставать в очередь с самыми нетерпеливыми автомобилистами, ожидающими сведения моста. Он свернул и припарковал машину в узком кармане вдоль сквера.

- Пускай ломятся, мы успеем, - проговорил он, выключая двигатель. – Пока воздухом подышим. Давно я белой ночью не гулял у Невы. А ты?

- Да.

- Что «да»?

- Тоже. Давно не гуляла. Не помню уже, когда.

- Ну вот, будет случай.

Случай этот был мне совершенно ни к чему. Но раз уж и правда он подвернулся, пройтись по воздуху не помешало бы.

Мы вышли из машины и побрели к Неве. И Троицкий, и Литейный, и Биржевой были ещё разведены. Идеальный вид.

По небу быстро двигались небольшие и лёгкие облака. Мы стояли у парапета, смотрели на изящно подсвеченный Троицкий мост, на кружевные силуэты фонарей на светлом июньском небе. А вот погода была совсем не летняя. Никита поднял воротник своего короткого шерстяного пальто и глубоко сунул руки в карманы. Мне же поднимать было нечего, и я просто ёжилась на ветру.



Наталия Шитова

Отредактировано: 18.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться