Кион-Тократ

Размер шрифта: - +

Часть вторая: Магикор. Глава 14. Лаборатория Высшей Теории

Часть вторая: Магикор

Всё изменилось с тех пор, как я занял первое место на турнире Белой Цапли. Мой успех не остался незамеченным, принеся мне славу и уважение среди собратьев и домочадцев. Как только я выходил за порог своей комнаты, меня встречали восхищённые, а порой и завистливые, взгляды учеников и студентов. Честно говоря, поначалу это приносило мне определённое удовольствие, но вскоре чрезмерное внимание к моей особе стало утомлять.

Месяцы, проведённые в Проклятой Цитадели, до сих пор вызывают у меня двоякие чувства. Безусловно, мне было интересно познавать что-то новое, открывать для себя самые таинственные загадки Саул Тай. Однако была и другая сторона медали. В первый же месяц своего пребывания в Айбэш-Зу я стал свидетелем ужасных ритуалов некромантии и чёрной магии, которых прежде не мог себе даже вообразить. Подобные эксперименты преимущественно проводились в лаборатории Высшей Теории, которая и ныне ассоциируется у меня с Тленом и Разложением.

Отношение ко мне среди чародеев было достаточно прохладным. Некоторые за глаза называли меня «мясорезом», что почему-то считалось оскорблением среди магикорцев. Наверное, они считали, что убивать врага голыми руками или оружием не так эстетично, как теми способами, которыми владели они. Как по мне, разница не велика. Для несчастной жертвы уж точно.

Артур Смилодон

Глава 14

Лаборатория Высшей Теории

«На мой, весьма скромный, взгляд, Покинутые сильно переоценивают могущество Дома Магикор. Как же, чародеи, запросто управляющиеся со стихиями и магией Крови, снискавшие славу даже среди ковенантов Шаал-Дуран — сильнейших в магическом братстве. Смех, да и только. Они, эти старики с юными лицами, пресловутые магистры Кион-Тократ, на деле весьма мало понимают, что значит подлинная магия Крови, замешанная на ярости Охотника и вечной Жажде. Нет, конечно, я вовсе не утверждаю, будто магистры незаслуженно называются сильнейшими в братстве магов, однако, как выяснилось в ходе моих изысканий, их сила скорее заёмная, нежели собственная. Эмблема Аканти, источник Тлена и Безумия, способна возвеличить даже самую мелкую букашку, предварительно пропитав её душу насквозь эманациями своего расчленённого владыки»

Утерянные записки Кровавого Рогула

Уже несколько тысячелетий тропа Шамана соединяла замки Айбэш-Зу и Айбэш-Хаурум, пролегая через дикие заросли дремучего леса. В этот поздний час она выглядела особенно мрачно. По обеим сторонам дороги высокими неприступными стенами возвышался тёмный лес. Временами между стволами деревьев мелькали пугающие тени. Возможно, то были дикие кабаны или, более вероятно, волки, которые издревле промышляли охотой в глухих дебрях долины, затерявшейся среди гор.

Скованный в душе безрадостными мыслями, Артур медленно брёл по дороге, и каждый шаг неотвратимо приближал его к мрачному невысокому замку, красноречивое название которого воплощало в себе жуткую квинтэссенцию ненависти и безумия. Айбэш-Зу, что значит Проклятая Цитадель. Воистину, подходящее название для обители ужаса и тёмного порока.

Над головой студента раскинулось звёздное небо, в центре которого сияла полная луна, чуть окрашенная багрянцем. Где-то там, в глубине леса, завывал одинокий ветер, ненароком залетевший в долину со стороны замёрзших гор. Артур поёжился, представив себе холод, царивший на поднебесных склонах.

Покинутый был одет в удобные кожаные штаны, подпоясанные ремнём с серебренной пряжкой. Мягкие сапоги, затянутые кожаной шнуровкой, достигали колен. Тело надёжно укрывал чёрный плащ, подаренный магистром Кицумом. Его внутренняя подкладка представляла собой чудесное творение дварфов — пластинчатую кольчугу, изготовленную вручную из адаманта. За спиной воина висел тощий мешок, в котором лежали лишь самые необходимые вещи: иголка, катушка ниток, короткий нож и прочая дребедень. Осирис наказал юноше не брать с собой боевое оружие, объяснив это тем, что чародеи весьма болезненно относятся к собственной безопасности.

Артур не желал отправляться в Айбэш-Зу, но к его сожалению никого не интересовало мнение студента. Победа в турнире Белой Цапли принесла ему славу, но вместе с ней он заполучил и тягостное бремя, словно в шутку названное кем-то главным призом турнира. Целых шесть месяцев предстояло юноше обучаться в лабораториях Проклятой Цитадели, впитывая в себя науку надменных чародеев Магикора.

— Ну почему я? — с унынием размышлял юноша. — Почему не Граникус или Саймон? Почему всегда я?

Вопрос не имел ответа. Как и прежде, с этим можно было только смириться.

Вскоре лес расступился, и тропа Шамана вывела Артура к приземистому и, на первый взгляд, весьма невзрачному замку, единственные ворота которого представляли собой раскрытую пасть гигантской змеи. На голове каменного чудовища тускло блестели чёрные камни-глаза, отражая скупой лунный свет. На мгновение Артуру показалось, что змей презрительно смотрит на него, проникая взглядом в самое сердце. Юноша передёрнул плечами, но неприятное ощущение осталось.

В широких воротах находилась небольшая дверца. Артур поднял руку, чтобы постучать, но не успел. Дверца открылась, ослепив его пламенем факела. Смилодон несколько раз моргнул, прежде чем увидел костлявого старика в странном балахоне, ниспадающем до пола. Лицо старца было изрезано сетью морщин, но глаза казались такими же ясными и живыми, как и в дни молодости.



Александр Воронич

Отредактировано: 19.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться