Кион-Тократ

Размер шрифта: - +

Глава 25. Картуш

Глава 25

Картуш

«Первый среди тёмных эльфов Картуш Леррой де Феррат, прозванный Огненосцем, воистину достоин своей славы. Созданный Всесильной Терфиадой по образу и подобию пресветлого альварского народа, он стал тем, кто возглавил драугье племя и повёл его против людей, дварагов и альваров. Однако затем случилось невозможное: он, проявив коварство в лучшем духе своего народа, увёл драугов прочь с полей сражений, оставив своих союзников — исполинов и огров — погибать от рук Лученосцев. С тех пор возникло крылатое выражение: “не хочешь дать дуба — не слушай драуга”.

Известно также, что Терфиада пыталась вернуть тёмных эльфов, отправив за ними Ишанура фиц Кармадона – одного из Всадников Апокалипсиса. Однако Картуш Огненосец привлёк к этой битве Гриффиса Сет-Хара и, благодаря тому, благополучно покончил с игом Пятёрки»

Мракорис Теодорский, «Тайны Эпохи», сокращённое издание

Дан-Мир встретил лорда Ахариса гнетущей тишиной и затхлым ветром, дующим из подземных глубин. Обитель бесконечной ночи давила на каждую клеточку главы Шандикора, ведь даже он — один из сыновей Древних Богов — чувствовал себя неуютно под миллионами тон минералов и руд. Тысячелетиями, после возникновения от Вуларго, Дан-Мир был обителью свирепых монстров, которые скрывались во мраке, выискивая на завтрак заблудших глупцов. Впрочем, Зерат Ахарис не был глупцом, и так же не годился на роль завтрака. Он знал о том, какие опасности таятся вокруг, но и порождения Ночной Мглы чувствовали в нём опасность и обходили стороной.

После часа блужданий Зерат вышел под своды небольшой пещеры, в которой остался стоять, терпеливо ожидая того, кому назначил встречу. Казалось, он слился с темнотой воедино, но это нисколько не помешало гостю — обладателю инфракрасного зрения драугов.

— Доброго тебе дня! — раздался голос с необычным акцентом. — Давно ждёшь, братец?

— Достаточно, — раздражённо ответил Зерат. — И всё-таки я благодарен тебе за то, что пришёл… Картуш.

Драуг, высокий по меркам своего народа, обогнул Зерата и встал перед ним. Глава Шандикора щёлкнул пальцами, заставляя пещеру наполниться приглушённым свечением. Глаза таинственного пришельца смотрели на него насмешливо, позволяя Покинутому рассмотреть сплошные белки с тонкими прожилками сосудов. Да, это был тёмный эльф. Но не простой драуг, а древнейший из них, презревший законы времени, словно вышедший из жутких сказок о Смутных Временах Гарата. Его облик был исполнен силы и уверенности, которые ничуть не уступали ауре, исходившей от лорда Ахариса.

— А разве у меня был выбор? — с улыбкой спросил эльф. — От тебя ведь всё равно не отвяжешься, Шуастра…

— Прекрати. Не называй меня так. Я уже давно порвал с Шаал-Дуран, навсегда став их врагом. Теперь у меня другая личина, в которой мне вполне комфортно пребывать.

— Вот как? — спросил тёмный эльф. — До сих пор скрываешься под своей маской? Интересно узнать, почему? Или ты опасаешься преследований со стороны Тёмных Магов?

— Я ничего не опасаюсь. Но этому врагу нельзя давать ни шанса. Когда-то я рискнул всем, чтобы избавить мир от их присутствия, и здорово обломался. Больше такой ошибки я не совершу.

— Понятно. Тогда ответь, зачем ты позвал меня на встречу? Сколько лет мы уже не виделись? Тридцать? Сорок? Неужели ты соскучился по моей компании?

Зерат фыркнул.

— Ты же знаешь, дорогой брат, что я мало подвержен подобным сантиментам. Всё это глупости, присущие человеческой природе, но не нашей с тобой. Необходимость этой встречи давно назрела. Я пришёл обратиться к тебе за помощью и содействием.

— Интересно, какая помощь могла тебе понадобиться?

— Ты ведь знаешь, что Губитель возродился, как и было предсказано. Я снова начну Круг Испытаний, и на этот раз не позволю случайностям нарушить наши планы.

— Круг Испытаний? — рассмеялся драуг. — Всё-таки Лже-Элохим запудрил тебе мозги, как я и боялся. Ты действительно хочешь плясать под чужую дудку?

— Хватит оскорблять Отца. Сегодня мы должны объединиться, чтобы сбросить власть никчёмных, а ты снова за старое.

— Да, снова! И я не верю, что он действительно наш Отец! Всем известно, что настоящий Элохим пал при захвате Трезубца. А твои болезненные фантазии о мести лишь плод чьих-то манипуляций.

— Я не хочу с тобой спорить, Картуш, — мягко, но настойчиво возразил Зерат. — Придёт время, и ты встанешь рядом со мной и своими братьями. Пусть сейчас ты отрицаешь нашу святую миссию, но, когда Губитель откроет Врата Харибды и весь Мир затаит дыхание в ожидании перемен, ты будешь среди нас.

— Сколько пафоса, — снова рассмеялся драуг, но на этот раз его смех прозвучал весьма натянуто. — Не кажется ли тебе, что он неуместен, учитывая, что я один среди братьев не разу не погиб, начиная со Смутных Времён. Все вы вспыльчивы и необузданны. Никто не смотрит вперёд на несколько шагов. И ты предлагаешь мне примкнуть к вашим детским шалостям?



Александр Воронич

Отредактировано: 19.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться