Кион-Тократ

Глава 26. Жизнь и…

Глава 26

Жизнь и…

«Чего стоит Жизнь, если её нельзя без малейших сожалений отдать, защищая того, кто стал для тебя целым миром? Чего стоит Жизнь, если её единственной ценностью для тебя является личное умиротворение. Принцип собственной выгоды управляет круговоротом сознания, и в этом нет ничего удивительного. Однако здесь кроется величайший парадокс человеческого бытия. По своему определению, Жизнь без готовности идти на жертвы во имя близких, пуста и бессмысленна. Настоящую ценность, а точнее «бесценность», она приобретает лишь в тот момент, когда предает себя в руки Смерти, презрев правила собственной Пользы и Выгоды. Во имя Любви, Надежды и Веры»

Олаф с Перьями, «Апологет Жизни, апологет Смерти»

На следующий день рано утром Агно первым делом встретился с Артуром. В глазах мастера стояла смертельная тоска. Юноша предположил, что она связана с предстоящим ему допросом в Айбэш-ЗУ, и постарался успокоить наставника.

— Не тревожься, — попросил он, — магистр Ванакис задаст мне несколько вопросов, чтобы удостовериться, что Джун и Такер первыми начали наш бой. Это всего лишь формальность. Благодаря Граникусу, который подтвердил мою версию, меня никто не тронет.

— Ты прав, малыш, — улыбнулся мастер. — Всё будет хорошо. Завтра ты вернёшься из Проклятой Цитадели, и мы навсегда покинем Кион-Тократ. К этому времени у меня всё будет готово. Обещаю тебе.

Артур радостно кивнул, снова безоговорочно веря своему наставнику. И только потом, много позже, размышляя об этом моменте, он осознал, что на сердце у Агно покоился камень, гораздо более тяжёлый, чем он мог представить.

***

За несколько часов до описанного разговора, поздней ночью, Агно вошёл в покои лорда Ахариса, даже не представляя, какой разговор его ожидает.

— А вот и наш блудный сын пожаловал, — раздалось из угла позади мастера насмешливое восклицание. Агно узнал голос Осириса.

— Помолчи, Осирис. Остуди свой пыл, — раздражённо рявкнул Зерат. — Проходи, брат Агно, не слушай этого болтуна.

Агно, сохраняя на лице видимость безмятежности (увы, только видимость), прошёл в центр комнаты и остановился перед Безликим, который сидел в кресле, закутавшись в своё нелепое одеяние, напоминающее халат. Лишь изредка на памяти Агно лорд Ахарис представал в потёртых кожаных доспехах, в основном, во время поединков с наглецами, бросающими ему перчатку.

— Вызывали? — спросил мастер, игнорируя хмурый взгляд Осириса.

— Всё верно, — кивнул Безликий. — Я пригласил тебя, чтобы наконец разобраться со всеми противоречиями, которые сложились между нами. Видишь ли, брат мой, мне известно, что ты замыслил опасное мероприятие, которое не сможет закончиться позитивно ни при одном раскладе. Ты понимаешь, о чём я говорю?

Агно лихорадочно соображал, чувствуя опасность, нависшую над ним. Отбросив несколько предположений, он пришёл к единственному выводу, который невозможно было отрицать — Зерат узнал о планах Серканиса и его ученика. Глубоко вздохнув, Агно вперил взгляд в зеркальную маску и мрачно произнёс:

— И что теперь? Вы попытаетесь нас остановить?

В комнате повисла тишина, прервавшаяся смехом Зерата:

— Попытаюсь? Ты явно недооцениваешь меня, если смеешь использовать предположительные категории. Неужели ты действительно поверил, что у тебя хватит ума и сил противостоять мне?

Агно почувствовал прилив злости. Его лицо заострилось, а кулаки сжались сами собой.

— Значит вы отказываетесь оставить Смилодона в покое? — прорычал мастер, краем глаза наблюдая за Осирисом. — В таком случае я оставляю за собой право ответить вам аналогичным образом.

Осирис вскочил с дивана, на котором развалился с вальяжным видом. Недобро сверкнув глазами, он направился к Агно. В лице чернокожего мастера читалось явное намерение наказать своего зарвавшегося ученика. Но он забыл, что Агно уже не тот мальчик, которым он помыкал в далёком прошлом. Сейчас это был взрослый Токра, ощутивший отцовскую связь с другим существом, ради которого он готов был пожертвовать самым ценным. Росчерк клинка и брызнувшая кровь вызвали немое изумление на лице Осириса.

— Не советую повторять, — сухо сказал Агно, ногой отпихивая отрубленную кисть к стене комнаты. — И вообще, лучше беги к чародеям, пока не подох от воздействия драгонита. Или он на тебе не работает?

Осирис не ответил. Он мрачно замер, зажимая пальцами кровавый обрубок вместо руки. Его кисть лежала неподалёку, как напоминание о беспечности.

— Я убью тебя, — проревел чернокожий мастер, справившись с оторопью.

— Хватит уже, Осирис, — вмешался Безликий. — Оставь нас наедине, прошу тебя.

— Но Зерат!

— Я сказал, оставь нас, — в голосе лорда прорезались металлические нотки. — Иди, обработай свою рану. А ещё лучше, обратись к магам, как посоветовал Агно, если не хочешь отращивать новую конечность пару месяцев. Они тебе эту приставят на место, — Зерат указал на отрубленную кисть.



Александр Воронич

Отредактировано: 19.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться