Кион-Тократ

Глава 4. Откровение

Глава 4

Откровение

«Дитя невинно и свежо.
Напоено теплом Рассвета.
Но Смерти, право, всё равно,
Что Жизнь... Что Боль...
Что Счастье лета... »

Олаф с Перьями, «Поющие во Тьме»

Смилодон спал в своей кровати, покрывшись холодным потом и скрежеща зубами. Пожалуй, сейчас он видел самый жуткий сон в своей жизни. Туманные видения перенесли его в центр лесной поляны, где расположился дикий саблезубый зверь, свирепо бьющий хвостом с тёмной кисточкой о землю. Своими белоснежными клыками он терзал огромного, ещё агонизирующего самца-оленя. Ни жалости, ни сопереживания не было в душе дикой кошки.

Видение померкло, а через мгновение снова прояснилось. Однако картинка уже слегка отличалась. На месте оленя оказалась юная девушка, чьи длинные волосы ниспадали на обнажённую грудь.

Мигнуло.

И снова произошло перевоплощение. Саблезубый хищник стал человеком, вызывая у незримого наблюдателя чувство отвращения. Он низко склонился над жертвой, припадая ртом к прекрасной шее. Когда кровопийца наконец оторвался от бесчувственного тела и поднял голову, Артур ужаснулся… ибо это был он сам.

Хищный оскал зверя, с длинных клыков которого стекают две струйки крови. Бледное лицо. Крылья аристократического носа раздуты, словно у обезумевшего. А вместо глаз две бездонные ямы, наполненные кровью и жестокостью, хотя нет, скорее безумием. Сомнений не оставалось, это был он.

Артур забился в конвульсиях, не желая мириться с действительностью.

В ту же секунду он почувствовал, как невидимая сила подхватила его и начала трясти, как тряпичную куклу. А затем он проснулся.

— Кошмары замучили, дружок? — раздался тихий сочувствующий голос.

Смилодон приподнял голову с подушки и увидел над собой человека, которого сложно было спутать с кем-то другим. Зеркальная маска отражала собственное лицо Артура, и в этот раз в нём не было ничего зловещего. Напротив, юноша увидел свои испуганные глаза и как-то сразу успокоился. Кошмар окончательно отступил.

— Милорд, — пробормотал студент, делая попытку подняться.

— Нет-нет, лежи спокойно и не тревожься ни о чём.

— Что это было? Пожалуйста, скажите, что мне всё приснилось!

Зерат сочувственно, а может быть насмешливо покачал головой.

— Всё зависит от того, о чём ты говоришь. Если в твоём «сне» присутствовало некое очаровательное дитя, из которого ты выкачал всю кровь до последней капли, то я не могу отрицать его реальность.

По телу студента пробежала судорога. В тонких чертах лица проявилось отчаяние, до этой минуты ему незнакомое. Уже больше года он знал о природе Токра, скрытой в каждом ученике Ордена, и всё равно не был готов к тому, что случилось. Зерат внимательно наблюдал за юношей, цепким взглядом подмечая всё, что творилось у того в душе.

— Я вижу, что тебе неприятны мои слова. И всё же, ты не удивлён?

Дождавшись кивка, Безликий фыркнул.

— Значит, твой наставник всё-таки нарушил Устав.

— Почему? — выдавил из себя Артур.

— Потому что, наставники не имеют права рассказывать ученикам о том, кто мы такие. Наше воспитание не должно быть напрямую связано с природой вампиров. Ведь мы не просто кровососы, мы Токра, и уж поверь мне — это гораздо больше. Неразумно привязываться полностью к той части себя, которая не может существовать отдельно от Ночи и жажды крови. Это превращает тебя в раба. Таковых и без нас достаточно в этом мире. Вот почему Орден продолжает утаивать от своих учеников часть правды до того дня, когда они смогут принять её разумно, как надлежит высшим созданиям Тенебриса.

Артур кивнул, хотя на самом деле ничего не понял.

— Ну, да ладно, — усмехнулся Зерат, — я закрою глаза на то, что Агно нарушил Устав. Тем более, как мне кажется, теперь это не важно. Настал момент, когда ты должен узнать всё о себе и своих братьях.

Зерат замолчал, собираясь с мыслями, а потом начал рассказ:

— Да, мы вампиры. В первую очередь это значит, что мы пьём кровь, как и остальные представители кровососущей братии. Она нужна нам не для того, чтобы жить (что верно для всех прочих), но лишь для того, чтобы успокоить Охотника. Ты должен знать, что в Мире насчитывается около десятка видов нашего рода. Это и гонусы, и маковиты, и вельзуры, почти такие же древние, как и Токра. Однако, мы всё же стоим особняком. Нас часто называют Высшими, поскольку мы не имеем недостатков, которые присущи другим. Главный среди них, как ты понимаешь, это непереносимость солнца. Оно действительно убивает наших братьев по Матушке. Почему Токра лишены такого изъяна, тебе никто не расскажет. Это не результат мутагенов, и не следствие ритуальной магии. Как известно, наши ближайшие кровные родичи, не обнаруженные Орденом вовремя, как и мы не боятся света. Ты ведь уже знаешь о них?

— Вы говорите про Отверженных?

Зерат кивнул.



Александр Воронич

Отредактировано: 19.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться