Кирпичи 2.0. Авторская редакция

Глава 12. Разбор полетов

Ритка долго не могла успокоиться после встречи со скинами. Всю дорогу она в деталях вспоминала происшествие, с каждым разом приукрашивая мои подвиги. В последней ее версии хулиганы выглядели мелкими глупыми детишками, не понимавшими, с кем связываются. То, что я сам получил по носу, она сочла хитрым тактическим приемом.

— Слушай, Сереж, круто ты так загнулся, как будто от боли, а потом сам ка-а-ак дал! — тараторила Ритка. — Те двое аж сразу перекосились, поняли, с кем дело имеют!

Да уж, удружил Леха. Хоть бы предупредил, что ли. Но слушать Ритку было приятно.

Мы зашли в кафе поблизости от кинотеатра. Полутемная интимная обстановка заведения настраивала на авантюрный лад.

Кругом сидели влюбленные парочки, а у телевизора собралась небольшая кучка пузатых мужиков, смотревших футбол. За бильярдным столом лениво гонял шары какой-то очкарик. После каждого неудачного удара он мрачнел и бормотал страшные проклятия.

Толстая, но опрятная официантка принесла нам темного пива. Арбузные груди колыхались в такт ее движениям.

Ритка ревниво проследила за моим взглядом, а потом куда-то в пустоту сказала:

— Ей явно не помешало бы заняться собой.

Я постепенно отходил от первой в жизни драки и с упоением вспоминал сладость чувства от... Нет, не от фиктивной победы, а от того, что смог: ответить и ударить человека. Ударил, даже не зная точно, что будет дальше.

Нос противно пульсировал. По пути в кафе зашли в аптеку, где я купил пластырь. С пластырем на носу я чувствовал себя пострадавшим за правое дело героем.

Впервые в жизни я жалел, что в детстве не записался на бокс.

— Сереж, а ты, наверное, боксом занимался? — перебила мои размышления Рита. — Или самбо?

— Ничем я не занимался, Рит, — хмуро ответил я. — К сожалению.

— А вот Сашка Бородаенко мне рассказывал, что он занимался чем-то таким. То ли ушу, то ли кунг-фу. Даже пояс у него какой-то есть. А Стас — вообще чемпион СССР по тяжелой атлетике.

— Про Стаса я знаю, — сказал я. — А насчет Сани Бородаенко… Это правда, что вы встречались с ним?

— Да, встречались одно время, пока он мне не надоел. А ты откуда знаешь? — прищурив глаза, спросила Ритка.

— Слышал от него, — ответил я.

— Да, правду говорят, что вы, мужики, хуже баб. И язык у вас без костей, — презрительно сказала Рита.

— Так, ты, пожалуйста, всех-то под одну гребенку не греби, — оскорбился я за мужиков.

«Го-о-о-ол!» — заорали болельщики. Бильярдист-очкарик испуганно вздрогнул. Официантка повторила пива. Визуально ее груди стали еще больше. Когда она отходила, я с трудом перевел взгляд на Ритку. В сравнении с арбузами официантки ее грудь явно проигрывала. Но маленькой я ее назвать не решился бы: хороший второй или третий размер, я не специалист.

— А что еще он рассказывал? — сделав ударение на слове «еще», спросила она.

— Да ничего особенного. Встречались, рассказывал. Расстались, рассказывал.

— Хватит увиливать, Сергей! — возмутилась Ритка. — Говорил он, что переспал со мной? Говорил, что бросил?

— Пес его знает, Рит, что ты привязалась? — вспылил в свою очередь я. — Какая разница, говорил он что-то или нет?

— Да такая, что, если говорил, то соврал! Да, мы встречались пару раз, один раз он цветы подарил, повез к себе домой после ресторана. Выпили пару бутылок коньяка. Саша долго мялся, наконец решился, когда выдумал, что я окончательно опьянела, — с какой-то остервенелой злостью рассказывала Рита. — Но оказался неспособным к боевым действиям, поник, стушевался, извинился и отправил меня домой.

— Что значит «оказался неспособным к боевым действиям»? — решил уточнить я.

— Ты что, Сереж, совсем глупенький? Не встал у него, понимаешь? После этого он не то что «бросил меня», он взглядом со мной боится встречаться! А всем, гад, рассказывает, что поматросил.

— Так, может, для него то, что ты соглашалась с ним переспать, уже само по себе победа? И он потерял спортивный интерес? — спросил я.

— Да-а-а? — протянула задумчиво Рита. — Я не думала об этом. Но если бы я была мужчиной, то я бы это победой не назвала. А назвала бы полным, безоговорочным и позорным поражением.

— Знаешь, я тоже так считаю, — сказал я, протянув кулак.

Она улыбнулась, коснулась своим кулаком моего, и я озвучил удар примерно так же, как озвучивали драки в индийском «Танцоре диско»: «Тыщ-тыщ-тыщ-тыщ-тыщ» — постепенно затихая с каждым «тыщ». Продолжая улыбаться, Рита внимательно посмотрела мне в глаза.

— Сереж, а ты изменился.

— Да брось, — смутился я. — Мы не так часто с тобой виделись.

— Правда-правда. У меня глаз наметан, работа такая. Я вижу — ты изменился. Дело не том, что ты сменил имидж, это и Бородаенко заметил…

— Рассылку сделал? — перебил я.

— Что? А, да, написал всем в духе: «Скандалы! Интриги! Расследования! Верните нам старого Сергея Резвея!». А ты не получил? Да не бери в голову и не перебивай, сбиваешь же! Изменился ты внутренне. Не скажу — как, в чем, к лучшему или нет, но изменился. И чувствуется это…

Как назло, Риту перебил звонок Лехи. Она замолчала, ожидая, что я отвечу.



Данияр Сугралинов

Отредактировано: 14.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться