Kirsten Portwell

Размер шрифта: - +

Глава 16

  Место, где мы остановились, было мне знакомо. Это был так называемый бабушкин дом, который стал гораздо более большим и роскошным, чем в последний раз, когда я была здесь. 
  Заглушив мотор, Шон вышел из машины и открыл для меня дверь. Я поблагодарила его и переместилась на край сиденья, чтобы было удобнее слезть с него, но как только одна моя нога коснулась земли, мужчина подошёл ко мне и аккуратно поднял на руки. 
- Я беременная, а не смертельно больная, - пробубнила я сквозь зубы и устремила всю свою злость на человека, который всего-навсего выполнял приказы женщины, собиравшейся стоически терпеть все мои возмущения. 
- Вы ранены, - спокойно ответил мужчина, спасая маму от придумывания оправданий на этот дурацкий счёт. От меня не ускользнул тот факт, что она продолжила сидеть в машине, как если бы ей нужно было ехать.
- Ты не собираешься оставаться, ведь так?
- У меня ещё есть дела в городе, но я обещаю, что вернусь вечером, - либо я стала чувствительной, либо она и правда была огорчена тем, что ей придется уехать. - Шон присмотрит за тобой. 
- Конечно же он присмотрит, - едва слышно прошептала я, уставившись на землю, когда мужчина уже нёс меня в сторону здания. 
  Как только мы оказались за порогом дома, я вспомнила, что Мередит не упомянула об одной очень важной вещи: о том, что дом кишил не особенно дружелюбными девушками, которых я никак не ожидала здесь увидеть. 
- Ещё одна? - возмущённая блондинка с проколотым носом недовольно сложила руки на груди. 
- Господи, да сколько уже можно?! - закатила глаза брюнетка с синим омбре на кончиках. 
- Какого чёрта здесь происходит? - спросила я, осматривая подошедших особей женского пола. - Шон? 
  Мужчина молчал, поджимая губы. Он что-то знал, но не собирался делиться информацией.
- А происходит здесь то, что ты очередная Кирстен, предположительно являющаяся дочерью Портвелл, - любезно пояснила брюнетка, сделав глоток кофе, запах которого я в последнее время терпеть не могла. 
- Какого чёрта?! - моя мама может оказаться не моей? Что за ерунда? - Шон, мне срочно нужно позвонить.. 
- Мисс..
- Телефон.
- Мисс.. 
- СЕЙЧАС ЖЕ! - завопила я, опуская ноги на пол. 
  Одна из девушек принесла мне стакан с водой, а парень дал сотовый и помог добраться до дивана. 
- Что-то случилось, Шон? Что-то с Кирстен? - не на шутку обеспокоенный голос Мередит раздался после третьего гудка. 
- С какой из, мм? Как оказалось здесь слишком много людей с одинаковым именем на один квадратный метр бабушкиного дома! 
- Тебе нельзя нерв..
- Ох, серьёзно?! - удивлённо возмутилась я, не обращая внимания на обратившихся в слух девушек. - Тогда объясни мне, какого чёрта здесь происходит?! Я вообще твоя дочь или ты взяла меня из детского дома?! 
- Я скоро приеду и всё тебе объяс..   
- Можешь не утруждаться, - я отключилась, собираясь убраться и отсюда. 
  Не успев сделать и нескольких шагов, мою ногу пронзила острая боль и я, заскулив как раненое животное, потеряла равновесие, ударившись головой об угол дивана.
  Мужчина громко выругался и подбежал ко мне. Несколько девушек последовали его примеру, но только не блондинка с брюнеткой, на которых я обратила внимание сразу после того, как вошла внутрь. 
- С вами всё в порядке? 
- Кажется да, - неуверенно заявила я, принимая помощь, чтобы подняться. Внезапно почувствовав слабость, у меня закружилась голова и я едва не рухнула обратно. В этот раз Шон успел подхватить меня.
- Похоже, что нет, - констатировал он, спешно неся меня по лестнице вверх. 
  Я не помню, как меня укладывали на кровать, потому что мое сознание отключилось ещё по дороге к комнате. 
  Открыв глаза, я поняла несколько вещей. Первая - уже было утро. Вторая - возле меня сидел немолодой, но весьма привлекательный врач, который, судя по всему, обработал, наложил несколько швов и повязку на ногу.
- Как вы себя чувствуете? - спросил мужчина, поправив очки. 
- Хочу пить, - у меня так пересохло в горле, что я едва могла говорить. В ту же секунду Мередит присела с другой стороны кровати и поднесла к моих губам стакан с водой. Ощутив блаженную влагу, я чуть не застонала от удовольствия, но вовремя вспомнила, что вокруг меня находились люди. 
- Вы помните, что случилось? 
- Да. Или нет. Не совсем, - неуверенно протянула я, хмуро глядя на маму.
- Вы беременны. Вы расстроились и потеряли сознание, - объяснил врач, делая какие-то заметки в блокноте. 
- Тогда почему уже утро? Я не могла отключиться на несколько часов.
- У Вас был трудный день. Вы устали. Вы приходили в сознание. Шон сказал, что Вы даже самостоятельно сходили в ту..
- Я этого не помню, - быстро проговорила я, не желая, чтобы доктор договаривал неловкую фразу. 
- В этом нет ничего страшного, - мужчина улыбнулся тёплой улыбкой и оторвался от записей. - Как Вы чувствуете себя сейчас?
- Голова немного.. Э-э болит и.. Сила притяжения слишком сильная, чтобы попытаться с ней поспорить..
- Это нормально, вам нужен отдых и строгий постельный режим.
- С ней все будет в порядке? - спросила мама, неотрывно наблюдая за мной. 
- Да, но..
- Но?
- Но ещё одного волнения ребёнок вашей дочери может не пережить.
  Супер. Легче сказать, чем перестать думать о людях, вонзающих в мою спину ножи.
- Я поняла. Остальные рекомендации я хочу видеть в письменном виде, а теперь живо оставьте нас одних. 
  Заметив, что я пытаюсь приподняться на локтях, Мередит пресекла мои старания и осторожно уложила обратно.
- Тебе нужен отдых.
- Мне нужна правда.
- Что ты хочешь знать? - спросила она, забравшись на кровать сбоку от меня. 
- Первое, что я хочу знать, твоя ли я дочь.
  Я затаила дыхание.
- Да, ты моё единственное кровное дитя.
- Тогда кто все остальные?
- Тоже мои дочери.
- Я не понимаю, - выдохнула я, уронив лицо в ладони. - Зачем?
- Чтобы тебя было труднее найти.
- От кого ты меня прячешь?
- Это очень длинная и запутанная история, Кирстен.. - начала мама, но я остановила её.
- Мне уже некуда спешить. 
- Тебе нужно поесть, - вставая, произнесла она и попыталась уйти, но я снова остановила её, схватив за руку.
- Мне. Нужна. Правда. 
  Вернувшись обратно, Мередит снова забралась под одеяло рядом со мной.
- Мы с твоим отцом не должны были влюбляться. Именно с этого все и началось.. Мы были молоды и безрассудны. Не боялись трудностей и думали, что сами можем решать, как нам жить. И мы могли бы, если бы он не был сыном своего отца, а я не была дочерью Милтонов. 
- Что это значит? - спросила я, не до конца понимая причастность одного из моих дедушек к происходящему.
- Это значит, что кровь главы мафии была слишком сильна и перекрывала доступ к разумной части его мозга. Если твоему отцу говорили прыгать, то он не спрашивал как высоко, а просто брал и прыгал. Касательно работы, которая с самого детства была неотъемлемой частью его жизни, он был идеальным исполнителем, но когда, вопреки всем запретам моей не менее мафиозной семьи, мы обручились, терпеть я больше не могла. Его постоянное отсутствие и, чёрт возьми, Кирстен, он мог молчать сутками! Я любила его! Я бросила всё ради него! Я стала "никем"! Я мертва для своей семьи, Кирстен. Моя мать.. Моя сестра.. Мой отец, который души во мне не чаял.. Они отказались от меня! Я потеряла всё из-за человека, который не смог сказать своему отцу "нет" и бросил меня, ничего не объяснив, потому что гребаный старик нашел для своего сына партию получше и ему чертовски сильно нужен был этот альянс! 
  Я чувствовала её раздражительность, но она слишком умело скрывала эмоции за маской холодного равнодушия. 
- Как ты об этом узнала? 
- Его отец заявился в наш дом и лично вручил мне приглашение на свадьбу.
- А как же я? Я ведь уже была у тебя, верно? 
- Верно. А тебя он хотел заклеймить фамильным гербом, насчитывающим более сотни лет, и отдать на воспитание в семью, не знающую о твоих корнях, чтобы научить тебя жестокости, убийствам и ненависти. Исполнись тебе семнадцать лет, ты стала бы наёмницей во служение своего же отца, которому не сказали бы, кто ты. Именно так поступают в их семье с детьми, которые были рождены не в браке. Маулет не возражал против такого исхода событий, поэтому..
- Ты сбежала и стреляла в него.
- И я сделаю это снова, если он к тебе приблизиться, - пообещала мама и отреагировала на телефон, вибрирующий в кармане. - Существует ещё много вещей, о которых тебе следовало бы знать, но мы поговорим о них позже, обещаю.
  Мередит поднесла сотовый к уху и скрылась за дверью комнаты, оставив меня наедине с полученной информацией.
  Я видела мистера Маулета всего несколько раз, но в каждый из них он вёл себя достаточно дружелюбно по отношению ко мне. Может так, а может он просто хотел казаться таким.
  Не желая больше находиться в горизонтальном положении, я медленно и осторожно выбралась из одеяла, переоделась в пижаму, а платье, купленное на деньги Джейсона, бросила в бумажный пакет. Намереваясь спуститься вниз, чтобы поесть, я столкнулась с несговорчивой и снисходительно улыбающейся проблемой, которую звали Шоном. 
- Вернитесь в кровать.
- Мне нужно поесть.
- Я распоряжусь, чтобы всё необходимое принесли в вашу комнату.
- Мама не хочет, чтобы я встречалась со своими сестрами?
  Ответа на вопрос не последовало и я расценила молчание мужчины как согласие. 
- Могу я попросить тебя передать этот пакет одному человеку?
- Что в нём?
- Всего лишь платье, которое я должна вернуть. 
- Конечно, мисс Кирстен. Кто получатель? 
- Джейсон Кайленд, - прошептала я, отдала пакет и закрыла дверь, удостоверившись, что Шон согласен выполнить мою просьбу. 
  Захватив с комода ноутбук, я забралась обратно под одеяло, решив познакомиться с фотографией стервы, оставившей ребёнка без отца.
  Всё, что я смогла узнать, так это, что Консуэлла Эсперанса Эмилано действительно являлась наследницей миллионов своего отца и была чертовски привлекательна, чего нельзя было сказать обо мне. Ей было чем гордиться: смуглая кожа, длинные чёрные волосы, карие глаза, пухлые губы и хорошо сделанная грудь четвёртого размера, эффектно выделяющаяся на фоне обалденно узкой талии. Я понимала, почему Джей женился на ней и даже была рада тому, что парень нашел свою любовь. Правда от этого было не легче. Кое-как сумев сдержать слёзы, я прекратила искать в себе недостатки, взяла себя в руки и закрыла вкладку с их совместными фотографиями. Смотреть на их счастливые лица и искрящиеся от обожания глаза было слишком трудно. 
  В какой-то момент заходил Шон, чтобы оставить еду, но я не притронулась к ней. Я всё понимала. Я пыталась быть холодной и равнодушной, но эти эмоции были настолько лживыми, что трещали по швам. Я не могла просто взять и забыть о том, что между нами было. Не после того, как внутри меня с каждым днём росла частичка того человека, с которым я собиралась строить семью. 



JDell

Отредактировано: 24.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться