Kirsten Portwell

Размер шрифта: - +

Глава 19


  Следующие две недели я не выходила из комнаты и не хотела ни с кем разговаривать. Жаль, что мама не отобрала у меня телефон и ноутбук. Именно благодаря им я узнавала последние новости. В том числе и наблюдала за церемонией Джея и его невесты. Консуэллы кажется. 
  Её платье выглядело до невозможности пышно и дорого, а прическа напоминала огромную морскую раковину. Она была счастлива. Хотела бы я оказаться на её месте, но судьба распорядилась по-другому. Бог и мои ангелы больше не слышали моих молитв. Они оставили меня наедине с печалью и восьмимесячным животом. Благодаря страданиям её матери, малышка была готова появиться на свет в любой момент. На этот случай Мередит-Мэрин установила усиленный контроль, попросив гинеколога и акушерку поселиться в нашем доме, в частности недалеко от моей комнаты. 
  На том маленьком кусочке видео, длившемся не больше пяти минут, я не увидела Кайленда. Владелец телефона, который пытался вести прямую трансляцию, несколько раз спрашивал своего друга о том, где же жених. Хорошо, что я немного понимала мексиканский.. Точнее нет, не так. Его знала моя мама и переводила мне всё, что там говорили. А ещё именно она заметила, что съёмка прервалась очень неожиданно: на моменте, когда должен был выходить счастливый жених, но если точнее, то на моменте, когда вся охрана Джейсона, как по команде, сорвалась с места и ушла в дом. Сама я не обратила на это внимания, думая, что это может быть частью церемонии.
- Ты уверена, что так не принято делать на свадьбах мафиози? 
- Поверь мне, милая, - снисходительно улыбнулась мама, снова и снова перематывая назад несколько последних секунд видео. 
- Что ты хочешь там найти? 
- Ничего. Просто хочу понять, почему Кайленд передумал и какие последствия ждут всех нас.
- Всмысле передумал? - не поняла я, наскоро вытерев слёзы.   
  Внутри меня, словно небольшой фонарик, загорелась надежда. 
- Он не вышел к ней, Кирстен. Он бросил её у алтаря. И если он был прав на счёт тех угроз, что тебе присылали.. - мама замолчала и задумалась. - ШОООН! 
  Дверь тут же открылась и из неё показался мужчина, который, как мне казалось, когда-нибудь пристрелит мою мать. Не думаю, что ему нравилось быть мальчиком на побегушках. 
- Мэм? 
- Нам понадобиться больше людей на территории. Ещё мне нужен телефон Маулета. 
- Зачем тебе номер отца? - в недоумении спросила я, когда дверь закрылась и мужчина поспешил выполнять поручения. 
- Как бы я не хотела этого признать, но в этот раз я не смогу справиться без его помощи. 
  Тревога медленно нарастала, а неприятные ощущения внизу живота усиливались. 
- Что случится? 
- Сложно сказать, милая, но если Франк узнает, что его зять не женился на его любимой младшей дочери из-за какой-то девчонки, то воплотит угрозы, чьи бы они ни были, в жизнь. Он не будет спрашивать причин. Он не будет задавать вопросы. Его не будет волновать твоё положение. Он просто придёт и перестреляет всех нас, пока мы спим или бодрствуем. 
  Моё подсознание рисовало ужасную кровавую картину. Я не хотела умирать. Я не хотела, чтобы убили мою дочь!
- И ты так просто об этом говоришь? 
- Милая, ты же не думаешь, что я не подготовлюсь к его приходу? - осмотрев меня с ног до головы, мама нахмурилась и накрыла мою руку своей. - Ты хорошо себя чувствуешь? 
- Да-а.
- Ты стала слишком бледной. Кирстен, ты же не.. - в глазах начало двоиться и я замотала головой, надеясь, что всё пройдет через несколько секунд. Я больше не слышала Мередит, потому что медленно теряла сознание. 
  Следующее, что я помню, как мама склонилась надо мной, кричала и, зовя на помощь, расстегивала верхние пуговицы на моей рубашке. В ушах шумело и звенело. Я не понимала, что происходит. Я лежала на кровати, чувствуя боль внизу живота и надеясь, что мои руки перестанут быть ватными и я смогу обнять свою девочку. Но правда в том, что я ничего не могла сделать. Я понимала, что теряла её.. 
- У неё кровотечение, сделайте с этим что-нибудь! 
  Мамин голос дрожал, а по моей скуле скатилась одинокая и бессильная слеза. 
- Боюсь, мэм, здесь мы ничем не сможем ей помочь. Ей нужно в больницу. Срочно! - твёрдый женский голос моего гинеколога не оставлял выбора. - Ей может понадобиться экстренное кесарево сечение. 
  Потрогав мой лоб и проверив наличие пульса, доктор приказала какому-то мужчине из охраны немедленно нести меня в машину. 
Крепкие руки оказались под моей спиной и осторожно подняли вверх.
  Я не помню, сколько времени заняла наша дорога и что происходило пока мы ехали, но, открыв глаза в ослепительно белой операционной, мне казалось, что я по-прежнему слышу стук капающей на пол крови. 
- С нами ведь всё будет хорошо? - хотела спросить я, но не смогла разомкнуть пересохших губ. 
  Дышать было невыносимо тяжело из-за чудовищной духоты в помещении. В обеих моих руках стояли катетеры, через которые поступали какие-то жидкости. Рассмотреть названия у меня не получилось, сознание ускользало словно песок сквозь пальцы. 
  Врачи надевали перчатки и готовились к операции, то и дело поглядывая на мониторы. 
- Мисс Милтон, вы должны понимать, что операция будет не самой лёгкой и если встанет вопрос о спасении одной из жизней, вы должны знать, что мы будем спасать вашу дочь, а не её ребенка. 
  Это было последним, что я слышала, прежде чем на меня надели маску. Я хотела поспорить, но сдалась, позволив лёгким наполниться сладким воздухом.
  Было холодно. И темно. Темнота утаскивала меня всё глубже и глубже. Она была такой.. Такой манящей и притягательной, что я шла всё дальше и дальше. Меня абсолютно не заботило происходящее за её пределами. Всё это казалось таким.. Таким неважным и ненужным. Но лишь до тех пор, пока я не вспомнила, что где-то внутри меня всё ещё находилась моя дочь. Моя живая дочь! 
  И тогда я решила бороться. Бороться ради неё! Матери так не поступают. Матери не бросают своих детей!
  И тогда всё резко изменилось. Появился коридор с белыми дверями. Их было больше десятка. Я понятия не имела, какую из них следовало открыть, поэтому пыталась открыть все.
  Дойдя до самого конца, я остановилась и, сделав глубокий вдох, повернула последнюю ручку. 
  Открыв глаза в просторной светло-зелёной палате, я не заметила в ней ничего, кроме мониторов. Мой восьмимесячный живот исчез, а из горла торчала интубационная трубка, которая помогала мне дышать. Если врачи приняли решение разрезать мне горло, значит всё прошло не так гладко, как хотелось бы.
  В тот момент, когда я смогла в полной мере осознать произошедшее, холодок прошелся по всему моему телу, которое ещё не было готово к самостоятельному передвижению. 
  В горле пересохло ещё сильнее. Моё сознание порывалось к людям, порывалось к моей дочери. Я как можно скорее хотела увидеть её и прижать к себе так крепко, как только возможно. 
  Нажав большим пальцем кнопку вызова, я ждала, когда же на меня обратят внимание.
  В палату вошел довольно молодой доктор, а за ним медсестра. Проверив показатели на мониторах, он сделал несколько заметок и переключился на меня.
- Доброе утро, мисс Портвелл. Сейчас вы находитесь в палате интенсивной терапии и я ваш лечащий врач. Помните ли вы, почему здесь оказались?
  Я не смогла прохрипеть даже слабого "Да" в ответ, потому что в моей трахее по-прежнему находилась трубка. И тогда я просто моргнула.
  Ничего не сказав, парень достал из кармана портативный фонарик, больше похожий на обычную ручку, и посветил им мне в глаза. Было очень неприятно и в течении следующих нескольких секунд я видела белое пятно, когда закрывала их. 
- Мисс Портвелл, моргните один раз, если чувствуете себя хорошо, и два раза, если вас что-то беспокоит.
  Моргнув один раз, я всё ждала, когда же доктор позволит мне дышать самостоятельно. 
- Что ж, Кирстен, если верить показателям, ты больше не нуждаешься в интубационной трубке и мы можем её извлечь.
  Мило улыбнувшись, парень попросил медсестру ввести мне какой-то препарат и как только кучерявая латиноамериканка сделала это, я снова уснула.
  В этот раз не было никакого коридора, дверей или манящей темноты. Казалось прошло не больше нескольких минут, прежде чем я снова пришла в себя.      
  Справа от меня сидела мама, поглаживая меня за руку, а слева стоял и мялся в дверях мистер Маулет, не решаясь подойти ближе.
- Что с моей девочкой?
- Ты чуть не умерла, Кирстен..
- Что с моей дочерью, мама?!
- С ней всё в порядке, - ответил вместо неё отец и подошел ближе. 
- Я могу её увидеть?
- Нет. 
- Почему? - я действительно не понимала.
- Мы увезли её из города и спрятали.
- Но зачем?
- Она должна знать, что происходит, Мэрин, - надавил на неё мистер Маулет после нескольких минут тишины.
- Мама?
- Я очень благодарна тебе за помощь, Адриан, но со своей дочерью я справлюсь как-нибудь сама.
- Она и моя дочь тоже, - возразил отец, не собираясь уходить, а наоборот, устраиваясь поудобнее на стуле, стоящем по левую сторону.
- Раз уж мы выяснили, что я ваша общая дочь, может мы уже перейдем к той части, где вы рассказываете, как скоро я увижу свою?
  Родители переглянулись и как будто о чем-то договорились.
- Помнишь ли ты, что случилось? - мама решила начать издалека.
- Мне стало плохо, у меня началось кровотечение.. Последнее, что я помню - как лежала на операционном столе.
- Это было неделю назад..
  Ужас и неверие, отразившиеся на моём лице, стали поводом для беспокойства моего отца, который порывался позвать доктора, думая, что мне снова стало плохо.
- Операция была сложной и длилась несколько часов. Мы тебя едва не потеряли.. - мама вытерла наворачивающиеся слёзы и только тогда я заметила синяки под её глазами. - Твоё сердце.. Оно.. Оно не выдержало такой нагрузки. Ты была мертва несколько минут, прежде чем доктору удалось тебя реанимировать.
- Это правда? - дрожащим голосом спросила я у мистера Маулета, понимая, что мама не лгала бы о подобном.
  Он молча кивнул и опустил глаза. Я взяла его за руку. 
- Ты выжила, Кирстен, и это главное. Но ты должна знать, что мы с твоим отцом приняли решение не воскрешать тебя. По официальным данным Кирстен Портвелл умерла при тяжелейших родах, как и её дочь. 
- Господи.. Зачем?
- Так у тебя появился шанс на новую жизнь. Так Франк не сможет добраться до тебя и твоей малышки. Только так ты можешь выпутаться из чёртовой мстительной паутины Эмилано.
- Теперь ты свободна, прелесть, - улыбнулся отец, вытирая с моих скул слёзы. 
- А как же Джейсон? А Мелинда? 
- Именно из-за Кайленда нам и пришлось принять это решение: он знал, что за ним следят и что ему нельзя было приходить. Но он пришел, наплевав на все мои запреты, и привел людей Франка прямиком к тебе. Он знал, что ты можешь умереть и что это его последняя возможность увидеть тебя живой, Кирс.. 
- Он любит тебя, - добавил Адриан, крепче сжимая мою руку. - Он был возле операционной и видел прямую линию на мониторах. Он видел море крови и твою смерть. Он плакал и крушил всё вокруг. Он молил нас сообщить ему, если вдруг тебя смогут спасти. Он молился.. 
- Почему вы не сказали ему, что со мной всё в порядке?!
  Сердце разрывалось в груди от картины, что рисовало моё подсознание. Он любил меня.. Черт возьми, он всё-таки любил меня!
- Почему?! Мы бы уехали вместе с ним! Почему вы ничего ему не сказали?!
- Несмотря на то, как сильно ты его любишь, Кирстен, если ты хочешь сохранить жизнь себе и своему ребёнку - ты ничего ему не скажешь и пообещаешь, что никогда и никаким образом не свяжешься с ним, - маме было больно об этом говорить. Ей пришлось пройти через это двадцать лет назад. И она смогла. - Я знаю, о чем говорю.
  Они с отцом переглянулись и несколько долгих секунд неотрывно смотрели друг другу в глаза, после чего мистер Маулет поднялся со своего стула и подошел к маме, чтобы её обнять. 
  Она всегда старалсь держать марку железной строгой леди, но прямо сейчас она выглядела такой маленькой и беззащитной, что отцу было больно на это смотреть. Он любил её. Прошло так много лет, но он по-прежнему любил её несмотря на все те обстоятельства, которые стали причиной их разрыва. Сейчас это казалось таким неважным и ненужным: главное, что их чувства были взаимны и ждали своего часа, чтобы наконец воссоединиться.      
  Я дала этим двоим насладиться друг другом, пока думала о том, что будет дальше и смогу ли я начать эту новую жизнь. Я не была слабой, но и сильной меня можно было назвать только с натяжкой. 
- Мои люди уже делают вам новые документы. Как бы ты хотела, чтобы тебя звали? - тепло улыбаясь, спросила мама, когда они с отцом смогли оторваться друг от друга. 
- Вы мои родители, вы и выбирайте, - так же тепло улыбнувшись, ответила я, понимая, что совместный выбор сблизит их ещё сильнее и поможет вспомнить приятные моменты из прошлого.
- Мы хотели назвать тебя Амелией. 
- Мне нравится, - прошептала я, понимая, что теперь и мне нужно выбрать.
- Как ты назовешь её? 
- Аделаис.



JDell

Отредактировано: 24.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться