Кислотные черви

Кислотные черви

Джемми Окайяс задумчиво смотрел, как за толстым стеклом иллюминатора проплывают шланги и балки креплений, а из-за щитков медленно выползает тьма. Ему всегда нравилось наблюдать именно этот момент – когда шаттл отстыковывается и выходит в космос. Это как шаг в бездну без верха и низа, и прочнейшая обшивка кажется тонкой словно бумага. Джемми закрыл глаза и выдохнул, как перед прыжком в воду - ему нравилось плавать, но ещё больше – нырять с вышки. Потому что полёт вниз был похож на космос, а космос он любил.

 - Отстыковка прошла успешно, можете покидать свои места. – Механический голос, условно женский и до дрожи надоевший, надломил ощущение прыжка и вернул инспектора Окайяса в реальность.

Следующим не менее неприятным толчком к будничной действительности оказался его новый помощник, которого ему навязали перед самым отлётом. Молодой, но, разумеется, талантливый Микель Декен тут же вскочил со своего кресла и побежал к заднему иллюминатору, чтобы посмотреть на удаляющийся орбитальный космопорт. Что ж, Джемми тоже вначале так бегал, потом надоело, и даже быстрее, чем большинству. С другой стороны, дальше будет только бесконечная чернота космоса, где взгляду будет просто не за что зацепиться. Первые несколько раз было страшно, потом она начала ему нравиться. Опять же, намного сильнее, чем большинству.

 - Инспектор, сэр, вы только посмотрите, они почти закончили новый седьмой док! Я слышал, там будет полностью роботизированная стойка и новейшие датчики обнаружения ксеноморфных организмов! – Микель восторженно махал руками и не отрывал взгляд от иллюминатора. Джемми устало вздохнул и откинулся на спинку кресла. Он видел новый док и изнутри и снаружи, но не приведи его все космические сверхразумы упомянуть об этом в присутствии стажёра Декена, он же от него до самой станции не отвяжется. А выкинуть наружу нельзя - всё-таки любимый племянник начальника Рода. Инспектор Окайяс ещё пару секунд посмаковал соблазнительную мысль вытолкнуть шумного стажёра в открытый космос без скафандра, но потом не без сожаления отбросил её как слишком уж нереалистичную.

 - Ты спишь что ли? – Доктор Эйчер Хоббинс был приятным, но не в меру ехидным дополнением к экспедиции. При его появлении Микель скривился и неубедительно сделал вид, что не заметил третьего члена группы. Джемми открыл глаза и усмехнулся, Эйчер мог вывести из себя даже правоверного сектанта из тех, что до сих пор ищут Землю Обетованную на недавно открытых планетах. Доктор выглядел неопрятно: давно нечесаные волосы были стянуты в хвост какой-то яркой растянутой резинкой, халат поверх полицейской формы застёгивался на несколько пуговиц не в том порядке. А ещё в управлении о нём ходили нехорошие слухи, часть из которых была правдой, и в этой правде Джемми даже несколько раз принимал участие. В любом случае, доктора Хоббинса избегали, и поэтому он всегда был в полном распоряжении инспектора Окайяса.

 - Нет, задумался. Эйчер, есть идеи? – Джемми повернулся к доктору и с удовольствием заметил, как встрепенулся и прислушался к их разговору Микель.

 - От меня толк будет только на месте, Джемми, сам же знаешь. Лучше вон ему расскажи. – Эйчер кивнул в сторону Микеля. Доктор в очередной раз хитрил, скорее всего, он так и не удосужился прочитать материалы дела. Джемми тяжело вздохнул, бросил прощальный взгляд на манящую тьму космоса и встал. Рассказывать что-то легче, когда расхаживаешь, учить, кстати, тоже. Его сосед по комнате в общежитии на второй день такой подготовки к экзаменам попросил отселить его. Зрелище расхаживающего и бубнящего себе под нос тощего студента-первогодки само по себе вызывало оторопь. Но Джемми тогда умудрялся учить параллельно несколько предметов и перескакивал с одного на другой буквально на середине фразы. И учил почти круглые сутки.

 - Дело простое и странное, так что придётся подумать. Стажёр, ты уже читал материалы? – Джемми был абсолютно уверен, что Микель к ним даже не прикасался, зная, что в пути времени будет достаточно. Конечно, глазеть на космопорт намного интересней, особенно на технические отсеки. А ещё он был уверен, что парень не отважится сказать об этом прямо – он ещё помнил, как сам пытался увильнуть от ответа на подобные вопросы.

 - Я начинал…, - смущённо пролепетал стажёр и потупился. Эйчер раздражающе усмехнулся, но каким-то чудом сдержался. Доктора недолюбливали не только за его методы, но и за характер, то ли испортившийся за время работы судмедэкспертом, то ли бывший таким отвратительным и до этого.

 - Даже не открывал. Не знаю, с кем ты будешь работать дальше, стажёр Декен, но мне можешь даже не пытаться врать. А если всё-таки рискнёшь, делай это хоть немного более убедительно. – Джемми покачал головой и потянулся к планшету. Он и так прекрасно помнил вводные, но всегда следовал заветам своего первого наставника – планшет в руках придаёт солидности и значимости даже полному идиоту. – Мы направляемся на мобильную исследовательскую станцию «Снежинка-3». В её задачу входило изучение хвоста кометы «Дж-Кей-45-Эй» и обнаружение редкоземельных элементов в её составе. Станция перемещалась внутри хвоста уже почти год. Три месяца назад «Снежинка-3» штатно пропала с радаров слежения, попав в пустую область. В заданной точке она появилась также штатно, но на связь не вышла. Посланный к ней зонд не обнаружил на борту живых объектов, хотя количество органики совпадало с расчётными данными. Все члены экипажа на месте, все мертвы.

 - Мертвы? Как такое может быть? Вирус или ксеноморфная форма жизни? – Микель нахмурился, вспоминая всё, что знал, слышал или читал о подобных случаях как в исторических трудах и полицейских отчётах, так и в развлекательных книжках, продающихся на каждой станции и в каждом торговом центре. И от первого, и от второго обычно было мало толка, зато сбить с мысли такая информация вполне могла. Многие коллеги и даже преподаватели считали прецендентный подход достаточно эффективным, но инспектору Окайясу слишком часто приходилось в нём разочаровываться.



Екатерина Соллъх

Отредактировано: 27.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться