Кладбищенский шевалье.

Размер шрифта: - +

Призрак… неужели он на… Вперед родимая, вперед!

* * *

1181 год н.э. Весна, 9 декада 255 д.с.н.г. Лемпа

 

- Не Вы ли, моя дорогая, говорили, что мне не стоит встречаться с духом предка? - осведомился алтарский дворянин спустя несколько минут после того, как они вошли на территорию кладбища.

-Я вам соврала, - легкомысленно отозвалась волшебница. - Понятия не имею, что будет, но все же, возможно, он будет рад увидеть кого-то из своих пра-пра-правнуков. Кроме того, кто знает, что может случиться на кладбище... Грабители или еще что... И потом вы, месье, плохо влияете на мою подругу.

- Comment pouvez-vous dire cela?[25]1 Она всего лишь немного выпила игристого вина.

- Ну да, все вы так говорите, а после появляются бастарды, - ехидно покивала головой Кет.

- А сами вы не боитесь? Мы здесь с вами одни. Даже если вы будете кричать, никто не посмеет прийти сюда, все решат, что на вас напал злой дух.

- Уж с вами-то я слажу. В конце концов, я дочь волшебника.

- Но вы совсем недавно говорили о грабителях.

- Надо же было вас подбодрить. Впрочем, делайте, что хотите, виконт, однако подумайте, долго ли вы проживете, надругавшись над дочерью заклинателя духов. Что вы скажете, если к вам каждую ночь будут приходить души всех тех ваших не рожденных детей, от которых избавились, дабы не позорить семью?

На мгновение Жильбер скривился, пробормотав что-то вроде «ч-чудовище», однако пришел в себя довольно быстро.

- Прежде чем прогулки со мной будут для тебя опасны, должно пройти лет пять. Дети - не мой профиль.

- Виконт, вам не кажется, что подобное оправдание страха звучит жалко? - ухмыльнулась Кетрин.

- А вы опасны, мадемуазель со столь острым язычком.

- Благодарю.

- Мадемуазель Ренс, разрешите осведомиться у вас....

- Да?

- Хотел спросить вас еще в гостинице, но... Словом, зачем вам эта вещь? Палка с железякой.

- Не пытайтесь казаться большим снобом, чем вы есть, господин виконт. Это ухват. Им достают горшки из печи.

- Горшки? - непонимающе переспросил алтарец. - Но разве мы собираемся иметь дело с печкой?

- Не задавайте лишних вопросов. Надо будет, узнаете... Впрочем, надеюсь, что узнавать вам не понадобится.

- Comme vous le souhaitez.[26]2

 

Прошла еще пара минут. Они проходили дорожку за дорожкой, могильные камни за оградками, а кое-где и вечные огоньки[27]3, разрывающие кровавую тьму таким теплым и домашним золотистым цветом огня. По расчетам Кетрин они уже должны были подходить к тому холму, который привиделся ей. Вернее, здесь был всего один высокий холм, на котором, судя по всему, и собирались построить храм-колумбарий.

- Быть может, дух моего предка испугался столь грозного мага как вы, мадемуазель? - с явной издевкой в голосе осведомился дворянин.

- Не думаю...

Девушка остановилась, как будто бы прислушиваясь к чему-то. Молчание затягивалось. Казалось, даже ночные звуки вроде крика сов да мышиной возни куда-то делись.

- Ma chère sorcière, прошу вас, постарайтесь не исчезать. Это и вправду не лучшая...

- Да знаю я, - раздраженно откликнулась волшебница.

Вдруг сзади что-то скрипнуло. Мгновение и рука дворянина легла на эффес. Кет было дернулась, но тут же успокоилась. Отку да то раздался крик вороны, взлетевшей с росшей метрах в пяти ели, видно разбуженной незваными гостями.

- Всего лишь птица, - выдохнул виконт.

- Вас так пугает поход по кладбищу ночью? А я- то уж решила, что вы умнее этих деревенских балбесов.

Сразу за словами Кет раздался еще один крик и еще один, и, наконец, с веток близлежащих деревьев сорвалась целая стая.

- Н-ну... это, по крайней мере, не летучие мыши, - наконец проговорила волшебница, когда шум утих, - к слову, странно, что их нет... они ведь уже проснулись от спячки...

- Saint blonde Jeanne[28]4... только их нам не хватало, мадемуазель Ренс.

- Боюсь, я не святая, тем паче вашего Двуликого. Но вы и вправду так перепуганы, - обернулась волшебница дворянину, - виконт, да на вас лица нет. Вы так бледны. Это ведь всего лишь птицы.

- Т-там... - только и смог прошептать тот.

- Во имя всех темных богов. Только не говорите, что он у меня за спиной. Это ведь и вправду будет слишком избитой шуткой даже для второсортного фарса, не говоря уже о жизни. Неужели?

- Сельдерево поле, неужели у теперешних духов так плохо с чувством стиля, - обернувшись, посетовала Кетрин. Но одного взгляда на представшего перед ними духа хватило, чтобы забрать слова обратно. Со стилем у него все было в полном порядке. Ну, в парадигме моды кладбищенских призраков. Поначалу Кетрин не вполне поняла, что собственно, предстало перед ними. Впрочем, это не так уж удивительно, когда речь заходит о призраках. Они, особенно старые, нередко теряют свою форму, становясь чем-то невообразимым. Однако, это был не тот случай. Просто рыцарь в полном латном доспехе

позапрошлого века, без головы, равно как и его конь. Впрочем, последнее было не вполне верно, поскольку голова у коня имелась, только это была не его голова. И замену головы сложно было назвать адекватной. На обрубке конской шеи красовалась голова в шлеме, судя по всему, голова самого рыцаря, отчего-то перевернутая вверх тормашками. Вероятно, чтобы было страшнее.

Конь рыл землю, а голова выпускала клубы серебристого пара из ноздрей, что было на самом деле страшно. Алтарец полез за пазуху, судя по всему, за жезлом[29]5.

- Не стоит, вы лишь разозлите его, - тихо произнесла Кетрин, достаточно серьезно, чтобы не требовалось повторять второй раз, после чего обратила свой взгляд на духа, - да пребудет с тобой светлая память, слуга хладной принцессы[30]6. Я здесь, чтобы помочь тебе. Что пробудило тебя ото сна?

Несмотря на умиротворяющие слова, этот недоделанный кентавр лишь все больше свирепел.



Саша Зотов

Отредактировано: 09.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться