Кластеры

Размер шрифта: - +

Глава 1. Зеркало Вселенной

Пролог

Из дневника Лизы

Холодно. Этот полуостров - обитель снега и льда. Но так было не всегда.

Добро пожаловать на Южный берег Крыма. Посёлок Симеиз. Теперь это не солнечный кусочек земли, а холодная, почти мертвая, заснеженная пустыня.

Вот уже год и шесть месяцев, как я живу в этом царстве зимы. Вокруг огромным волнистым полотном раскинулись сугробы, изморозь покрыла изящные, тонкие, вечнозелёные листья можжевельников и сосен. Иногда по утрам стоит колючий мороз, а иногда густой тяжёлый туман. Иногда лучи солнца пробиваются сквозь плотную пелену туч и становится теплее как вокруг, так и на душе. Иногда, по нескольку дней, ярко светит солнце, деревья скидывают белый ситец, обнажая зелёный покров. Ветер развеивает хвойный аромат по всему городу, и появляется чарующая надежда, что все может вернуться на круги своя, и столь быстро исчезающая под обильными снегопадами.

Никто не понимает, почему зима стала властвовать в этой широте. Нет чётких ответов – есть только догадки. И никто не понимает, каким образом могло замерзнуть Черное море. Некоторые утверждают, что лед покрывает участок в один-два километра от берега, а дальше он тоньше или вообще отсутствует и что помощь прибудет очень скоро, надо только подождать.

Неужели ещё кто-то тешит себя такой надеждой? Впрочем, надежда – это единственное, что у нас осталось. На лед, хотя он и толстый, нельзя ступить. Люди, которые отчаялись на такую попытку – погибли. Их затянуло прямо под лед, и никто не смог воспротивиться таинственной силе. А те, кто чудом уцелел рассказывают следующее: когда тело уже в воде, его пронзает тысяча игл - с трудом можно пошевелиться. Эта острая боль сменяется приятным теплом, неким напускным спокойствием. Тебе уже удобно и не страшно. Вот тут надо действовать: выбираться из этой ледяной паутины, а иначе будет поздно - спокойствие перерастет в твою смерть.

Мы не знаем, какая обстановка в других городах, странах, но немного налажена связь с соседними посёлками, находящимися за горой Кошкой - Кацивели и Понизовкой[1].

По началу ещё можно было добраться до Алупки[2]; со временем, из-за обильных снегопадов и пробок, образовавшихся от увязших автомобилей, это стало проблематично. Да и смысл потерялся: ситуация была равнозначной, а свой посёлок нужно было обустроить как можно скорее – зима набирала обороты. Внезапная потеря сигналов мобильной и интернет связей повергли людей в шок.

Мы стали отрезаны от всего Мира.

Меня зовут Лиза. Я работаю в приюте для пострадавших от этой непредсказуемой снежной катастрофы. Слава небесам! В отличие от других несчастных, я не пострадала так сильно ни умственно, ни телесно. Я не стала инвалидом, не лишилась рассудка, отделалась несколькими шишками и ссадинами. А вот память (череда событий до катастрофы), как и у остальных, кто соприкоснулся с водой, стёрта. 

У людей, находившихся далеко от моря, память задета частично. Осколки прошлого, в которых были заключены родные и близкие, друзья и враги, возлюбленные и любовники... Стерто всё, кроме некоторых отрывков истории, знаний, собранных за прожитую жизнь.

Год и шесть месяцев минуло с того дня. По календарным расчётам сейчас семнадцатое декабря. Через пять дней будет зимнее солнцестояние – ночь пойдёт на убыль, день начнёт расти. Света и тепла в нашем округе станет больше, и в душе расцветёт весна. Жаль, что только в душе.

Много времени прошло, теперь можно не дрожащей рукой, а ровным почерком занести в дневник тот страшный день.

Двадцатого июня солнце скрылось за тёмные тучи, которые ветер пригнал с севера. Температура резко упала до минуса, несмотря на это волны поднялись выше трех метров и, хлынув к берегу, стали поглощать людей. Достигнув берега, они зацепили выбегавших из воды и мгновенно поглотили их. Мужчины, женщины и дети, находившиеся в воде, просто заснули. Они замерзли.

Помню, как морская волна накрыла меня и в тело вонзилось множество мелких, холодных игл. Через несколько минут тепло сменило холод, и сознание начало упрямую борьбу со сном. Я опомнилась от удара ещё одной волны и, собрав все силы воедино, вплавь или вприпрыжку, непонятно как, рванула к берегу. Я пыталась зацепиться за камни, но волна оторвала меня и, последним заходом к берегу выкинула на уже замерзшую землю. Казалось, что это ангел подхватил и откинул от воды подальше. Медлить было нельзя. Я собрала все свои силы и кинулась прочь от берега. В голове мелькала фраза: “Добраться до скал, там безопасно…”

Плоская, как гребень[3], скала нависала над берегом высокой стеной, и волны не могли преодолеть её. Они разбивались и с бурными всхлипами возвращались обратно в море.

Я миновала береговую линию и вздохнула с облегченьем: помимо меня были ещё люди, которые смогли спастись. Много раненых и покалеченных, но главное выживших.

Потом потемнело в глазах и всё, что ещё мелькало в воспоминаниях – это отдаленные крики, кто-то проворно взял на руки и понёс. Оказалось, что это спасатели переносили раненых с набережной в безопасные места.

Через пару часов температура миновала отметку ноль и пошел снег. Он быстро накрыл весь город толстым слоем, отрезал от главного шоссе[4], лишил связи с другими городами. На дорогах образовались заторы, шоссе стремительно заносилось снегом – это привело к транспортному коллапсу и заставило людей пешком вернуться в посёлок.



Анастасия Романова

Отредактировано: 27.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться