Кластеры

Размер шрифта: - +

Глава 4. Эстер

Проснувшись ранним утром, первое, что ощутила Лиза – это странную слабость в теле и ровное, теплое дыхание Павла. Оно согревало её плечо, щекотало шею и линию ключиц. От этого возникали мелкие мурашки, волнительно сбегавшие к животу. Такой близости у них ещё не было.

И как же она целый год могла противиться этому.

- Эй, - Лиза положила ладонь ему на щёку. Веки мужчины медленно приоткрылись, он улыбнулся, скрыто радуясь такому стечению обстоятельств. Не испугайся она вчерашнего порыва ветра, они вряд ли бы проснулись вместе.

 – Уже светает, пора вставать, - тонкие пальчики, едва касаясь, очертили линию губ Павла.

До чего же нежны и многословны подобные касания. Ему не хотелось вставать. Он желал только одного: лежать с ней в обнимку под одним одеялом и ни о чём не думать. Чёртова работа! Чёртова зима! Чёртов психоз...

Он взял её за руку:

- Как ты себя чувствуешь?

- Немного знобит, есть небольшая слабость. Ничего страшного, просто нужно умыться и…

- Ты не пойдёшь сегодня на работу.

- Почему? Кто меня заменит?

- Я найду кого-нибудь. Тебя угнетает атмосфера в приюте. Знаю, нелегко быть матерью для этих детей.

- Многим тяжело работать в приюте, - попыталась постоять за себя Лиза, - это не повод...

Вот упрямая!

- Побудь дома хотя бы один день.

- Ты мне не веришь, что я видела кого-то? Считаешь меня спятившей! А окно?

Павел встал с кровати:

- Просто ветер.

- Это не так! Я видела его! Вчера утром я пошла на набережную: мне нужно было удостовериться… и тот мужчина был там.

- Он говорил с тобой? – голос звучал напряжённо.

- Сказал, что мы заслужили то, что имеем. Больше ничего. Кроме…

- Кроме?

- Просьбы встретиться с ним.

Павел подошёл к столу с неприбранной посудой, налил себе бокал вина и выпил одним глотком. Почему-то горло сильно сушило.

- Прибери, пожалуйста, тут. Я отскочу на пару часов в приют. Когда вернусь, мы поговорим с тобой о твоём состоянии.

- Я не сумасшедшая! – вырвалось у растерянной девушки. – Если ты сейчас пойдёшь и расскажешь о том, что видел на море вечером, тебе так же никто не поверит, как ты не веришь мне. Никто не осмелится пойти посмотреть из-за страха. Тебя сочтут за сумасшедшего! Если чего-то не видел - не означает, что оно не существует.

Лиза заплакала:

- Я не спятила.

- Хорошо. Допустим. Допустим ты кого-то видела, - смягчился Павел, – но сегодня останься дома. Я скоро вернусь, и мы всё обсудим. Обещаю. Лиз, пойми, - глаза мужчины мигом потускнели, - на мне лежит большая ответственность.

- Я знаю, - с пониманием вымолвила Лиза и прикрыла веки, пытаясь прогнать, запихнуть обратно внутрь слёзы.

Павел сел за стол и, не произнеся больше ни слова, доел вчерашний ужин. Просто потому что так нужно, так делают все. Завтракают и идут на работу. Голода он не ощущал, только горло сушило.

Завтракают. Расчищают дорожки. И идут на работу. Чёртову работу!  

Он сам уже давно на успокоительных. Лёгких, однако организм уже привык к ним. Ещё пара видений у Лизы, ещё несколько походов на набережную и можно искать таблетки посильнее.

Мужчина сжал губы, не смотря в сторону плачущей девушки, переоделся и вышел из дома. Он не знал, как по-другому поступить. Решил, что так будет лучше: оставить дома на пару часов, а по возвращении поговорить.

Иллюзия картин, возникающих подо льдом, тоже не давала покоя. В ясные звёздные ночи из любого уголка города было видно сияние, словно полюс сместился, аномалия – нет. Почему? Павел посмотрел в сторону моря и вспомнил предыдущие ночи.

«Если смотреть издалека, то кажется, что мелькающие образы на льду - это отражение сияющих волн Авроры, но это образы Вселенной, возникающей подо льдом или даже внутри самого льда. И увидеть их можно находясь непосредственно вблизи. Поэтому никто не обращает внимания! – думал он. – Если знать действительно, что там происходит, можно свихнуться. Лиза две недели наблюдала за этими явлениями, ей могло много чего показаться: человек у скалы, потом возле дома…»

- Она под впечатлением. Перевозбуждена, – заключил он и, войдя в приют, сразу направился к медблоку.

***

Успокоившись, Лиза, наконец, встала с кровати, налила себе стакан воды и уставилась в окно. С неба падали большие белые хлопья. Они кружились, мягко покрывая землю новым слоем белого одеяла.

Лиза чувствовала себя так, будто её предали. Возможно, Паша в чём-то прав: ей действительно необходимо отдохнуть. Заботиться о сиротах, отвечать на простые и в то же время сложные вопросы о жизни. День за днём одно и то же. Всё, что её сейчас окружает, непрестанно напоминает о том, что нормального будущего может не быть. Счастливое прошлое, с настоящим домом и любимыми людьми, затерялось где-то в глубинах памяти. И достать их можно только при помощи сильных чувств. Её опять тянуло к морю. Вблизи застывшей воды некоторые моменты прошлой жизни всплывали, до того мгновения, пока она не увидела необъяснимые парящие картинки.



Анастасия Романова

Отредактировано: 27.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться