Кластеры

Размер шрифта: - +

Глава 7. Воспоминания

Прижав к груди дневник, Лиза откинула в сторону карандаш и распласталась по ковру. Она посмотрела в окно и вытянула руку по направлению к единственной звезде. Остроконечному светилу удалось протиснуться сквозь тёмную, пушистую пелену туч. Девушка прикрыла пальчиком яркий огонёк и нервно улыбнувшись, опустила руку на глаза.

Завтра Павел, как и обещал, придёт. Постучит в дверь, не дождётся ответа. Попросит у вахтёра запасной ключ. Войдёт в комнату. Сперва вдохнёт аромат, который ещё будет витать в воздухе: аромат её волос и кожи. Потом найдёт дневник, прочтёт его и, проклиная Эстера и себя, помчится на набережную.

Лиза знала, что, не обнаружив её у скал, он будет искать её, звать. Беспомощно выкрикивать её имя снова и снова до хрипотцы, пока не сорвёт горло. Она жестока.

- Да, - вырвалось у неё из груди. – Я жестока.

Наконец она решила подняться. Непонятная слабость приковала её к полу. Ноги и руки дрожали при очередной попытке встать.

Полетать над пропастью это, конечно, стресс для организма, особенно для ослабленного. Но не до такой же степени.

- Эстер! – Лиза стукнула ладонями по полу.

Перевернувшись на бок, она с трудом приподнялась и, сев на колени, раздражённо выдохнула:

- Я спрошу с него по всем пунктам.

Несколько минут Лиза просто сидела, собиралась с силами. Затем отложив дневник в сторону, на самую середину ковра, чтобы он был заметен, оперлась на ладони. Руки и ноги по-прежнему дрожали.

Она медленно поднялась с колен и бросила взгляд на своё отражение в зеркале. На неё смотрела красивая девушка с золотыми локонами. За год от однотипного питания они потускнели, теперь же, каждый завиток светился здоровьем. Они стали гуще, окрепли. Лицо чуть округлилось, сделалось более плавным, кукольным. Синяки под глазами сошли, кожа губ уже не была такой обветренной и сухой. Глаза, правда, выглядели стеклянными: выразительные и вместе с тем совсем неестественные. Белые крапинки на тёмной радужке сильно разрослись. 

Менялись мысли, чувства, способности, тело. В целом она ощущала слабость, но стоило прислушаться к своему телу, к каждой его клеточке - она чувствовала, какая большая сила спрятана в них.

В конце концов, совсем скоро она будет, как Эстер – совершенным существом. Но идеальный человек – мёртвый человек. Изъяны делают человека интересным, стремление их убрать - даёт свободу в действиях и цель. А что делать, если ты идеален, как… как снежинка? В ней заложен определённый фрагмент жизни, однако ею просто любуются, даже не представляют, что она в себе хранит.

Вот они! Лиза посмотрела в окно. С небес падают частички памяти Земли. Океан же, как фотоальбом, в котором запечатлены моменты жизни всего живого: звуки, вкусы, чувства, возможно, мысли.

Раз в воде хранятся воспоминания, значит Лиза отыщет свои, чтобы вспомнить, кем она была до катастрофы, кого любила, где жила. Только нужно ли ей это потом?

Нужно! Это именно тот случай, когда жить одними воспоминаниями правильно.

Лиза подошла к кровати и с улыбкой заглянула под неё. Там стояла коробка, в которой она хранила рукавички-потеряшки своих детей. Она вытащила её и, вывернув рукавички на пол, принялась разглядывать. Маленькие, затасканные, протёртые, с затяжками и пятнами. Пушистые и разноцветные, с рисунками и даже помпончиками. Такие разные, одинокие, но их объединяло одно – ангельский запах. Запах детства, наполненный добром и невинностью.

В коридоре послышались торопливые шаги. Дверь распахнулась. Эстер плавно прошмыгнул в комнату и спешно захлопнул дверь.

- Ты чего так долго? – спросил он сходу, обводя взглядом маленькую комнату.

- Собиралась с силами, - раздражённо ответила Лиза.

Эстер облокотился спиной о стену, скрестив руки на груди:

- Ну, а сейчас ты чем занимаешься?

Девушка устало покачала головой и стала складывать рукавички в коробку:

- Да так… ничем. Обновляю воспоминания. Кстати, что ты сделал со мной? Я толком подняться не могла.

- Серьёзно? Перестарался, - усмехнулся Эстер.

Он подошёл к Лизе и, присев на корточки, положил свою ладонь ей на щёку. В этот раз она почувствовала тепло, а в его чёрных глазах отразилась ласка.

На самом деле, после первого прикосновения к ней, ещё на набережной, его тело отозвалось волной мелких мурашек. Именно в тот момент пробудились нежные чувства. 

Эстер сам испугался новых ощущений; для системы молекул это ровным счётом ничего не значит - перестановка связей, да и только. Но его сущность была заключена в человеческое тело, способное реагировать и отвечать на любые контакты. Поэтому новые ощущения, которые испытал Эстер, как кластер, было чем-то свежим и сладостным. 

Он знал, что есть такие понятия как «влечение», «возбуждение», но, что под этим кроется по-настоящему мало понимал. Оказавшись в человеческой оболочке и прикоснувшись к бархатной, тёплой коже, понял, каково это быть живым на самом деле. Он запечатлел это чувство в своей памяти. Однако при виде Лизы, сидевшей на полу в свободном свитере, обнажившем одно плечо, захотел вновь испытать тоже самое. Что это? Влечение? Быть может, даже что-то большее, чем просто влечение.



Анастасия Романова

Отредактировано: 27.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться