Клеймо отверженного

Размер шрифта: - +

Точка спокойствия

 

Какая всё же гадость…

Всё гадость…

Спайк вот в дверь барабанит… с утра… И это после вчерашней-то ночи… И надо однозначно идти ему открывать, иначе решит полоумный, что его подопечный загнулся во время вчерашних экспериментов не пережив бурную ночь, да начнёт дверь выламывать. И сам, понятно, не справится – силёнок-то не хватит, дверь тут хорошая… позовёт, значит, на помощь. Вот и выйдет суета ненужная. Дешевле открыть будет. Не хочется допускать посторонние взгляды во всё то свинство которое он тут поразвёл. И так слухи пойдут за его странности – что прислуга, что господа ихние: всяк из них готов с большой радостию перемыть кости ближнему своему. Вот и не будем становиться тем ближним… Остаётся понадеяться на деликатность самого летнийца – не дурак вроде парень, должен понимать, что не стоит подставлять того с кем работаешь. Хоть и болтун этот Спайк каких ещё поискать…

Лазутчик открыл дверь и летниец, которого обдало запашком из комнаты, тут же поморщился. Глянул внимательно на рожу Виона – а оное сейчас было именно рожа, а не лицо, – и сморщился ещё крепче, как куль лимонов разом зажрал… Прошёл в комнату, и сразу к окну – открывать раму. Попутно на таз кивнул:

- Весь шейк, смотрю, из чана в таз перегнал… Уважаю! Сквозь себя пропустил, мужественно! И не загнулся!

- Будешь стебаться – дам в глаз, - предупредил лазутчик, хмуро на него глянув. Принялся растирать лицо.

- Да ладно, вольному – воля! – откликнулся тот. Подхватив таз с «очищенным» шейком, он открыв себе ногой дверь выставил смердящую ёмкость наружу. Там примерился, вбросил в лохань малую огненную вуаль, и быстро захлопнул дверь чтобы смрадные пары не попали в комнаты.

Усевшись за стол, Спайк с удовольствием наблюдал за лазутчиком, жадно припавшим к кувшину с водой.

- Тяжко, да? – хмыкнул. – Тебе б умыться не помешало. Полностью… Предлагаю отправиться в Соловьиную рощу… – Наткнувшись на жёсткий взгляд Виона, Спайк замолк, шкурой чувствуя, что где-то впорол косого, и теперь ждал пояснений.

- Ты, помнится, мне, вчера, пел, про невозможность магии в замке. Нет? – негромко, но весомо поинтересовался лазутчик.

- Эй! Эй! Я же тег! Я посвящение прошёл! – Спайк даже рукой махнул, в заметном облегчении. – Сам пройдёшь, и балуйся как захочешь!

- Ладно, проехали, - снял обвинения Вион. – Так, что ты там говорил про какую-то рощу?

– Хо! Парк у нас тут, совсем под боком есть особенный! Наш, по сути, теговский, не для конфетных детишек!.. Весь из живых изгородей состоит, за которыми на этаких уютненьких лужаечках, прячутся небольшие укромненькие банные домики – с прелестненькими такими хозяюшками! – Летниец увлечённо потёр ладоши… Сразу видно : бабник ещё тот! Нормально.

- Пожрать там есть чего? – сбил парня с полёта Вион.

- Пожрать? – удивился парень. – Есть! Там всё есть!.. А ты… э-э… что, сможешь в себя сейчас жрачку впихнуть?

Вот дурень-то! Я ж не с похмелья страдаю…

Осмотрев сначала себя, а затем разобравшись с окружающим, лазутчик сообразил, что одевать ему нечего – вчерашний его костюм, знатно изгаженный ещё на стене, до сих пор не принесли из стирки. Ну а тот что на нём  - с ним тоже как бы всё ясно… до рощи его и под плащом скрыть можно. Но пришлось доставать из сундука хили – его лесное облачение, – пригодится после банных утех.

- Веди в свою рощу, искуситель.

 

 

Да. То, что надо. Нежно-золотое солнышко греет зелень небольшой поляны, посверкивает на воде маленького округлого бассейна, напоминающего формой гигантскую глиняную миску врытую в землю. В этой вот «миске» облокотившись спиной на толстый круглогубый бортик, и нежится Вион – уже отмытый, слегка поднакормленный, и вообще довольный жизнью и ощущением собственной значимости и исключительности…

В как иначе?.. Не без иронии, но всё так.

В изголовье бассейнчика тянет ветви молодая смоковница, одаривая расслабляющегося лазутчика тенью. Птички поют  - что-то радостное. Лёгкий ветерок наполняет воздух свежестью. От утренней слабости и следа нет…

И некуда спешить…

И ничего не тревожит…

Хор-ро-шооо…

 

Спайк вышел из замаскированного прохода в кустах живой изгороди. В руках у него круглая плоская фляга, убранная в чехол из кожи с креплением на ремень.

- Как сам, страдалец? – Настроение у летнийца по-всегдашнему позитивное. Вион кивнул, пребывая в состоянии благости, потянул руку за флягой.

- Эй! Ты уверен, что тебе надо это пить? – всполошился летниец. – Может до вечера подождёшь? Хотя бы.

- Уверен. Давай.

- Но тебя же от него тошнит! Ты ж пол ночи блюв.л!.. Подумай лучше – вот как загадишь сейчас такую прелестную полянку! И как Мадлен на тебя потом посмотрит… Ей же здесь убирать!.. Ха! Да я как-то видел, как пленного ургха, водой, пытали… Так вот – тому парню, определённо намного легче пришлось, чем ты вчера сам себе устроил! Честно говорю!



Айвенго

Отредактировано: 13.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться