Клеймо отверженного

Размер шрифта: - +

Гормональные процессы

 

Полутёмными коридорами, вырубленными в скале, лестницами – они быстро спускались в самую подошву замка. Шли к решёткам, перекрывающим узкий, ломанный тоннель, ведущий… наружу – к Котлу…

Они вышли под серо-свинцовую пустоту неба, оказавшись на каменном пандусе, идущем вдоль стены Крепости ровной неширокой террасой, шириной в несколько шагов.

Да… всего три-четыре шага, и… можно присесть на корточки, и погрузить руку в… то… что раньше виделось ему невозможным земляным морем…

Теперь оно видится по-другому… Потому что он сам – другой…

Тишина объяла бесконечностью мир…

Но что есть мир?.. Есть ли он – мир?.. Что это: мир?..

Четыре шага от надёжной стены – от точки, дающей мозгу грань, за которую можно удержаться от падения в хаос безумия.

Четыре шага… и край.

Край пандуса. Как на пирсе у моря… У носков твоих сапог, будто вода, начинается ОНО… Оно бесшумно, но оно дышит. Дышит в сложнейшем ритме, невозможном к постижению разумом – так кажется… В клубах серого, парящего иллюзиями тумана, перемежается многоточие быстрых неуловимых теней… И эти волны – вот они, у самых ног, – серы и непрозрачны, и в то же время перетекают сами в себе сотнями и тысячами призрачных, свивающихся дымных слоёв…

Нет, это вовсе не море! Море – лишь образ, подобранный сознанием для удобства, и как спасательный круг, чтобы не утонуть в Бездне, перед тобой распахнувшейся… И всматриваться в этот дым, вот так запросто, не следует даже ему, а не то что обычному неподготовленному человеку, чьё сознание просто не вынесёт объёма поступающей информации – резкий отёк перегруженного мозга, и смерть!

Котёл… Он как бескрайний океан, пред тобой, ничтожным атомом вещества… Кто ты есть перед Ним? Что ты есть?..

- Эй, отойди, да? – Спайк, прихватив за наплечник, оттянул Виона от края пандуса, поближе к стене. – Давай, сейчас Управительницу дождёмся, а вот дальше хоть головой туда ныряй, на мне ответственности не будет.

Ага, это ты пошутил так. Ладно, вспомню ещё.

- Вон идут. Видишь?

От пандуса, подобно самым настоящим волнорезам, в «море» утягиваются каменные дорожки – «персты». Ну действительно: как настоящие волнорезы, да в настоящее море. Вот только «море» более чем настоящее. И оконечности перстов-волнорезов скрадываются от глаз лёгкой дымкой, подобной туману… Да вот фокус – туман этот, плавает не в глазах… Он в твоей голове… Он свит из тысячи тысяч голосов нерождённых галлюцинаций… чей шелестящий шёпот пытается разорвать твой разум на части – ведь каждый из миражей, желает владеть твоим вниманием безраздельно… и навсегда…

- Эй! Хватит я сказал! – Спайк приложил его кулаком по спине… И…

И Вион простил ему это. Только пообещал, что в следующий раз… если Спайк так поступит… то сразу нырнёт – с этого вот «пирса», в это вот «море».

Простил ещё по тому, что по ближнему к ним персту, возвращаясь к Крепости, шла Кея. А за её спиной, трое тегов конвоировали чужака – мужчину, чья голова бессильно упала на грудь, а ноги он переставлял так, словно они ватные и он их не чувствует. Чужак был явно скован каким-то заклятием, и двое тегов, придерживая его за предплечья, скорее направляли пленника чем держали.

Они привели его из… Котла?!!!!!

Стоп. Хватит. Просто спокойно ждём.

Группа сошла на пандус, направилась ко входу в замок. Проходя мимо парней, Управительница жестом велела им присоединяться к конвою.

Все вместе вернулись в недра замка, вбурились в коридоры уходящие в самые глуби подземелья – в самый массив скалы. А комната, где закончилось их движение, не имела ни мебели, ни чего прочего – только одно массивное железное кресло, надёжно приколотое костылями к полу, с кожаными ремнями под руки и ноги. И даже Вион почувствовал, какой невероятной силы  энергетический кокон, закрывает эти стены, пряча тайны комнаты от внешнего мира.

Ничего так-то удивительного… в общем-то.

Пленника кинули в кресло, быстро и сноровисто прикрутили ремнями к ножкам и подлокотникам. Нормально. Сиди… Угадаем, зачем он тут, этот парнишка?..

Вион всмотрелся в пленника.

Среднего роста, непонятного возраста. Голова чужака бессильно лежит опущенная на грудь, мешая внимательнее рассмотреть круглое лицо, скрытое редкими чёрными волосами, падающими на щёки. Он явно сильно измождён, а его серо-коричневые одежды потасканы и даже разодраны, но возможно это всё результат схватки с тегами… А вот сила в чужаке ощущается отчётливо – она сродни той  тяжёлой силе, что чувствуется и в нависших над ним угрюмых пленителях… Виону, вглядывающемуся в чужака, вдруг неожиданно и до нельзя отчётливо, вспомнились проступающие в дымке Котла очертания… острова… или Крепости? Чужой… Там, внутри Котла… Не оттуда ли пришёл этот парень?..



Айвенго

Отредактировано: 13.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться