Клеймо отверженного

Полна чаша

Ночь. Озеро. Огромная луна склонила свой потусторонний лик над чёрной водой, насыщая воздух мерцающим призрачным свечением.

Вода чёрная. Тёплая. Деревья тут чуть отступили от берега окружая крошечный пляж – заводь, с мелким песком устилающим чистое дно. Тут обособленно, уединённо. Здесь место только для их компании и они не берут сюда чужих. А то! Честь состоять в близких подругах принцессы Джессики надо ещё заслужить.

От Изумрудной башни – оттуда, где купается основная масса девиц-полуночниц, сюда долетает смех, вскрики и плески. Общество! Одно слово: масса!.. Ну а здесь, у них, правит томная, полная достоинства и глубины тишина. И луна, матово отсвечивающая на молочно-белой коже обнажённых женских тел.

- Белка? А Белка? – Джессика зовёт Айлис. Принцесса, властная красотища, с пелериной вьющихся колечками белых с чернью волос – она стоит по пояс в тёплой воде, водя ладонями по тёмной поверхности. Перед ней, чуть в отдалении, плавают двумя русалками её подруги-наперсницы – наслаждаются собой, водой, движением. Ещё одна девушка, рядом, сидит на корточках, погрузившись по плечи – блаженно взбалтывает под водой руками, словно гребёт. Играется… А та, к кому обращалась принцесса, ещё не вошла в воду.

- Белка? Ау!.. – Не получив ответа, Джессика нахмурилась и резко обернулась. Айлис с ними не было. Губы принцессы начали расползаться в широкой улыбке:

- Та-ак… – протянула она. – Одно из двух, мои дорогие… Либо наша крошка пошла пописать… либо её сейчас уже дерут, как ту кошку по весне. Как взрослую.

Девушки замерли, озираясь, но прежде чем кто-либо успел поднять шум, принцесса шикнула:

- А ну тихо! Не шуметь.

Вся неспешная, Джессика плавно покачивая бёдрами вышла из воды; остановилась перед чертой деревьев, не доходя.

Руки опущены, плечи отставлены – она красовалась и не скрывала роскошества своего тела! Ярко и глубоко наслаждалась чувствованием себя.

- Эй, Призрак! Я знаю что ты здесь и слышишь меня!

 

Луна. Чёрная вода. И древа стеной – его Лес, скроет его от любых взглядов. Обнажённые женские тела окрашены млечным лунным сиянием – он чувствует их жажду, их томление, порождённые Ночью, Луной и Водой. Они соблазн и добыча. Олицетворение греха и страсти… Или гимн чистоте и красоте?.. Всё зависит от тебя! То твоих желаний и мыслей – когда твои жадные глаза ласкают раскрытую наготу женских признаков… бесстыдную или невинную…

Он слышит принцессу. Он видит её сейчас… зная, что сам для неё остаётся невидим, скрытый под чернью кустов и стволов.

- Эй, Призрак! Я знаю что ты здесь!!

Ничуточки не смущаясь, она гордо демонстрирует ему обнажённую стать своего беломраморного совершенного тела. Позволяет касаться взглядом грудей, округлого живота, бесстыдно обритого лона…

- Призрак! Эй! Ты не мог уйти… Я знаю – ты смотришь сейчас… На меня!.. На мои груди… – вобрав в ладони, томно поджала и отпустила. – На мою девочку… – Её рука скользит по указанному месту…

- А хочешь их?! Призрак! Хочешь?! – Принцесса прикусила губку, пытаясь высмотреть его в темноте деревьев. Расхохоталась:

- Я предлагаю тебе сделку, Призрак! Слышишь?.. Отпусти Алиску! Не трогай её. Возьми меня – в заложницы!.. Львицу в обмен на кошку!.. Рискнёшь ли ты Призрак?! Или ты трус?!

 

Соблазн… Возбуждение… Игра… Ему казалось, он и через разделяющее их расстояние ощущает её вкус. Та, другая – его жертва, прижатая им лицом к стволу, сейчас слегка подрагивает под его рукой. Удерживаемая в захвате, она ещё не пришла окончательно в чувства и не способна к сопротивлению. Он удерживает её шею в сгибе локтя, готовый сдавить при малейшем писке… Это война, киса, а ты мой приз! Твои егеря не тупыми стрелами в меня целили. Вот и отвечай за последствия своих приказов…

Впрочем, для Айлис всё не так уж и плохо, как могло случиться, будь на его месте кто-то другой. Он же не станет «брать» её силой, не смотря на все объявленные договоры, да? А вот такой красивый захват противника – дело другое! Это шик мастера!.. Среди профи, известно, что умело используемая удавка не оставляет врагу никаких шансов. Если чисто легла на шею, то передавленная артерия мгновенно лишает тело всех сил – никаких шансов! Ноль. Сознание мутнеет или отключается, или вылетает, наблюдая окончание действа уже со стороны в виде бестелесной сущности. Вот такая нехитрая арифметика… Но Айлис не враг. Оставить ей на нежной шейке след от удавки – и подло, и низко… и всё остальное.

Он скрал её без особых усилий – даже удивился, насколько она оказалась беспечна. Стояла себе спиной к кустам, наблюдала за плесками в воде подружек. Ему оставалось лишь выскользнуть из-за ствола… Бесшумный подшаг и резкий захват через локоть за шею… Сдавил, напрягая бицепс – пережимая артерию;  чуть приподнял на себя – выгибая… И всё это в движении, беззвучно отступая за стволы и кустарник – в темноту леса.

Лишь тело пару раз дёрнулось под рукой.



Айвенго

Отредактировано: 13.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться