Клёпа в стране Пирамид

Размер шрифта: - +

Глава 2

Прода от 23.04.19

Та Кемет — небольшая страна, в которой и находился дворец Сета. Храмом его сложно было назвать. Жриц у Бога Войны и Пустыни не существовало. Люди ему не поклонялись. Скорее наоборот, боялись и обходили стороной. Лишь небольшая горстка людей поддерживала Сета в его маленьком противостоянии Осирису. Он хотел править Верхним Египтом, как и его брат. Хотел, чтобы его почитали и уважали, а вместо этого, получил только жизнь отшельника и людской страх.

С раннего утра здесь кипела жизнь. Пчеловоды развозили мед, пекари — хлеб и лепешки, пивовары — ячменное зелье. Высекатели статуэток и другие ремесленники горласто расхваливали свои товары. Рыбаки зазывали купить свежую рыбу, охотники шкурку и мясо животных.

Повсюду звучала музыка и только в одном дворце, окна были плотно занавешены. Двери наглухо заперты, а вдоль плетеной изгороди, окружавшей сад, бродили стражники, вооруженные мечами и копьями. Это и был дворец Сета. По сути, Бог Пустыни больше был похож на какого-нибудь темного правителя, чем на бога.

Клёпа подошла к дверям. Богиня Судьбы дала ей полную свободу действий в отношениях с Сетом. Ей лишь важен результат — его любовь. Мальцева встала перед двумя стражами, которые с интересом разглядывали ее. Оно и понятно. Вряд ли, какая-нибудь девушка в здравом уме, подойдет к этим дверям, больше похожим на врата ада, чем на вход во дворец.

  — Кто ты? И что тебя привело? — Словно очнувшись от оцепенения, пробасил один из стражей.

Клёпа низко поклонилась и тихо прошептала:

  — Я — будущая жрица Владыки Пустыни…

Стражники хмуро переглянулись, после чего один из них постучал в дверь из черного эфиопского дерева. На одной из створок было изображено пламя. Да так реалистично, что казалось можно почувствовать жар. На второй створке изображалась какая-то птица, гордо парящая в ночном небе и, поднимая песчаную бурю своими крыльями. Створка с птицей распахнулась, и стражник велел войти. Внутри дворец оказался не менее мрачным, чем снаружи. И даже богатое убранство не делало помещение уютным.  

Косые, неяркие солнечные лучи, падая сквозь окна в крыше главного зала, веером рассыпались в разные стороны, освещая его. По центру комнаты стоял огромный стол с винами и кушаньями. Вокруг него на мягких креслах с резными подлокотниками, золотыми спинками и ножками в виде звериных лап, сидели несколько человек. И все эти люди разом уставились на нее. Повисла недолгая пауза, которая казалось, тянулась вечность. Наконец, единственная женщина в этом зале встала и прошлась до того места, где стояла Клёпа.

  — Ну, надо же! — Хлопнув в ладоши и, обойдя Мальцеву, воскликнула незнакомка. — Великому Сету прислали жрицу!

Женщина рассмеялась, отчего Клёпе стало не по себе. Судя по ее царственной походке, жестам и призрению, которым она одарила Клёпу, то явно являлась из высшего сословия.

Клёпа перевела взгляд на того, к кому обращалась женщина. Мужчина сидел во главе стола, откинувшись на спинку кресла. Кроваво-красные глаза с любопытством рассматривали ее. Он взмахнул рукой, откидывая прядь красных, словно горячий песок волос за плечо. И, Клёпа с ужасом заметила когти на пальцах Бога Пустыни. Слегка изогнутые, как будто когти хищной птицы. При этом казалось, что они из металла. Мальцева перевела взгляд с рук на одежду, в которой был облачен Сет. Черная, шелковая ткань свободно ниспадала до талии. Как будто он надел слишком большую футболку. Во что он был одет ниже, Клёпа не видела, мешал стол. В зале снова стояла гнетущая тишина, когда вновь заговорила женщина, которая незаметно вернулась на свое место.

  — Великий Правитель, что ты намерен делать? — тихо поинтересовалась она, нагнувшись близко к Сету.

  — Посмотрим, действительно ли ты жрица! — Обратился Сет к Клёпе, игнорируя вопрос гостьи. — Для начала, ты должна знать, что жрица обязана уметь делать несколько вещей: красиво петь, читать стихи. Умела играть на лютне. И самое главное — танец. Ты должна танцевать так, чтобы в глазах того, для кого танцуешь, зажегся огонь. Ты понимаешь меня?

Клёпа замерла. Допустим, спеть или прочитать стих проблемы не составляло, станцевать, вроде тоже. Но вот игра на лютне… вроде этот инструмент похож на гитару. И как-то некстати вспомнилась песня: «Мне бы разучить три аккорда. Три аккорда, не так уж мало. И тогда бы, я б умела, я б играла…». Голос какой-то девчушки вернул ее в реальность.

  — Вот, — протягивала она лютню.

И, правда, инструмент был похож на гитару или русскую балалайку. Вот только верх грифа был изогнут под прямым углом.

«Ладно, — мысленно взбодрилась она. — Не сложнее, чем на гитаре. А вот на гитаре, Клёпа играть немножко, но умела. Осталось надеяться, что здесь получится так же».

Она приняла из рук инструмент, поискала глазами, где можно присесть. И, найдя деревянный стул, явно отличавшийся от роскошных кресел в зале, села. Положив лютню на колени, приложила пальцы к жилам грифа. Глубоко вздохнув, левой рукой она прижала струны на грифе «ставя аккорды», а правой ударила сверху вниз практически по всем струнам. И в такт игре на лютне запела песню, которую отец напевал ей вместо колыбельной.

«Ярко светит луна, озаряя просторы.

По дороге степной, проскакали ковбои.

Проскакали они —

Семь ножей, семь наганов,

Семь усталых коней,

Семь повисших арканов».

Клёпа прервалась на миг, но Сет коротко приказал:

  — Продолжай!

«Ярко свечи горят… — вновь запела она. — Виски льются рекою,



Нигина Хусаинова

Отредактировано: 23.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться