Клич стаи

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 11-12

Боль обожгла сознание огнем. Открыв глаза и судорожно втянув воздух, человек забился под толстым стеклом в приступе кашля. Сжатые кулаки молотили по куполу стазис капсулы, в широко распахнутых глазах плескался животный страх лишенного кислорода тела, но спустя мгновение, паника отступила. В глубине синих глаз появилось осмысленное выражение, и движения приобрели целеустремлённость.

Ощупывая раму покореженного внешним ударом колпака, руки поймали нужный рычаг. Но на судорожные движения человека, тонкая механика не реагировала. Подтянув под себя ноги, человек уперся массивными ботинками в мутное стекло.

  Напрягая ноги до ломоты в суставах, человек пытался выдавить стекло. Раз за разом, прокусывая губы в матерном рыке, человек пытался вырваться из ловушки. И реальность сдалась.  Резкий хлопок и скрежет не выдержавшей рамы, слился с судорожными глотками воздуха.

 И тут же Косяк закашлялся. К затхлости давно умершей системы вентиляции добавилась едкая гарь давнего пожара и мигание аварийного освещения. Одним взглядом оценив причудливые метаморфозы в медицинском модуле, человек затряс головой. Но вой сирены придал ускорение, и обгоняя норматив он нырнул в приветливо распахнутый скафандр. Дождавшись писка перехода системы жизнеобеспечения на замкнутый контур, пилот вдохнул чистых воздух и спешно защелкал тумблерами бортовых систем.

- Ни хрена себе хрена, - потрясенно пробормотал Косяк, изучая поступавшие данные. И с каждой секундой чтения строчек бортового журнала, вываливавшего на лицевую проекцию новость за новостью, хотелось лишь больше ругаться и бежать быстрее взгляда.

Автоматика яхты отзывались с перебоями. Бортовой интеллект умудрялся нести вахту жалких огрызках некогда могучих систем и отзывался с непонятными зависаниями.  Система регенерации доживала свой век на последних химических картриджах. Реактор был выведен в экономный режим, после последнего столкновения с метеоритом…

- Какой к черту метеорит в подпространстве?!

Событие, которое бортовой интеллект зафиксировал как столкновение с метеоритом, сопровождалось отказом сегмента энергетического поля. 

Контакт с неизвестным телом пробил едва дышащую защиту, и одномерное пространстве жадно набросилось на незащищенную материю. Метаморфозы и искажения, корежили корабль все проникающей язвой. Разрушались системы корабля, изменялись физические свойства обшивок, вместо металла в некоторых местах корпуса блестели радужные стекла, бьющиеся в пульсе неведомого живого существа. Часть автоматики превратилась не пойми во что, и высасывала из ректора дополнительную энергию словно живые черные дыры.

 Были намертво заблокированы шлюзовые и грузовые отсеки. Большая часть корабля не отзывалась на тестовые сигналы. От красавицы яхты остался мутировавший огрызок: капитанский мостик да жилой модуль, что по конструктивному замыслу располагались в самой защищенной части корабля.

Но произошло второй столкновение, буквально выбившее яхту в обычный космос как пробку из бутылки шампанского, то на уловив многомерность обычного пространства, бортовой интеллект отдал последние резервы на пробуждения человека. 

 И сейчас автоматика отсчитывала  последние минуты своего существования. Защита реактора была повреждена во многих местах, и вскоре силовые поля должны угаснуть, и наружу вырвется вся мощь неуправляемой реакции распада мезонита.

- Твою мать, чего же ты сразу не сообщил-то?!

Переведя режим обмен информацией с бортовым интеллектом на беспроводную связь, человек оглянулся по сторонам.

Вы­тас­ки­вая из хла­ма оран­же­вый кон­тей­нер с пре­дос­те­ре­гаю­щи­ми над­пи­ся­ми и дву­мя сек­ция­ми под энер­ге­ти­че­ские стерж­ни, пи­лот об­ле­гче­нно улыб­нул­ся. Ав­то­ма­ти­ка ис­прав­но­ работала, а это зна­чит что со­дер­жи­мое в це­ло­сти и со­хран­но­сти. Хоть од­на при­ят­ная но­вость за все вре­мя.

- Кстати, о птичках. Бортовой, а что у нас со временем, сколько я пробыл спящей красавицей?

Но вместо ответа палуба под ногами вздрогнула, связь захрипела и зарябила помехами.

- Дан­ные от­сут­ст­ву­ют. Эф­фек­тив­но­го ре­сур­са на­ко­пи­те­лей си­ло­во­го по­ля ос­та­лось на во­семь ми­нут три­дцать две се­кун­ды.

На миг ос­та­но­вив­шись, пы­та­ясь свя­зать об­рыв­ком ка­бе­ля ку­чу зер­каль­ной тка­ни, что рас­пол­за­лась и не же­ла­ла дер­жать­ся вме­сте, че­ло­век всё-та­ки умуд­рил­ся свя­зать те­ла 'шеп­ту­нов' в один узел. По­лу­чив­шая­ся го­ра бы­ла поч­ти вро­вень с рос­том че­ло­века, но пи­ло­та это не ос­та­но­ви­ло. Са­мое глав­ное что­бы в две­ри во­шло, а там он уже на­из­нан­ку вы­вер­нет­ся, но по­ста­ра­ет­ся во что ­бы то ни ста­ло до­та­щить дру­зей до спа­са­тель­ной кап­су­лы. Ведь они ему до­ве­ри­лись, счи­тай, в сле­пую си­га­ну­ли за ним в пу­чи­ну не­из­вест­нос­ти. И хо­рош он бу­дет, то­же на­зы­ва­ет­ся друг, ко­то­рый сам спа­са­ет свою шку­ру, а дру­зей бро­сит внут­ри уми­раю­ще­го ко­раб­ля.

- Координаты выхода из провала определить невозможно. В радиусе действия навигационных систем известные созвездия не обнаружены.

Сквозь помехи прохрипел бортовой интеллект.



Volnov

Отредактировано: 04.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться