Клич стаи

Размер шрифта: - +

Глава 15

Вы­ныр­нув на по­верх­ность озе­ра, се­реб­ри­стая фи­гу­ра об­ла­чен­но­го в ска­фандр че­ло­ве­ка, рас­те­ря­но закрутилась, заози­ра­лась.

Во­дя­ная гладь бур­ли­ла илом, ис­хо­ди­ла клу­ба­ми па­ра, ще­ри­лась мно­же­ст­вом ко­ряг и ос­тан­ка­ми по­ва­лен­ных де­ревь­ев.

Лес­ное озе­ро, при­няв­шее объ­я­тую ог­нем спа­са­тель­ную кап­су­лу, пре­вра­ти­лось в ог­ром­ную гряз­ную лу­жу. Под­ня­тый уда­ром столп во­ды, взмет­нул­ся на де­сят­ки мет­ров, ог­ром­ная вол­на вы­плес­ну­лась на ок­ру­жаю­щий лес де­вя­тым ва­лом. Смы­вая при­бреж­ные де­ре­вья как час­то­кол чах­ло­го за­бо­ра, разъ­я­рен­ная сти­хия по­ва­ли­ла ве­ко­вых ве­ли­ка­нов в де­сят­ках мет­ров от бе­ре­га, и толь­ко там вал по­те­рял раз­ру­ши­тель­ную си­лу и вер­нул­ся об­рат­но в озе­ро, не­ся с со­бой ку­чи му­со­ра, об­лом­ки де­ревь­ев и по­то­ки раз­мы­той гря­зи.

- Вот это я понимаю, вот это по-нашему, - ругаясь сквозь зубы, пилот оттирал стекло шлема от тины. Определившись с направлением, медленно двинулся в сторону ближнего берега.

Работая маневровыми двигателями, уклоняясь от коряг и сучьев, норовивших воткнуться в исключительно мягкие места скафандра, пилот недовольно ругался.

- Вот это по тихому! Настоящая скрытая посадка, мать твою за ногу! Типа хрен, кто догадается, где приземлился незваный гость?!

Спустя полчаса упорной работы руками и легкой коррекции пневматическими двигателями, пилот выбрался на берег. Оставляя в иле глубокие борозды, и проламываясь сквозь бурелом из кустов и водорослей, человек выбрался на относительно свободный участок прибрежного леса.

Очистив место от подпрыгивающих на траве рыбин, пилот превратился сам в большую рыбину. Раскинув руки и рассматривая сквозь грязное стекло синеву неба, только сейчас смог расслабиться и эмоционально выдохнуть:

- Выбрался, черт побери. Реально выбрался! Всем смертям назло, вот это я понимаю, родиться в рубашке…

Напряжение последних часов, сейчас выходило потоком глупостей, вперемешку с матом и истерическим смехом. Спустя еще полчаса простого созерцания неба пилот смог прийти в себя от эйфории и голове стали мелькать более менее трезвые мысли.

Неизвестная планета, неизвестно где и неизвестно кем населена. Нет, конечно, ясно, что все человеки братья, но вот насколько тут действительно человеки? И вдруг они нам совсем не братья? А это значит, что паранойя, опять оказалась права и пора принимать некоторые действия, как говорится, на всякий подлый случай.

Аккумуляторов скафандра хватило как раз на то, что бы связаться с капсулой, заложить координаты на маячок и выдать команду на отстрел грузового модуля. Запаса одноразовых двигателей должно хватить, чтобы грузовой сегмент вынесло как можно ближе к берегу. Иначе придется сооружать плот и плыть к болтающемуся на поверхности модулю в окружении ярких буйков. А в условиях, когда инструментов под рукой нет, перспектива сооружения плота из бурелома не радовала.

Закончив последовательность для дуркующей бортовой автоматики, пилот откинулся на спину. Покосившись на анализатор химического состава окружавшей атмосферы, глубоко вздохнул и одним рывком снял шлем.

Глубоко вдохнув аромат болотной тины и рыбы, сдобренный свежестью густого леса, человек закашлялся. Свежий воздух ворвался в легкие оглушительным букетом прохлады и свежести. И только сейчас пилот понял, какой выхолощенной гадостью он дышал все это время. Никакие ароматизаторы и химические добавки не смогут повторить аромат свежей природы.

Хлопок и короткий вой сирены вырвал Косяка из состояния слияния с природой. Тяжело вздохнув, он нахлабучил обратно шлем скафандра и смело шагнул в мутную жижу. Активно работая руками и уверено ступая по мясистому дну, он двигался в сторону сигнальных буйков.

Спустя полчаса он притащил сегмент капсулы к берегу. Почерневшая от окалины часть сферы заскребла по дну и счастливый обладатель грузового контейнера стал нетерпеливо сбивать оплавленные крепления.

- Клас, - довольно промурлыкал Косяк вглядываясь в полумрак контейнера, - а теперь родная паранойя посмотрим ради чего тебя вскармливал все эти годы… Хотя нет, в начале шептуны.

Оставив запечатанные контейнера с разными мелочами и полезностями, Косяк склонился над тем, что втолкнул в трюм перед самым отстрелом.

Размотав зеркальные тюки на траве, расправив ткань, Косяк долго проковырялся со спинными утолщением шептунов. Массивный наплыв энергетического отсека и резервуаров с наполнителем, за прошедшее время покрылся налетом какой-то вязкой субстанции, успевшей отвердеть и ни в какую не желавшей дать открыться принимающей ячейке. Из матерившись и подрав пальцы в кровь, он всё-таки расковырял ножом нужные щели и сумел запустить механику самораскрытия.

Бережно извлекая цилиндры ректоров, Косяк аккуратно утопил каждый в распахнутом провале на спине шептунов. И забыв как дышать, стал ждать.

Секунда, другая тишины и сердце ухнуло на самое дно грудной клетки. Самые паршивые мысли пронеслись в голове табуном, с гадкими кривляньями и возгласами, но Косяк мужественно ждал.

Через восемь секунд ожидания, на панелях мигнул один тестовый огонек, за ним другой, И вскоре узор индикаторов окрасился зеленой гирляндой и диафрагмы служебных панелей закрылись. Лючок панели управления захлопнулся со стальным щелчком.



Volnov

Отредактировано: 04.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться