Клич стаи

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 21

Из на­зой­ли­во­го ше­по­та, что за­стрял в соз­на­нии как за­но­за, свербел и не да­вал рас­тво­рить­ся в не­бы­тии, шо­ро­хи пре­вра­ти­лись в гром­кие и от­чет­ли­вые зву­ки. Кри­ки, то­пот, лязг ме­тал­ла, стук мо­лот­ков и го­вор мно­же­ст­ва го­ло­сов ло­по­чу­щих на не­по­нят­ном язы­ке. Скла­ды­ва­лось впе­чат­ле­ние о не сла­бой та­кой тол­пе, че­ло­век на три­ста, что од­но­вре­мен­но пы­та­лись го­во­рить и тан­це­вать. По край­ней ме­ре, имен­но та­кое впе­чат­ле­ние бы­ло о тво­ря­щем­ся во­круг без­обра­зии.

Тя­же­ло за­сто­нав, Ко­сяк мед­лен­но пе­ре­вер­нул­ся на­бок. Все те­ло за­тек­ло и оне­ме­ло от не­удоб­ной по­зы. Су­дя по то­му, как ко­жу про­ко­лол мил­ли­ард иго­лок он про­ва­лял­ся на го­лой зем­ле как ми­ни­мум ча­сов шесть.

- Мать пе­ре­мать, ро­ди ме­ня за­но­во. Как боль­но то...

Ши­пя сквозь зуб ру­га­тель­ст­ва, он под­нял­ся на чет­ве­рень­ки и за­мо­тал го­ло­вой. Ря­дом кто-то ра­до­ст­но за­во­зил­ся и Ко­сяк вновь ут­кнул­ся в зем­лю, но уже при­дав­лен­ный нема­лой ту­шей.

- Да ти­ше ты, чу­гун­ная зад­ни­ца. Жи­вой, я жи­вой. Поч­ти. А ес­ли ты не сле­зешь с ме­ня, то ста­ну со­всем не жи­вой. Брысь с ме­ня, вед­ро с гай­ка­ми.

Ос­ча­ст­лив­лен­ные ожи­ва­ни­ем дву­но­го­го, шеп­ту­ны за­кру­ти­лись во­круг че­ло­ве­ка дву­мя ра­до­ст­ны­ми щен­ка­ми. Ста­ра­ясь под­ста­вить го­ло­ву под лас­ку, вслу­ши­ва­ясь в сла­бые эмо­ции че­ло­ве­ка, Бел­ка и Чер­ныш не зна­ли как уго­дить че­ло­ве­ку, лишь бы тот по­бы­ст­рее при­шел в се­бя. Ведь им так мно­го нуж­но об­су­дить, по­лу­чить от­ве­ты и ра­зо­брать­ся со стран­ным ок­ру­жаю­щим ми­ром. Ока­зы­ва­ет­ся в нем, кро­ме их дру­га есть мно­же­ст­во дву­но­гих ко­то­рые очень по­хо­жи на не­го, но по­че­му-то глу­хих и не­мых к их прось­бам. А еще ока­за­лось мно­го стран­ных иг­ру­шек...

- Да ти­хо вы не та­ра­торь­те, - встрях­нув го­ло­вой, Ко­сяк не­уве­рен­но се­бя ощу­пал.

Ко­неч­но, ви­док у не­го был еще тот. Его пы­та­лось про­же­вать неви­дан­ное жи­вот­ное, в пас­ти ко­то­ро­го бы­ло как ми­ни­мум ты­ся­ча ост­рей­ших как брит­ва зу­бов. Но ви­ди­мо оно по­да­ви­лось и вы­плю­но­ло его на­ру­жу. При этот так пре­зри­тель­но- сквозь зу­бы.

Сквозь ту­ман, за­сти­лав­ший гла­за и не да­вав­ший чет­кой кар­ти­ны, он смог толь­ко рас­смот­реть свое те­ло. И то вбли­зи и сле­по­ва­то щу­рясь. Вид мно­же­ст­вен­ных по­ре­зов, что уже по­крыв­шись ко­роч­кой, ук­ра­ша­ли все ру­ки и те­ло бу­ры­ми по­ло­са­ми, до­ба­ви­ли к не­до­умен­но­му со­стоя­нию еще мно­же­ст­во во­про­сов. Ря­дом же об­на­ру­жи­лись два руч­ни­ка с пус­ты­ми обой­ма­ми, туск­ло бле­сте­ли 'се­ст­рич­ки' по­кры­тые за­со­хшей зе­ле­ной жи­жей. И тут вер­ну­лась па­мять...

По­бои­ще. Бле­стя­щие смер­тью клин­ки, трехпа­лые ко­неч­но­сти ро­бо­тов, мно­же­ст­во сталь­ных тел сли­вав­ших­ся в сплош­ную вол­ну про­вор­ных бес­тий и те­ла рас­тер­зан­ных лю­дей. И все это на­ка­ты­ва­ло на не­го, бур­ли­ло, пы­та­лось его при­ду­шить, но он не сда­вал­ся. Он сто­ял над без­ды­хан­ным те­лом ме­ст­но­го пар­ня, и не да­вал ро­бо­там про­дви­нуть­ся и на мет­р, пре­вра­тил­ся в проб­ку в уз­ком гор­лыш­ке-тун­не­ле из об­лом­ков и за­ва­лов са­мо­дель­ных бар­ри­кад. Пар­ниш­ка?

- Точ­но, был ме­ст­ный бу­гай. И где этот спар­та­нец хре­нов..., - про­вор­чал Ко­сяк не­уве­рен­но под­ни­ма­ясь на но­ги.

Все те­ло за­ны­ло. На­ли­тые тя­же­стью мыш­цы от­да­ва­лись бо­лью и ка­те­го­ри­че­ски не хо­те­ли под­чи­нять­ся. Бас­то­ва­ли и кос­ти, что хру­стя ка­ж­дым сус­та­вом, про­тес­то­ва­ли его по­пыт­кам встать с чет­ве­ре­нек. Под­хва­тив ме­чи, и опи­ра­ясь на них как на пал­ки, он, с ма­том и рез­ким вы­до­хом, су­мел под­нять­ся. Ту­ман рас­се­ял­ся и вме­сте со зре­ни­ем вер­ну­лось осоз­на­ние не бы­ва­лой ти­ши­ны.



Volnov

Отредактировано: 04.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться