Клинок Бури 2

Размер шрифта: - +

4. Снегопад

Поразмыслив, я пришла к выводу, что понятия не имею, куда мог пойти Брин, если даже принять за факт, что он всё-таки жив. Хротгар? Сомнительно, зачем ему туда? Может быть, Рифтен? Ага, и сразу в руки к Мавен. Бред какой-то... я напрягла память, должно же быть хоть что-то, что бы указало мне на нынешнее местопребывание моего блудного вора.

Я поймала себя на том, что всё ещё зову его "вором", хотя правильнее было бы называть "женихом" или "любимым" человека, за которого собиралась выйти замуж. Ну, мало ли что могло произойти за те два месяца, когда мы не были вместе? Учитывая, как быстро развивались наши отношения, он вполне мог встретить кого-то еще. Тем более, что, скорее всего, уверен, что я так и не очнулась. С другой стороны, новости о "таинственном возрождении" императрицы в лице меня разнеслись по Тамриэлю как чума: меня мало кто знал в лицо, так что обрывки разговоров селян было удобно слушать, закутавшись в темный плащ в углу "Кобылы" и неспеша потягивая мёд. Од виновато грыз наливное яблочко: с нашего ночного разговора мы так и не разговаривали больше. Приближался уже новый вечер: проведать ярла мы, конечно, совсем забыли.

- Пошли, - коротко бросила я через плечо, двинувшись к выходу. Од отбросил огрызок куда-то за лавку и осторожно взял меня за руку.

- Куда? Ты что-то придумала?

Я мотнула головой и молча направилась к двери, и дракону не оставалось ничего, кроме как последовать за мной.

Со вчерашнего дня погода успела основательно испортиться: с неба валились огромные комья липкого снега, от которого я уже успела отвыкнуть. Зябко поёжившись, я поплотнее запахнула полы плаща и украдкой взглянула на дракона, идущего за мной и пытающегося поймать языком одну из жирных снежинок. Он вёл себя точно как несмышлёный ребёнок: злиться на такое чудо было очень сложно, но он должен понять, что поступил неправильно, когда умолчал о смерти и исчезновении Бриньольфа. Эта ситуация должна была его хоть чему-то научить; конечно, я не собиралась никуда от него сбегать. Он всё ещё был моим любимым братиком. 

У входа в Драконий Предел, как всегда, дежурили местные. Меня, с надвинутым до самых глаз капюшоном, они не узнали, а вот покрытое красной росписью лицо дракона показалось им смутно знакомым, судя по удивлённым и сосредоточенным взглядам. Видимо, пытались вспомнить, где они могли видеть его раньше. Решив прервать их раздумья, я подошла ближе и откинула капюшон.

- Ярл у себя? Мне нужно повидать его, - спокойно, с лёгкой улыбкой обратилась я к доблестным стражам. В голове мелькнуло воспоминание о нашем с Одавингом побеге из императорских покоев накануне той самой ночи - эти стражники выглядели куда более ответственно, чем те, что охраняли главу государства... посоветовать, что ли, Туллию собрать мне охрану в Вайтране?..

Страж прищурился и несколько секунд изучал меня взглядом. Запоздало я вспомнила, что с нашей последней встречи (если, конечно, это были именно те стражи) у меня стало куда меньше волос на голове, да и цвет они сменили, став из зеленовато-каштановых абсолютно белыми, будто седыми. Придя в себя после смерти, сразу после встреченного с братом на вершине горы восхода, я долго материлась перед зеркалом в своих покоях: без волос я была похожа на женщину еще меньше. Меня и так принимали иногда за тщедушного мальчишку из-за угловатой фигуры, спрятанной под мужской бронёй, и совсем неженственных повадок, а уж теперь-то... Впрочем, всё это - мелочи. Главное, что я жива и отлично себя чувствую, не считая дурацких видений не менее дурацкой Земли.

- Брунхильда Драконорожденная, - наконец узнал меня страж и отвесил глубокий поклон. Его коллега последовал его примеру, - Проходите, ярл будет рад вас видеть.

Они открыли для нас дверь, впуская в тёплый Драконий предел. Ярл привычно расплылся на троне, со скучающим видом выслушивая очередную истерику Провентуса. Завидев завёрнутые в заснеженные плащи путников, переступивших порог его дома, он, схватившись за последний шанс улизнуть, двинулся к нам, только на половине пути поняв, кто именно решил заглянуть к нему в гости.

- Брунхильда, ты ли это! - Балгруф крепко пожал протянутую мной ладонь, - Я знал, что слухи о твоей смерти были сильно преувеличены!

Я снова сбросила капюшон, открывая и без того удивлённому ярлу свой короткостриженный затылок. Он несколько раз беззвучно хлопнул губами, словно рыба, выброшенная из аквариума на сковородку, но потом снова разулыбался и изрёк:

- Тебе идёт новая стрижка!

Проглотив лесть, я постаралась улыбнуться.

- Ярл, как ваши дела? - Балгруф повёл меня к длинному столу, всё ещё закутанный в плащ Одавинг засеменил за нами, украдкой стырив с углового столика зеленое яблоко, - Как дети, как Фаренгар?

Балгруф пристроил задницу на лавке и указал мне на место рядом с собой. Од, не дожидаясь приглашения, плюхнулся по другую руку от меня.

- Дети? Ну, всё ещё ругают Вайтран, конечно. Фаренгар... Фаренгар! - позвал он, - Фаренгар, ты посмотри, кто к нам пожаловал!

Взъерошенный волшебник выскочил из лаборатории. Я отметила, что он успел сильно измениться с нашей последней встречи: вместо привычной мантии с капюшоном мужчина был одет в измазанную какой-то гадостью робу, короче моей остриженная шевелюра торчала так, будто мага несколько минут кряду било током. Небритый, с сумасшедше блестящими глазами Фаренгар бросился к столу и уселся как раз напротив дракона.

- Вы так вовремя! Господин дракон, я так рад вас видеть! - мужчина не обратил на меня совершенно никакого внимания. Не то чтобы мне было до этого большое дело, но стало чуток обидно: довакин я, спасший мир, или так, приложение к Одавингу?

- Дракон?! - опешил ярл, только сейчас заметив моего спутника, - Эээ... Одавинг, правильно? Эээ... здравствуйте...

Смущенные приветствия ярла были проигнорированы: Од, застыв с надкусанным яблоком в руке и открытым ртом, испуганно смотрел на счастливого мага, смутно догадываясь, что он сейчас попросит.

- Господин дракон, вы так вовремя! - не обратив внимания на повисшую тишину, воодушевлённо протараторил маг, - Мне как раз нужна для опытов ваша кровь!

Я силилась не расхохотаться. Этот его энтузиазм, граничащий с бредом сумасшедшего, здорово контрастировал с удивлением и начинающейся паникой Одавинга, который, кажется, вообще перестал дышать. Краем глаза я заметила скользнувшего в лабораторию мага Провентуса, но промолчала: может, Фаренгар уже не так ревностно относится к своим опытам? Вот если произойдёт чего - мигом обвиню лысеющую имперскую истеричку во всех грехах, а пока - пусть себе скользит, куда хочет.

---

- Я отдал приказ расчистить и начать отстраивать заново Хелген, - гордо сообщил ярл, когда пожилая служанка подавала на стол, - Знаешь, как мы хотим назвать его?

- Хелген? - предположила я. Фантазия работать отказалась.

- Брунхильдар, довакин. В твою честь будет назван город, где ты выросла! - еще более гордо провозгласил Балгруф. За стол уселись и остальные домочадцы ярла: детки, один другого вежливее, волком на меня глядящий Хронгар, Айрилет, поприветствовавшая меня молчаливым кивком, и Авениччи, который нас с Одом, кажется, даже не заметил. 

- Зачем в мою честь? - удивилась я, - Я выросла не в Хелгене, а на ферме в паре километров от него. Может, на ее месте и построишь свой Брунхильдар?

Мы засмеялись. Краем глаза я видела, как с обожанием глядит на Одавинга Фаренгар, и как дракон старательно этого не замечает, уплетая персонально для него принесённые яблоки из огромной кадки. Ел он быстро, чуть ли не глотая их с огрызками, и очень торопливо, от чего иногда чуть ли не давился. Я вспомнила, как Бриньольф так же набросился на еду, когда мы пришли в Вайтран, чтобы пленить этого самого дракона. Сколько всего я могла сделать тогда!.. 

А что, если Брин всё-таки мёртв, а тело его пропало по какой-нибудь глупой причине? Или никуда оно не пропало, просто дракон не хочет называть мне место захоронения? Я тряхнула головой, отбрасывая глупые мысли. Будто почуяв моё состояние, брат отставил в сторону кадку с яблоками и коснулся моей руки тёплыми пальцами.

- Мы найдём твоего Бриньольфа, - негромко произнёс он, склонившись к моему уху, - Я никуда от тебя не исчезну, даже если ты попытаешься меня прогнать...

- Од, я не собираюсь тебя прогонять, - вздохнув, я взяла его за руку, - Прости, но я не хочу обсуждать всё это сейчас.

- А вы близки, - негромко заметил ярл, - надеюсь, ты не забываешь, что он вовсе не смазливый мальчик, а древний ящер, убивший не одну тысячу человек?

Дракон, сделав вид, что не услышал этого, вернулся к кадке с яблоками. Я повернулась к ярлу и покачала головой, после чего вернулась к еде, всем своим видом показывая, что разговор меня не радует и потому - окончен.

Наевшись, мы принялись за напитки. Ярл Вайтрана учёл свой промах с тем замечанием об Одавинге и больше не поднимал эту тему, лишь иногда с подозрением косясь на стремительно хмелеющего дракона. Фаренгар, всё так же восхищённо глядя на Одавинга, записывал что-то в толстую книжечку, будто проводил какой-то эксперимент и теперь документировал положительный результат. Ода это, кажется, даже начало забавлять: он то начинал рассказывать небылицы о своих воображаемых битвах с древними богами, то хвастался, что жал руку самому Талосу, а то и вовсе называл себя создателем Нирна. Фаренгар удивлённо цокал языком и едва успевал подлить вина разговорчивому дракону.

Идиллично-дружеский вечер подошёл к концу: детки ярла отправились спать, остальные тоже расползлись по дворцу, каждый занятый своими делами. Мы с драконом отправились в отведённую нам комнату (я молча выдержала удивлённый взгляд ярла и любопытный - Фаренгара, когда сообщила, что нам нужна только одна кровать), и Од запер дверь, войдя в уютное помещение с кроватью вслед за мной. 

"Наверное, мне нельзя теперь спать вместе с ним. Брин бы, думаю, обиделся - мы ж так и не провели ни одной ночи наедине" - подумалось мне, но здравые мысли я давно привыкла отгонять как назойливых мух. Никто же не заставляет меня потом хвастаться вору, что я дрыхла в обнимку с братишкой, да и что может быть предоссудительного, если брат и сестра делят постель, невинно согревая друг друга ночами?..

Непрошенные ассоциации с "согревать ночами" вползли в мою несчастную голову, и без того едва не взрывающуюся от впечатлений и подозрений. Я плохо себе представляла, каким образом делают то, после чего рождаются дети, но технически, вроде бы, понимала, как именно это происходит. И знала, как это называется в книгах. "Согревать ночами". Получается, Брину лучше вообще не знать, что дракон видел меня в одной сорочке. И хорошо еще, что Од, густо покраснев, отказался от ночного купания в озере голышом с месяц назад, хоть я и настаивала... мне это казалось какой-то игрой, весельем, и никакой пошлой подоплеки я в собственных словах не увидела. Наверное, я была счастливее, пока не вернулась память - вела себя, как неразумное дитя, не особенно заботясь о том, как выглядят со стороны мои слова и действия. Сейчас многие вещи, ставшие "привычными" за два месяца, когда я не помнила Бриньольфа, казались мне дикими и глупыми, но для дракона-то ничего не изменилось! Мне стало стыдно перед ним: возможно, именно поэтому он и не сказал мне сразу, не вернул воспоминания сам. Он боялся того, что происходит со мной сейчас.

Будто почувствовав моё смятение, дракон поплёлся в сторону лавки, укрытой меховым покрывалом, явно намереваясь заснуть на ней. 

- Братик, - позвала я, надеясь, что мой голос достаточно невинен, чтобы не выдать истинной паники, которая меня вдруг охватила, - Куда ты? 

- Ты уверена, что... что это всё ещё нормально? - с надеждой обратился ко мне он, вскакивая с лавки. Увидев плещущуюся в синих глазах, очерченных красными линиями, радость, я только утвердилась в мысли, что необходимо сделать лицо кирпичом и кивнуть.

В этот раз дракон вёл себя совсем не так, как обычно: вместо того, чтобы обнять меня и завести разговор о какой-нибудь ерунде, он весь как-то сжался, а потом - и вовсе отвернулся. Я вздохнула. Мне тоже было не по себе, но засыпать в одиночестве я попросту уже отвыкла. Но стоило мне подумать, что мы вот так вот молча и заснём, как Од вдруг повернулся ко мне лицом и ответил на вопросительный взгляд улыбкой:

- Мне кажется, я знаю, где мы можем начать поиски, - негромко произнёс он, едва сдерживая радость. Я не смогла не улыбнуться - желание заслужить моё прощение так и плескалось в доверчивых синих глазах. В голове забурлили воспоминания... но не о Бриньольфе. И даже не о драконе.

Я вспомнила синюю луну на красном небе. Тот сон, что спасал меня в агонии, вызванной ядом Алдуиновых фанатиков... какими же голосами она говорила? Один из них точно принадлежал Арнгейру, я была уверена, что именно он уговаривал меня выпить противоядие, пока я даже не могла узнать его лица. Но остальные...

Обеспокоенный дракон не мог понять моей реакции - я улыбалась, но на лице, видимо, отразилось и замешательство. Могла ли наша с Одавингом встреча быть предрешена еще тогда? Мог ли он как-то оказаться одним из голосов синей луны, такой же синей, как его глаза, так кстати окруженные красными знаками?

- Что с тобой?.. - Од придвинулся ближе, надеясь, видимо, привести меня в чувства. Я неподвижно смотрела куда-то сквозь него несколько минут, но осознала это только сейчас, когда, скользнув под одеялом, меня коснулась его рука.

- Одавинг... Серая пустыня пустыня с красным небом и синей луной. Тебе знакомо такое место?

По ошарашенному лицу дракона я поняла, что он более чем знаком с этим местом. И приготовилась слушать.



aridesu

Отредактировано: 16.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: