Клинок Бури

Размер шрифта: - +

Глава 4

Мне показалось поначалу, что вор потерял сознание, когда упал к моим ногам безвольным мешком с костями. Осознать своё заблуждение я смогла, когда тащила его к камину, пытаясь разобрать сбивчивый рассказ - увы, безрезультатно. Он нёс какую-то околесицу, постоянно путался в собственных фразах, и единственное, что я смогла понять - он был напуган. Бриньольф - и напуган. Странно как-то - насколько я знаю этого пройдоху, никогда и ничто не могло напугать его. В худшем случае он просто сбегает, если пахнет жареным - скроется в тенях и в считанные минуты окажется так далеко от опасности, что эта самая опасность уже не сможет протянуть к нему свои конечности, так как даже не будет догадываться, куда их тянуть.

Завернув вора в меховую накидку, которую нашла на одном из каменных лежаков, я оставила Бриньольфа у камина, игнорируя его попытки поймать меня за руку и еще что-то рассказать.

- Когда сможешь связно говорить - обязательно тебя выслушаю, а пока постарайся отогреться, - отрезала я и стала искать вино и тару, в какой его можно было бы разогреть. 

Нельзя сказать, что любопытство меня совсем не мучило - как раз наоборот, оно поедало меня изнутри тысячей вопросов, на которые не было ответов. Что вор забыл здесь? Неужели, и правда он спас мне жизнь? Почему не назвался? Что, в конце концов, он пытается мне сказать, трясясь от холода возле камина в монастыре, куда заказан вход большей части живущих?..

В это время вернулись хозяева замка, которые немало удивились, увидев незнакомого мужчину возле своего камина. Я попыталась объяснить ситуацию, но Арнгейр, кажется, узнал всё ещё приходящего в себя норда и бросился искать что-то среди флаконов в своём шкафу. Мои догадки подтверждались, похоже, именно наш непрошеный гость и спас мою шкуру с неделю назад. Но вопросов в моей голове меньше не стало - кажется, их даже прибавилось. 

Напоив какой-то голубоватой жидкостью моего спасителя, Арнгейр и остальные повели меня в одну из комнат; Эйнарт плотно прикрыл за нами дверь и старцы молчаливыми истуканами замерли передо мной. Повисшее молчание прервал Арнгейр:

- Посовещавшись, мы поняли, что... совсем ничего не понимаем, Довакин. Мы не знаем, как спасти твою жизнь от новых посягательств со стороны драконопоклонников, и единственное, что мы можем тебе посоветовать - уничтожь Алдуина, только так ты положишь конец посмертной жизни его последователей. 

Я устало вздохнула и опустилась на скамью. Седобородые теперь возвышались надо мной, лица их были серьёзны и сосредоточены, и каждый из них был похож на зловещую статую - слабое освещение делало грубую ткань их серых роб похожей на камень.

- Арнгейр, мы это уже обсуждали. Не может быть, чтобы зло, уничтоженное много лет назад, смогло вернуться. Алдуина нет, а драконы пробуждаются по какой-то другой причине. Пожиратель мира - всего лишь детская страшилка...

- Ты ничего не понимаешь, Довакин! Ты... - Арнгер начал злиться, от крика его задрожали стены монастыря, но старик глубоко вздохнул и продолжил вновь спокойным голосом, - Тебе нужно поговорить с нашим учителем. Он поможет тебе всё понять, поможет разобраться в таких сложных вещах, как древняя история и возвращение драконов. Поговори с ним, Довакин. Это расставит всё по своим местам.

- Разве не ты главный из седобородых? - недоверчиво спросила я. Почему-то мне всегда казалось, что именно Арнгейр старейший, мудрейший и главнейший из них. 

- Нет, конечно, нет, - покачал головой старик, - Наш учитель помнит Юргена Призывателя Ветра, помнит времена, когда Алдуина, якобы, уничтожили. И именно он сказал нам, что великое зло продолжает угрожать нашему миру. Поговори с ним, он расскажет тебе, как его побороть... как только Алдуин будет побежден - мы больше не будем вмешиваться в твою жизнь, не будем пугать рассказами об опасностях... и никакие ожившие мертвецы не будут гоняться за тобой, выпуская отравленные стрелы в твою спину. 

Похоже, это единственный выход. Кем бы ни был их учитель - я поговорю с ним, раз Арнгейр так на этом настаивает. И объясню ему свою точку зрения. Может, он сможет убедить этих твердолобых стариков, что никакого Алдуина нет? 

- Хорошо. Я поговорю с ним завтра, если вы так на этом настаиваете, - я увидела, как каждый из седобородых одобрительно кивнул, - А сейчас я должна позаботиться о том идиоте, который сидит возле вашего камина и уничтожает запасы вина. Думаю, ему есть, что рассказать.

Мы вернулись к Бриньольфу - едва завидев меня, он вскочил с места. Похоже, надеясь, что ужас исчезнет из его глаз за те пару часов, что он грелся у огня и пил теплое вино, я просчиталась. Схватив меня за руку, он принялся сбивчиво, но более-менее разборчиво рассказывать.

- Я... отправился в Виндхельм, чтобы предупредить Ульфрика о твоей болезни. Он разозлился и не поверил, что тебя кто-то мог подстрелить, тем более, в лесах, и еще больше разозлился, когда узнал, что я доставил тебя сюда, а не к своим. Он отправил меня и дюжину братьев бури, чтобы забрать тебя отсюда, предупредив, чтобы они убили меня, если я попробую сбежать. А я и не думал сбегать, зачем мне это? Зачем мне сбегать, если я сказал правду?..

Он вцепился в мою руку, но ноги его совсем не держали. Чтобы уберечь нас обоих от болезненного падения на каменный пол, я вынуждена была усадить всё не умолкающего вора на скамью и сесть рядом.

- ...мы доехали до Айварстеда очень быстро, и всё было хорошо, но когда мы пошли в гору, - он запнулся, будто пытаясь подобрать верные слова, - это была нежить, но не просто драугры или неупокоенные паломники, замерзшие здесь насмерть. Поднялась буря, и... это были существа! Не люди, не меры, а существа, понимаешь? Существа!

Арнгейр, слышавший всю нашу беседу, вдруг вскочил с места и кинулся к вору, взяв его за руку, негромко и напряжённо спросил:

- Похожие на двуногих драконов? Они выглядели так? - Бриньольф отчаянно закивал.

- Но страшно было не это. Они... кричали и рвали когтями кольчуги, латы, мясо, кости... Они убили всех, кто шел со мной, без особого труда, да и вообще без труда, будто не бывалых воинов в тяжелой броне, а соломенных кукол! Удары мечей были им нипочём, стрелы отскакивали, и я... я... - он сжал мою руку с такой силой, что я едва не вскрикнула, - я сбежал, я бежал так быстро, как только мог, и... и оказался здесь, и ты впустила меня... еще бы секунда, и они бы нагнали меня, я знаю, они... они...

Его трясло от страха, будто он был не здоровым нордом, не нагловатым вором из пресловутой гильдии, будто он вовсе не был Бриньольфом, которого я знаю. Передо мной сидела маленькая девочка, которая посредством какой-то магии вдруг превратилась в половозрелого мужика с покрытой щетиной и мелкими шрамами физиономией. Жестоко, наверное, но я чуть не рассмеялась от этого зрелища. Арнгейр моего веселья, однако, не разделил - я сама себя не поняла, чего уж ждать от мудрого старца. Обернувшись ко мне, он произнёс очень тихо:

- Драконопоклонники. Либо они знают, что ты всё еще жива, либо пришли за нашим учителем. Ты должна поговорить с ним немедленно - потом может быть слишком поздно.

Я торопливо кивнула и, вывернувшись из хватки Бриньольфа, который всё еще дрожал и пытался что-то сказать, принялась собираться в путь. Когда я потянулась к рюкзаку, Арнгейр остановил меня, сказав, что далеко идти не придётся. Пожав плечами, я укуталась потеплее и вслед за седобородым вышла на задний двор. Он провёл меня к арке, которую я никогда не замечала. За ней бушевала совершенно сверхъестественная буря, которой на самом заднем дворе совершенно не ощущалось. Арнгейр вышел вперед.

- Lok Vah Koor! - этот туум не был мне знаком, но на всякий случай я постаралась запомнить его, чтобы попытаться воспроизвести самостоятельно когда-нибудь.

Буря, тем временем, рассеялась сама собой, будто и не было ее: погода на той стороне арки прояснилась. Арнгейр указал на уходящую на вершину горы тропу:

- Наш учитель будет ждать тебя там. Я продержу погоду ясной до твоего возвращения, Довакин. Иди, он давно ждёт тебя...

Я поблагодарила старца и двинулась в путь, стараясь не соскользнуть в пропасть, разверзшуюся в шаге от покрытой вечным льдом тропы. Шаг за шагом ветер усиливался, буря, кажется, возвращалась. Через несколько минут я уже не видела дальше вытянутой руки, спустя еще столько же замёрзла так, что перестала чувствовать пальцы своих ног и рук. Похоже, Арнгейр не справился... или не был здесь слишком давно и попросту забыл, как долог подъём. Ветер всё усиливался, меня уже едва не сносило со скользкой тропы. Но смерть в мои планы не входила, конечно, и я стала прикидывать, как мне поступить, чтобы выжить и добраться до вершины хотя бы в относительной сохранности. Поворачивать назад страсть как не хотелось.

- Лок Ва Кор! - крикнула я, но туума почему-то не получилось. Странно. Вроде бы, он произнёс именно так...

- Лок Ва Кор! - теперь я даже не услышала своего голоса. Вой вьюги украл каждый звук.

Я развернулась и хотела было двинуться назад, но оказалась в снежном плену: совершенно не ясно было, куда поставить ногу, чтобы не упасть. Страх захлестнул меня, я попробовала было прокричать снова, но не добилась ничего - только наглоталась колючего снега. 

Вот так и закончится история драконорожденного - на подходе к вершине Глотки. И никого нет рядом, чтобы написать по этому поводу сатирическую балладу. Дурацкая смерть.

- Lok Vah Koor!.. - раздалось громоподобное откуда-то неподалёку. Несколько секунд - и буря улеглась, оставив меня в недоумении откапываться. Когда с сугробом было покончено, я двинулась дальше. Чей это был голос? Учителя седобородых? Слишком громкий для человека... впрочем, люди и не живут столько: если он знал Юргена, ему, получается... Нет, точно не человек! Столько даже меры не живут. Должно быть, старик что-то перепутал. 

Я добралась до вершины и вышла на площадку, залитую солнечным светом. Нетающие снега были порядком примяты чем-то очень, очень большим... передо мной был огромный дракон. Действительно огромный, даже для дракона: такого мне не завалить. Он сожрал учителя седобородых? Это и есть Алдуин?..

- Здравствуй, маленький дова, - медленно произнёс дракон, будто пробуя слова на вкус, - я Партурнакс, учитель седобородых и тех, кто был до них.

Улыбнувшись как слабоумная, я медленно убрала лук, не спуская с дракона глаз. В голове хаотично кружились самые разные мысли: седобородые никакие не седобородые? Они тоже драконопоклонники? Но... зачем им тогда убивать Алдуина? Если они поклоняются драконам, быть может, они хотят меня ему скормить, а не победить великое зло?.. а может, лежащий передо мной дракон и есть Алдуин?

Должно быть, что-то из этого было написано у меня на лице, потому что дракон рассмеялся. Никогда не думала, что услышу смех дракона. Вообще не догадывалась, что они в состоянии связно мыслить дальше "сжечь, сожрать, уничтожить". Этот же дракон был не глуп: я видела это в его глазах. Он смотрел на меня молча, пока я изучала его, пытаясь понять, верить ему или попытаться убить (и умереть с оружием в руках, по крайней мере). 

- Расскажи, что тревожит тебя, довакин. Позволь старому дова быть тебе полезным. Я понимаю твоё удивление, но, поверь, я не столь кровожаден, как мои братья, которых тебе доводилось видеть.

- Ты... дракон? - ляпнула я и испытала желание удариться головой о плотно примятый снег под моими ногами. Нет, не дракон, просто заблудившийся котёнок в четыре меня длиной, покрытый чешуёй и с огромными крыльями. Просто большой зеленый чешуйчатый котёнок, разумеется!

- Именно, мой маленький наблюдательный друг. Седобородые рассказали мне, что тебя тревожит. Боюсь, тебе и правда пришлось столкнуться с последователями моего безумного брата.

Так, получается, этот дракон добрый. Если драконы вообще могут быть добрыми. Получаются, могут, раз он до сих пор не попытался меня поджарить... 



aridesu

#671 в Фанфик
#13046 в Фэнтези
#5595 в Любовное фэнтези

В тексте есть: skyrim, довакин, дракон

Отредактировано: 16.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: