Клинок Бури

Размер шрифта: - +

Глава 8

К Вайтрану мы подошли к середине дня: в обеденное время ярл точно должен быть в своих покоях, так что идти решили сразу к нему. Вельфреда, правда, пришлось оставить в конюшне, а нашего бессознательного асассина - в Вайтранской тюрьме, предупредив стражу о том, чтобы переодели пленницу и приковали ее за все четыре конечности. Неизвестно, что предпримет данмерка, придя в себя - может, попытается снова самоубиться, а может - сбежать, что первое, что второе было нам не очень-то на руку.

Ладонь болела ужасно: магия льда окончательно рассеялась, и теперь руку будто жгло раскалённое железо. Немалых трудов стоило мне продолжать выглядеть нормально: больного босмера стража к ярлу бы точно не впустила, а узнать меня в лицо после долгих путешествий с отсутствием сколько-нибудь подходящих для купания водоёмов было крайне сложно. Толстый слой дорожной пыли покрыл лук, лицо, броню, пожалованную мне Ульфриком, но совершенно уже неузнаваемую. Бриньольф же без умолку твердил о необходимости посещения таверны, едва мы сбагрили наш серокожий бессознательный груз, потому мне пришлось пообещать ему это сразу после посещения Балгруфа. Да, действовать, конечно, нужно было быстро, но сражаться с драконом мне сегодня было явно не под силу: ни единой стрелы я из лука не выпущу с такой рукой. Да я даже натянуть его не смогу...

В Драконий предел нас, разумеется, впускать не захотели. Стражники из числа местных не узнали в лицо что меня, что Бриньольфа (последнего, думаю, даже к лучшему, учитывая его интересненькое прошлое), и, когда я стала настаивать, что ярл будет рад меня видеть, им пришлось позвать Айрилет. 

Хускарл Балгруфа вышла к нам, заставив стражу расступиться, и повела к длинному столу, за котором ярл Балгруф Старший изволили кушать. При виде еды (а главное - воды) глаза наши, похоже, полыхнули потусторонним огнём, так как ярл тут же предложил нам присоединиться к трапезе, и согласия нашего ждать долго не пришлось.

- Брунхильда, я рад видеть тебя! Как дела на передовой? - я догадалась, что интересует Балгруфа не столько череда побед Братьев Бури, сколько расположение этой самой передовой относительно Вайтрана.

- Всё в порядке, думаю... Я к вам по другому делу, ярл, - кланяться, уплетая куриную ножку и со стаканом тыквенного сока в руках, было крайне неудобно, но я честно попыталась соблюсти этикет, быстро бросив, впрочем, эту затею и вернувшись к еде.

- Обсудим сразу после обеда. Провентус, - ярл обернулся к своему советнику, - приготовь комнату для переговоров. 
Худой лысоватый имперец, едва слышно причитая, как его здесь не ценят, отправился выполнять поручение. Айрилет, сидевшая по правую руку от меня, одобрительно хмыкнула - видимо, тёплых чувств к советнику она до сих пор не питала.
Украдкой я глянула на Бриньольфа - ему не было дела до этикета, и он самым невежливым образом трескал всё, до чего мог дотянуться, щедро запивая это вином. Я чуть улыбнулась - вор явно был безумно рад нормальной еде и выглядел крайне... мило? Да, пожалуй, это самое подходящее слово.

С едой было покончено достаточно быстро - не без нашей с Бриньольфом помощи стол опустел в считанные минуты, и я почувствовала, как меня клонит в сон. Рука всё еще отвратительно саднила, но, по крайней мере, слушалась, а уже это было хорошим знаком. Фаренгар, остановив меня по пути в переговорную, всучил пузатый флакон лечебного зелья, от чего я едва не бросилась ему на шею - маг был догадлив и отлично разбирался в людях.

- Спасибо, ты не представляешь, как я тебе благодарна, - я улыбнулась, принимая из его рук пузырёк. Маг усмехнулся.

- Сочтёмся, девочка. Уверен, ты еще принесешь всем нам немало пользы, - он шутливо поклонился и направился к ярлу вслед за мной.

Переговорная комната была мне знакома: массивный круглый стол и несколько простых стульев вкруг него. Кажется, здесь мы с Балгруфом обсуждали победу над первым драконом сполгода назад. Заняв один из стульев, я указала Бриньольфу на соседний, краем глаза отметив, что ярл чуть нахмурился. Айрилет заняла место рядом с ярлом, Провентус - по другую его руку. Стражи освободили комнату: теперь можно было забыть об этикете и поговорить о важном деле простым и свободным языком.

- Балгруф, ты помнишь легенду о довакине? - начала я издалека.

- Когда брат брату враг... конечно, помню. Я знаю ее с детства, - кивнул ярл, - но при чём здесь легенда?

- Алдуин. Он действительно вернулся, и угадай, кому нужно его порешить? - я приосанилась, глядя на всё ещё не совсем понимающего, к чему я клоню, Балгруфа.

- Конечно, и чем я могу тебе помочь? Нужна армия? Но это уже не ко мне, тебе стоило попросить Ульфрика... - начал ярл, но я прервала его.

- Нет, мне не нужна армия. Мне нужен твой дворец... с ним тоже связана одна легенда.

Кажется, теперь ярл понял, о чём я, так как его брови стремительно поползли вверх. Провентус дрожащими руками вцепился в рукав ярловой мантии, причитая, что мне не нужно верить, что я и самого ярла в могилу сведу, и весь его город в руины превращу, только дай мне волю. Айрилет молчала: похоже, она давно ждала этого разговора. Бросив на данмерку короткий взгляд, Балгруф проигнорировал истерику своего советника и обратился ко мне, выждав паузу и позволив Авениччи всё-таки излить до конца поток паники.

- Довакин, но зачем тебе пленять Алдуина? 

- Не его. До Алдуина нужно еще добраться, а вот одного из его слуг я и собираюсь попросить меня к нему доставить. Если мы всё сделаем правильно, думаю, он подкинет меня до места, где мы с древним злом попытаемся друг друга убить.

Панически-громкий шепот Авениччи начал выводить меня из себя. Стоило мне договорить, как он накинулся на Балгруфа с новыми силами и новым набором идиотских отговорок. Айрилет всё так же молчала: в ее глазах не было страха, лишь смирение. Мне показалось, что я смогла прочитать ее мысли, и тут же озвучила то, что породило моё сознание на их основании:

- Балгруф, если мне удастся это, я убью Алдуина, и наши имена войдут в легенды. Если не удастся - твой город всё равно будет уничтожен древним злом, потому что никто, кроме Одавинга, не сможет нам помочь.
- Одавинг - имя этой твари? - я кивнула ярлу, - И чем ты собираешься его переманить на нашу сторону?

- Я думаю... мы сможем договориться, - я попыталась изобразить уверенность, которая у меня, честно говоря, отсутствовала.

Балгруф вздохнул. Под всё неутихающие причитания Провентуса он принимал непростое решение, и я могла его понять - не каждый день творится история, не каждый день всякие босмеры просят его позвать в свой дом дракона.

- Ты сможешь призвать этого Одавинга? - я кивнула ему, - И когда ты собираешься этим заняться?

- Завтра, ближе к полудню, - пришло моё время вздохнуть, но уже облегченно. Бриньольф чуть сжал мою руку - благо, здоровую, - в знак поддержки.

- Я предупрежу стражу. Мы окажем тебе всю возможную поддержку, Брунхильда Клинок Бури. Не предай доверия Вайтрана...

--- 

Отмывшись, переодевшись и оставив броню и оружие ярловым мастерам для чистки, мы, похожие на простых Вайтранских жителей, направились отдыхать. На город опустился вечер, рынок порядком опустел, а фермеры и ремесленники потянулись к таверне, и нам ничего не стоило затеряться в разношерстной толпе. Без брони и лишь с крошечным кинжалом на поясе я чувствовала себя едва ли не голой, но какая-то часть меня рада была хотя бы на время вновь перевоплотиться в простую селянку, за голову которой имперцы не назначали баснословной награды. Бриньольф же никакого удовльствия от переодевания не испытывал совершенно: он боязливо оглядывался на каждый шорох, несколько раз предупреждал меня, что тот или иной посетитель таверны как-нибудь неправильно на нас смотрит, но сдался с третьей бутылки мёда, пока не додумался прочитать название на этикетке.

- Черновересковый... Хильди, ты хоть знаешь, что мы пьём? - говорил он очень тихо, но был достаточно пьян и нёс откровеннейшую чепуху с донельзя серьёзной миной. Странно было видеть, как он напился всего с трёх бутылок, тогда как мне хмель даже не затуманил взора, - Это же мёд, который делает Мавен со своей чокнутой семейкой!

- И что? Думаешь, она вычислила, что именно ты будешь пить из этой бутылки? Уверена, она считает тебя мертвым. 

- Ты недооцениваешь ее, - авторитетно заявил вор, убирая опустевшую бутылку под стол, - она много знает, даже слишком много, детка. Она... не удивлюсь, если большая часть присутствующих так или иначе ей задолжали. Нам нельзя здесь оставаться, они убьют нас, как только мы заснём!

Я негромко рассмеялась и погладила его по голове здоровой рукой. Пронзённая болтом убийцы быстро заживала, щедро политая Фаренгаровым зельем, но всё еще побаливала, потому я старалась ее лишний раз не напрягать. Вор от моего действия чуть притих и вдруг о чем-то задумался, застыв и уперев остекленевший взор в столешницу. 

- Эй, что с тобой? Да никто нас... - раньше, чем я успела среагировать, вор прижал меня к себе и требовательно поцеловал. Удивляться было поздно, а снова ударить его по животу мешал стол... мне осталось лишь расслабиться и постараться получить удовольствие. И если поначалу я пообещала себе вмазать нахалу, как только появится такая возможность, то потом все мысли вылетели из моей головы. Все они - умные и не очень - вдруг куда-то делись, и лишь взбалмошная бабёнка, которую я привыкла игнорировать, произнесла в наступившей тишине: "Наконец-то..."

Поцелуй длился несколько секунд; Бриньольф прижал меня к себе и совершенно трезвым, чуть хриплым шепотом произнёс:

- Хильди, завтра мы... может быть, завтра мы погибнем. Я не хотел умереть, так и не сделав этого. И...
Он посмотрел на меня совершенно серьёзно и решительно, пока я пыталась придумать причину его оттолкнуть.

- Если... если всё получится, пообещай пойти в храм со мной.

Какой, к даэдра, храм? Бриньольф решил в священники записаться? И для этого нужно было обязательно меня поцеловать? Гомон идиотских предположений снова заполнил моё сознание. Зачем ему вообще приспичило меня целовать?..
- Какой... - севшим голосом спросила я и облизнула пересохшие губы, борясь с глупым желанием поцеловать ждущего моего ответа вора, - какой храм? В священники податься решил?

- Дура, замуж я тебя зову, - улыбнулся он, чуть отстраняясь и откидывая с лица рыжую прядь, - пообещай мне, что...

Я вскочила из-за стола и бросилась бежать, расталкивая столпившихся у огня выпивох. Вылетев из таверны подобно арбалетному болту, я неслась, куда глядят глаза, не задумываясь о том, куда ж они, всё-таки, глядят: мелькали какие-то дома, лавочки, несколько удивлённых лиц, некоторые из которых даже были мне смутно знакомы. Я бежала, сердце колотилось, как сумасшедшее, в гуле собственных мыслей я не могла разобрать и слова, понять же, куда и зачем меня нелёгкая понесла, и вовсе не получалось. Ноги двигались самостоятельно, дыхание сбилось; остановилась я только когда упёрлась в городскую стену. Она выросла прямо передо мной, и немалых усилий мне стоило остановиться и не влететь в неё со всего разбегу. Согнувшись пополам, я пыталась отдышаться и понять, куда и от чего бежала.

Получается, это нормальные люди так в любви признаются? Папа рассказывал мне о подобном. Жизнь в Скайриме сложна и быстротечна, здесь не место для долгих ухаживаний и свиданий при луне. Пока ты ломаешься, твоего суженного может сожрать какой-нибудь зверь, или, чего хуже, похитить какие-нибудь культисты, чтобы принести в жертву очередному даэдра. Даже, помнится, был один, предпочитающий именно кровь самых доверчивых, а кто может быть доверчивее влюблённого? 

Раз я сбежала, получается, я его не люблю. Или...

Внутренний голос во всём его многообразии снова затих. Та самая баба, которая постоянно толкала меня на глупости, связанные с рыжим вором по имени Бриньольф, прояснила ситуацию: "Любишь, конечно. А сбежала - потому что трусливая дура и сама себя боишься. Иди теперь, доказывай ему, что жить без него не хочешь, пока не убежал куда..."

Ересь какая-то. Кажется, крыша моя всё-таки дала течь. Наверное, сказываются все эти злоключения: драконопоклонники, имперцы, седобородые со своими требованиями, еще и с Одавингом завтра разговаривать... Как я его любить могу? Любовь - вообще штука, мало похожая на что-то правдоподобное. Люди женятся, чтобы удобнее было детей растить, а у нас с Бриньольфом нет детей, так что женитьба, получается, бессмысленна. Да и не в моём он вкусе, фи! Мне всегда нравились смелые, сильные, уверенные в себе мужчины, которые доверяют мне и котором могу довериться я. А он...

Я застыла. Не было никогда мужчин, которые мне бы нравились. Никогда, ни одного. Не считая самого Бриньольфа. Как там это описывали в книжках? Сердце бьётся чаще, ладони потеют, улыбка на харю выползает сама собой, внутренний голос советует делать всякие глупости... Всё сходится. Драугра мне на завтрак, если я не влюбилась.

Путь обратно в таверну показался мне единственно-верным. Как теперь объяснить Бриньольфу своё поведение? Соглашаться на предложение, или... я впервые в жизни влюбилась, откуда мне знать, что делать?

Он стоял у входа, оглядываясь по сторонам. Запыхался - наверное, пытался меня искать. Я снова поймала себя на улыбке, тепло волнами прокатилось по телу - опасения подтвердились. Похоже, это то самое чувство.

Вор заметил меня и направился в мою сторону, сначала побежал, но замедлился метров за двадцать и пошёл совсем тихо, будто боясь спугнуть. Я стояла неподвижно, не в силах заставить себя сделать и шагу и судорожно соображая, что же сказать ему, когда он ко мне обратится.

- Хильди, прости, я, кажется, ляпнул что-то... ты плачешь? - он подошёл совсем близко, достаточно, чтобы я увидела в его глазах искреннее беспокойство, и хотела отрицательно мотнуть головой, но поняла, что он прав. По щекам побежали солёные дорожки, и я мигом забыла, какой ответ только что придумала.

- Прости, я не хотел тебя обидеть. Ты, наверное, уже кому-то обещала. Конечно, кому-то из Братьев Бури, - он замялся и выдавил улыбку, неловко взъерошив рыжие вихры и, видимо, придумывая, куда теперь себя девать. Особенно норда явно интересовали руки: он то опускал их, то пытался убрать в карманы, то снова принимался за свою шевелюру.

Я замотала головой и с огромным усилием сделала шаг ему навстречу. Говорить не получалось - сердце пропустило удар и прыгнуло вверх, когда я оказалась достаточно близко, чтобы почувствовать его дыхание.

- От тебя несет черновересковым, - зачем-то сказала я, - вкусный напиток, если не думать о том, кто его производит.

Норд замер и заулыбался, так и застыв со вцепившимися в рыжие патлы руками. Вздохнув, я обняла его и негромко ответила на вопрос, заданный добрые полчаса назад.

- Хорошо, жениться - так жениться.

Я не была уверена, что он меня услышит, но, похоже, зря. Бриньольф прижал меня к себе, довольный, как чистый слон.

На краю сознания мелькнула мысль - что такое "слон"?

---

- Все готовы? - я оглядела собравшихся.

Несколько стражей из числа Братьев Бури, белый, как мел, Балгруф, напряжённая до последнего мускула Айрилет, Фаренгар, в нетерпении пересчитывающий какие-то склянки, расположился на скамье у дальней стены. Бриньольф стоял рядом со мной, от чего уверенность моя зашкаливала. Всё точно получится, не может не получиться.

Дождавшись подтверждения от Балгруфа, я вышла на балкон, который предусмотрительно освободили от мебели. Стражи направились к рычагам, управляющим цепями, а Бриньольф, коротко поцеловав меня в лоб, отошёл на несколько шагов.

- Удачи, - шепнул он и ободряюще улыбнулся, вызвав у меня ответную улыбку.

Набрав в грудь побольше воздуха, я прокричала:

- Od Ah Viing!

Где-то внизу с шумом вспорхнула стая птиц. За моей спиной послышался звон стекла - Фаренгар, похоже, уронил одну из своих склянок. Но больше ничего не произошло.

- Возможно, дракону нужно время, чтобы добраться к тебе. Талос знает, где эта тварь сейчас, - Балгруф подошёл ко мне и вгляделся в небо, в котором по-прежнему не было видно ничего похожего на древнего ящера, - Попробуй еще раз?

- Od Ah Viing! - послушно повторила я. Может, мне показалось, но в этот раз получилось громче. В наступившей тишине было слышно, как Фаренгар нервно икнул и снова зазвенел флаконами. Дракона по-прежнему не было видно.

- Может, он занят? Сжигает там очередную деревню, или принимает подношения девственницами... - предположил Бриньольф, подходя ближе и едва уворачиваясь от моей попытки дать ему подзатыльник, - за что?

- Одавинг не такой, если верить Партурнаксу. А не верить ему поводов не вижу, - отрезала я. Балгруф нахмурился:

- Кто такой Партурнакс?

- Не важно, друг мой. Важно, что ему можно доверять, - я похлопала ярла по плечу.

- И... что мы будем делать теперь? - Айрилет выглядела куда более обеспокоенно, чем ее прямое начальство, - а если рыжий прав, и дракон прилетит, стоит нам уйти?

- От рыжей слышу, - обиделся вор вполголоса, заставив меня усмехнуться, - но уходить отсюда пока, думаю, не стоит.

Словно в ответ на его слова, вдалеке показалось быстро приближающееся нечто. Вскоре я смогла различить рассекающие воздух огромные красные крылья. Вокруг началась суматоха - расслабившиеся было Братья понеслись к своим местам, Балгруф и Айрилет удалились на почтительное расстояние, Бриньольф нырнул в тень, зачем-то приготовив кинжалы, и даже Фаренгар в дальнем углу затих и перестал икать. Одавинг был прекрасен - я завороженно глядела, как солнечный свет играет на кроваво-красной чешуе с каждым взмахом его крыльев. Но нельзя было отрицать, что эта красота сейчас приближалась и явно не была в восторге, что ее отвлёк от какого-то важного дела презренный смертный вроде меня.

Я чуть отошла от края балкона, позволяя дракону приземлиться. Он молча изучал меня любопытными глазами несколько долгих мгновений, не выказывая какой-либо агрессии, пока вдруг не рассмеялся.

- Ты и есть тот самый драконорожденный? Без обид, но я ожидал кого-то покрупнее. Ты позвала - я пришёл, чего ты хочешь, маленькое создание? - манера его речи была отличной от Партурнакса, он говорил быстрее и выражался не так витиевато, не пытаясь вклинить что-то на непонятном мне драконьем в отличии от старшего брата.

- Ты и есть Одавинг? Я ожидала увидеть что-то эпичнее покрытого чешуёй нахала, - без страха парировала я, провоцируя дракона на нападение. Всё, что мне оставалось сделать, это заманить его под ярмо, надеясь, что он не вспомнит участи последнего гостившего здесь дракона. Надежды мои обрушились вместе со смехом дракона - смеялся он дольше и громче, чем в первый раз: с древних сводов замка посыпалась каменная крошка.

- Меня привело любопытство. Если бы я хотел убить тебя - я бы не пытался сделать это здесь, где меня тут же закуют в цепи твои смертные друзья, - весело разъяснил дракон, усаживаясь поудобнее и рассчитывая, очевидно, на долгий разговор. Ящер сложил крылья и принял устойчивое положение, ясно дав понять, что улетать, как и нападать, пока не собирается, - и можешь попросить того мальчика убрать свои ковырялки и выйти из тени? Он меня даже не поцарапает, но чуть-чуть смущает.

Бриньольф вышел из-за колонны, под смех дракона пряча кинжалы в ножны. 

- Давай, похихикай мне тут, и эти ковырялки окажутся у тебя в... - начал он угрожающе, но дракон рассмеялся еще громче, и остальные слова потонули в его смехе.

- Брин, всё нормально. Всё под контролем.

"Брин?" - удивлённо хмыкнул он, не сводя, впрочем, внимательных зеленых глаз с дракона. Тот, наконец, перестал смеяться и повернулся ко мне.

- Предстоящий разговор связан с Алдуином? - я кивнула, - Хорошо, я доставлю тебя к вратам Совнгарда, но только если этот смешной мальчик полетит с нами. С ним весело, - ультимативно, но вполне дружелюбно заявил дракон.

- Ты так легко согласился предать своего предводителя? Как я могу верить, что...

- Что я не предам тебя? - дракона явно забавляли мои слова, от каждого, он, похоже, приходил только в лучшее расположение духа, - Братишка Партурнакс не рассказал тебе? Меня этот псих давно злил. Не волнуйся, я правда хочу вам помочь.

- И почему я должна тебе верить?

- А у тебя есть выбор? - резонно заметил дракон, - я же сказал, что помогу тебе. Но завтра. А сейчас, может, проведешь мне обзорную экскурсию по городу? Давно не видел его... вблизи.

- Как ты себе это представляешь? - настала моя очередь усмехнуться, - "Смотри, большой дракон в небе, это убегающие жители города Вайтран, они в данный момент смотрят на тебя, тычут пальцами и кричат буковку "А"?

Дракон снова засмеялся, и я едва к нему не присоединилась - грохочущий смех, сотрясающий стены древнего замка, не может быть не заразительным. По крайней мере, для меня - остальные присутствующие нашего веселья не разделили.

- Зануды, - озвучил мою мысль дракон, оглядывая обеспокоенно высовывающихся из укрытий стражников и ярла со свитой, - так что? Прогуляемся, если я стану чуточку... помельче?

Точно... драконы же могут принимать форму человека, уменьшаясь до его размеров. Это многое меняло. Одавинг не выглядел одержимым убийствами психом, да и выбора у меня, впрочем, не было. Пришлось согласно кивнуть.

Дракон поднялся на лапы и раскинул крылья, его окружило нестерпимо-яркое сияние, заставив меня отшатнуться. Где-то позади громко икнул Фаренгар, а Бриньольф снова достал клинки, оттесняя меня за свою спину. Сияние длилось несколько секунд, потом померкло, оставив вместо дракона вполне заурядного вида мужчину нордской наружности с ярко-красными письменами по всему телу. Мужчина был абсолютно гол.

Не то чтобы я никогда мужиков голышом не видела, но... да, даэдра подери, я не видела голых мужиков. Потому сейчас с трудом заставила себя перестать удивлённо пялиться на довольного собой дракона в облике голого смертного мужчины. Почувствовав, что краснею, я отвела взгляд. Первым от шока отошёл Бриньольф, сняв с себя плащ и протянув его дракону.

- Прикройся, тут дамы, - презрительно бросил он, стараясь оказаться ровно между нами.

- Вот именно, зачем мне прикрываться? - съязвил Одавинг, но плащом протянутым вокруг пояса всё-таки обвязался.



aridesu

#660 в Фанфик
#12989 в Фэнтези
#5546 в Любовное фэнтези

В тексте есть: skyrim, довакин, дракон

Отредактировано: 16.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: