Клинок Бури

Размер шрифта: - +

Глава 9

С горем пополам, Одавинга уговорили одеться и перестать пугать несведущих горожан рассказами о своей истинной форме. Парень оказался понятливым, хоть и немного неуравновешенным: о законах и правилах приличия он, разумееся, не имел ни малейшего понятия... или успешно делал вид, что с ними не знаком. Бриньольф, мрачный, словно туча, ходил за нами по пятам, иногда пропадая из поля зрения, иногда возникая в самом неожиданном месте.

- Ты уверена, что нам не стоит идти в таверну? Выходящие оттуда люди выглядят счастливыми, - Одавинг с завистью поглядел на вывалившегося из дверей "Кобылы" пьяницу, который не перестал петь, даже когда скатывался по лесенке на рыночную площадь.

- В другой раз обязательно сходим, - я постаралась улыбнуться как можно более дружелюбно, чтобы древний ящер внезапно не принял истинную форму и не натворил делов. Дракона мои опасения, отразившиеся, конечно, на лице, неслабо забавляли. Он то и дело выкидывал какой-нибудь фентель, заставляя меня объяснять ошарашенным людям, что этот тип - никакой не дракон, просто мой больной на голову сводный братик.

Мы навернули уже круга три по гудящему голосами дневному Вайтрану, когда нас нагнал один из ярловых стражей. Запыхавшийся молодец в форменной броне сообщил, что ярл немедленно желает видеть нас - всех троих - в Драконьем пределе. От названия замка Одавинга ощутимо перекосило, но он, однако, смолчал.

В совещательную комнату мы вошли минут через десять, ярл с Айрилет уже ждали нас там, но место Авениччи почему-то занимал Фаренгар. Лицо Балгруфа не предвещало дружеской беседы за чашечкой травяного чая, потому я тоже постаралась состроить серьёзную мину, что было сложно, когда древний дракон, усевшийся по левую руку от меня, вел себя как малое дитя, сознательно вызывая на моём лице улыбку дурацкими предположениями (например, об ориентации Фаренгара). 

- Довакин, - официальный тон друга заставил меня вздрогнуть. Остатки веселья ушли, даже дракон замолк, осознав, видимо, серьёзность положения, - На нас движется имперский легион. Мы отправили гонца силам Ульфрика, но он... он просто не успеет. Я не знаю, что делать.

Остатки самообладания покинули ярла и он просто уронил голову в ладони. Я вздохнула: ситуация была безнадёжна. Даже если мы и попробуем принять бой, большая часть защитников города просто сложат головы, но город всё равно будет сдан. Если же сдадимся без боя, то первым делом имперцы казнят нас с Бриньольфом. 

В моей голове возникла совершенно идиотская идея. Кое-как завершив аудиенцию с ярлом и пообещав что-нибудь придумать, я едва не выволокла на балкон с драконьей ловушкой Одавинга и Бриньольфа. Первый удивлённо грыз стыренное где-то яблоко, второй просто озадаченно на меня пялился - оба ждали объяснений.

- Одавинг, ты обещал помочь мне, - дракон кивнул, - хватай Бриньольфа и валите отсюда. Вернётесь за мной завтра к вечеру, когда с угрозой будет покончено...

- Чего ты этим добьешься? - прервал меня дракон, ставший вдруг совершенно серьёзным, - дурацкое самопожертвование не спасёт жизней горожан.

- Я знаю, но... Бриньольф не должен погибнуть, - я поняла, что выгляжу глупо. Нужно было что-то решать, что-то делать, вот только - что?

- Да никто не погибнет, окромя имперского легиона. Я думал, до тебя дойдёт, что можно спасти всех жителей, а не только трусливого воришку, который даже не осмелится взобраться мне на спину.

Бриньольф хмыкнул, но отрицать не стал. Может, просто не придумал достаточно колкой реплики, а может, был с драконом согласен. Да я бы и сама никогда на спину дракону не влезла без необходимости: это ж нужно жизнь свою древнему ящеру доверить, и кто ж его знает, что в голову...

- Одавинг! Ты гений! Я предупрежу остальных, чтобы не вмешивались. Жди у городских ворот, - и я унеслась назад в переговорную, надеясь найти там ярла и его советников и игнорируя попытки Бриньольфа выведать у меня наш с драконом план. Сам Одавинг, ухахатываясь, остался на балконе.

---

- Ты уверена? - ярл, иссиня-бледный от волнения, взял меня за руку, - ты доверяешь этому чудовищу?

Я кивнула, в очередной раз изобразив уверенность. Лучше бы Балгруфу думать, что я знаю, что делаю. В противном случае он обязательно меня отговорит, и другого шанса спасти Вайтран не будет. Всё-таки город оказался в опасности именно из-за меня - не уговори я тогда Балгруфа на мир с Братьями, имперцы считали бы город своим и не послали бы сюда армию. По словам разведчика, имперцы шли без стеснения. Их было очень много - бедолага не смог посчитать даже примерное количество стройных шеренг, маршировавших в сторону Вайтрана. Эта победа должна стать демонстративной: напуганные ярлы соседних владений готовы будут продать людей Ульфрика за пару медяков, лишь бы не попасть под мамонтову поступь имперских псов. В таком количестве они даже взяли бы Виндхельм, если бы Ульфрик не был так дальновиден и не оставил среди льдов множество ловушек. Видимо, Туллий - или кто там сейчас у них главный - просчитал этот шаг Верховного Короля и двинулся именно сюда, в Вайтран. Но он не учёл, что здесь будем мы. Драконорожденная и дракон, один из сильнейших, уступающий только Алдуину и Партурнаксу. И почему-то заинтересованный в помощи мне - а значит, и Вайтрану.

---

- Буревая армия будет здесь к завтрашнему вечеру, когда всё уже будет кончено. Имперцы нападут через несколько часов - у вас есть фора. Не подпустите их к городу, прошу вас, - Балгруф пытался выглядеть серьёзно и сохранять самообладание, но на лице его читалась единственная фраза: "Кому я доверил судьбу своего города?"

Мы стояли неподалёку от одной из предусмотрительно эвакуированных привайтранских ферм. Кряхтя и невнятно ругаясь, дракон избавлялся от пожалованной ярлом богатой одежды. Бриньольф, всё больше хмурясь, украдкой наблюдал за этим процессом и едва успел остановить Одавинга, когда тот попытался избавиться и от нижнего белья. В одних трусах дракон выжидающе смотрел на меня, ощутимо дрожа и ёжась на пронизывающем осеннем ветру. Зловеще или устрашающе он сейчас совсем не выглядел, скорей уж глупо и обиженно - насупив густые брови, он буравил меня взглядом вполне человеческих синих глаз и совсем не походил на свой истинный - величественно-чешуйчатый - облик. Перехватив мой взгляд, Бриньольф нахмурился еще сильнее:

- Если все готовы, может, просто двинем? 

- Ты-то куда д-д-двигать собрался, мальчик? - фыркнул на него дракон, - я тебя к своей с-с-спине не подпущу с этими к-к-ковырялками. Да и вреда от тебя б-б-больше, чем п-п-п...

Одавинга трясло всё ощутимее. Решив не издеваться над бедолагой, я жестом попросила присутствующих отойти, дав дракону место для перевоплощения. Под удивлённо-восхищённый восклик Фаренгара, который почему-то напросился с нами, Одавинг, окружённый сиянием, вновь увеличился и отрастил крылья. 

- Так-то лучше. Ну и дубак у вас тут, ребятки, - съязвил он и обернулся ко мне, - залезай, девочка. Пора начинать веселье.

Я послушно приблизилась и перекинула веревку через шею дракона. Чешуя на его спине оказалась достаточно жесткой и едва меня не поранила, но предусмотрительный Фаренгар тут же сунул мне мягкий свёрток, который всё это время держал в руках.

- Используй вместо седла. Ткань зачарована - мы же не хотим, чтобы ты отрезала себе что-нибудь, правда? - маг улыбнулся, украдкой бросая на дракона заинтересованно-восхищённые взгляды, и, набравшись смелости, всё-таки поинтересовался у него, - Одавинг, не изволите ли вы... эээ... во имя науки, конечно...

- Чего от меня хочет этот полоумный? - "вполголоса" поинтересовался у меня дракон, от чего пробегавшая мимо нас курица внезапно научилась летать. Летела она недолго - с громким кудахтаньем взвившись в воздух, несчастная птица затихла, воткнувшись клювом в стену медоварни.

- Крови, великий дракон. То есть... эээ... - маг окончательно растерялся, - Ну, во имя науки... один пузырёк...

- Будет тебе моя кровь, только не мямли больше. Говори по существу, - смилостивился дракон, - ну что, маленькая драконорожденная, готова к незабываемому полёту?

Я кивнула, крепче обнимая ногами прикрытые "седлом" чешуйчатые бока легендарного ящера. Дракон оттолкнулся от земли и взвился в воздух; ветер загудел у меня в ушах, взбитая крыльями пыль полетела в глаза, и мне пришлось зажмуриться и покрепче вцепиться в перекинутую через шею дракона веревку, чтобы не слететь вниз, к стремительно уменьшающимся Бриньольфу, ярлу и его людям. 

- Тебе страшно, малявка? - совершенно беззлобно и даже участливо поинтересовался дракон, - Держись крепче!

Скорость ли вскружила мне голову, драконья ли кровь дала о себе знать - понятия не имею, но в какой-то момент страх действительно отступил. Ощущение свободы и единения с драконом совершенно вскружило мне голову: мимо, где-то далеко внизу, пронёсся Ривервуд и руины Хелгена, я даже, кажется, успела заметить нашу с отцом ферму, прежде чем окончательно потерять над собой контроль. 

- Зададим им жару, а? - весело обратилась я к Одавингу, немало удивлённому переменой моего настроения. Издав довольный рёв, он спикировал к приближающемуся стальному океану, и я смогла разглядеть каждого из всадников и пеших, двигавшихся в сторону Вайтрана.

Едва завидев дракона, стройные ряды дрогнули. Некоторые бросились врассыпную, другие вскинули луки и арбалеты, надеясь, видимо, подбить нас. "Идиоты", - мелькнуло у меня в голове. Одавинг посредством туума просто рассеял этих умников по лесу, вырывая с корнем деревья и вскидывая в воздух всадников вместе с лошадьми. Я уловила отрывок того, что он прокричал:

- Сила, Равновесие, Толчок! Толчок, Равновесие, Сила! Ко всем Хуям Равновесие! Главное, Блять, Сила!..

Воины разлетались в стороны; немногие, кого драконий Голос не коснулся, в панике разбегались, стальное море под нами стремительно рассыпалось на отдельные песчинки, каждая из которых была недавно уверенным в себе имперским воякой в полной пластине. Я, со смехом, вторила дракону:

- В Обливион, Глупые Смертные! - туум на удивление складывался, - Нехуй Ссориться с Драконами!

- А ты быстро просекла фишку, - восхищённо сказал дракон.

- Тебе показалось. Я понятия не имею, что сейчас происходит, - пальцы намертво вцепились в веревку, удерживающую меня верхом на драконе. Из меня рвался потусторонний смех, который, наверное, пугал меня, но думать об этом не хотелось. Ощущение власти и собственной крутости захлестнуло меня с головой.

- Братишка Партурнакс не сказал тебе? - дракон засмеялся, и от смеха его еще несколько деревьев вырвало с корнем, перекрывая рассеявшемуся войску пути к отступлению, - Не так важно, что именно ты говоришь. Важно, КАК ты это произносишь, какую силу вкладываешь в свои слова... Горите в Адском Огне!

Из пасти дракона хлынуло пламя, растягивая "э", он изливал его на головы окончательно перепуганных имперцев, получая от этого огромное удовольствие. Я почувствовала его ликование, впитала его через покрывало, прикрывавшее острую чешую, и прониклась им до кончиков ногтей. 

Мы превратили организованное войско и мирный лес в выжженое поле боя, усыпанное трупами в покарёженных латах. Мне не было их жалко ни секунды. Покружив над делом Голосов своих, мы, будто услышав мысли друг друга, направились в сторону Вайтрана. Миссия была выполнена с блеском: немногие выбравшиеся из пламенеющего ада расскажут всем о нашем триумфе. О триумфе Дракона и Драконорожденного.

---

- Теперь ты понимаешь? Понимаешь, каково это? - возбуждённо говорил Одавинг, когда мы шли домой. 

Приземлиться мы - не говоря ни слова, будто читая мысли и желания друг друга, - решили за несколько километров от города, неподалёку от Ривервуда. Завернувшись в своё "седло", дракон шёл рядом со мной, его глаза сверкали, от него исходило едва ли не осязаемое ликование. Но стучащие зубы выдавали, что не все его эмоции были так радужны. 

- Замёрз? - понимающе спросила я, - Тут, в деревне, есть лавка - думаю, они смогут продать нам какие-нибудь шмотки...

Дракон остановился и серьёзно взглянул мне в глаза.

- Со мной такое было впервые, девочка. И это было чертовски круто. Надеюсь, мы еще как-нибудь... эээ...

- Обязательно, Одавинг. Отныне будем друзьями, обещаю, - по-свойски закинув руку ему на плечо, я повела дракона в сторону деревни. 

Внутри меня росло ощущение, что с этого дня моя жизнь изменится навсегда. Те эмоции, что я испытала, находясь там, наверху, под самым солнцем... это было потрясающе. Ощущение единения с древним существом, ощущение власти над жизнью и смертью, знание, что мой Голос способен Разрушать и Созидать... Честно говоря, о созидании я думала в последнюю очередь. Разрушение - вот, что было мне интересно. Это пугало, но будоражило мою кровь, заставляя сердце трепетать, а душу - ликовать.

Огни Ривервуда уже показались неподалёку. На Скайрим опустился вечер: солнце скрылось за горизонтом, когда мы подошли к воротам. Воротами, впрочем, вход в деревню можно было назвать лишь с натяжкой - пара столбов, у которых дежурит с некоторых пор Вайтранская стража, мало походила на двери в привычном понимании этого слова. Стражи чуть удивились, увидев нас, но угрозы никакой в паре странных путников не было - мы больше были похожи на беженцев, чем на пару агрессоров, с полчаса назад выжегших огромное имперское войско.

- Что с вами случилось? Я могу помочь? - участливо поинтересовался стражник, но, приглядевшись, кажется, узнал меня. Его звали Барни, он был родом из Хелгена - я отлично помню его и его отца-лавочника, который когда-то подарил мне первое (и последнее) в моей жизни платье, - Хильди? Что произошло? 

- Там, - я прокашлялась, надеясь, что рык в собственном голосе заметила только я, - мы там охотились. Имперцы шли в эту сторону, вы их не видели?

Барни отрицательно покачал головой.

- Лукан в "Великане", спроси его, может, он найдёт какие-нибудь зелья для твоего друга, - я надеялась, что босых ног, торчащих из-под покрывала, в которое зябко кутался дракон, Барни не заметит, и, похоже, не зря.

- Не стоит волноваться, мы в полном порядке, - улыбнулась я и, дружески обняв замёрзшего до стучащих зубов дракона, повела его к таверне.

С горем пополам выторговав у трактирщицы какие-то шмотки и придумав небылицу про разбойников, обокравших "несчастного охотника", я протянула их Одавингу. Он, всё так же стуча зубами, уже лакал какое-то пойло местного производства, сидя в одной из крохотных комнат таверны.

- Спасибо, - улыбнулся дракон и сбросил покрывало, заставив меня тактично отвернуться, и принялся одеваться, - Побудем здесь пока? Хочу попробовать и остальные напитки.

Я кивнула. Запаковавшись в домотканую рубаху и штаны, дракон запутался в шнуровке ботинок, и мне пришлось помочь ему обуться. Ощущение единения постепенно отпускало меня, кровь перестала бурлить в венах, и содеянное нами всё больше пугало. Все эти люди... имперцы, которых мы расшвыряли по лесу и запекли в их же доспехе, как ветчину в печи, где-то каждого из них, наверное, ждали матери и жёны. Мысль о том, что неконтролируемая ярость смогла затмить мой рассудок, не давала покоя - что, если я когда-нибудь так же, со смехом, зажарю Бриньольфа? Что, если ЭТО станет сильнее меня?

- Эй, малявка, - дракон положил руку мне на плечо, - не думай об этом. Они были врагами и убили бы тебя, если бы мы не убили их раньше.

Я подняла голову. Дракон улыбался - в полутьме освещаемой лишь одинокой свечой комнаты его глаза блестели, будто бы великий и ужасный Одавинг мог разрыдаться от раздиравших меня, какую-то смертную, противоречий. Странно, но от лежащей на моём плече руки мне и правда стало легче: чудовищность содеянного уже не так грызла моё сердце. Я даже смогла улыбнуться дракону в ответ.

- Всё в порядке, братишка, - это слово сорвалось с моих губ само собой, я даже не успела задуматься, почему назвала эпического древнего ящера именно так, - я буду в порядке, мне просто нужно время.

Посовещавшись вполголоса за дальним столиком и уговорив по паре бутылок черноверескового, мы решили отправить гонца в Вайтран, чтобы сообщить ярлу об успехе операции. Я набросала короткое письмо и всучила его одному из Братьев, который узнал мою броню и согласился помочь. В благонадёжности посыльного я ничуть не сомневалась: быстро оседлав коня, он унёсся по дороге к городу, а мы вернулись за столик, чтобы продолжить пьянствовать и праздновать победу, о которой никто из пьющих по соседству селян не должен был знать. Сегодня мы спасли их жизни, их дома, их привычную реальность, а они даже не знают наших имён. Иронично, но правильно - истинное добро не нуждается в благодарности и признании.

Через несколько часов посыльный вернулся вместе с Бриньольфом - мы с драконом к тому моменту уже основательно налакались и горланили "Песнь о Довакине" громче смущённого Свена (деревенского барда, с которым мы никогда особенно не дружили, хоть и знакомы были с детства). Увидев меня, вор направился в нашу сторону и, ухватив за руку, потащил к выходу. 

- Что с тобой, Брин? - пытаясь сконцентрироваться на его злющем лице, стремительно разделяющимся в моих глазах аж на четыре одинаковых злобных мордашки, я насилу остановилась. Одавинг, стоявший на ногах более уверенно, подхватил меня под другую руку.

- Нам нужно вернуться в Вайтран. Поговорим утром, - отрезал Бриньольф и вывел нас из "Спящего великана". Снаружи уже ждали кони, в одном из которых я с радостью узнала имперца Вельфреда, которого Бриньольф стырил в Айварстеде, и безапеляционно заявила, что поеду только на нём. Дракон хотел присоединиться ко мне, но его вор направил к другому коню, возле которого уже ждала Айрилет.

---

Пробуждение не принесло мне никаких позитивных эмоций: Бриньольф метался по моей комнате туда-сюда, и каждый его шаг эхом отдавался в моей трещащей с похмелья голове. Заметив, что я проснулась, вор тут же бросился ко мне и протянул небольшой флакончик с эмблемой Фаренгара на пломбе. Откупорив зелье, я залпом осушила склянку; за несколько секунд взор мой прояснился и желание убить несчастных птичек, неприлично-громко певших за окном, само собой отступило.

- Одавинг вкратце рассказал о ваших вчерашних приключениях. Ты как, в порядке? - от вчерашней злости в его глазах не осталось и следа, только безграничная любовь и забота. Я кивнула и потянулась к лежащей в ногах броне, надеясь одеться. Являться к ярлу в нижней рубахе и штанах почему-то совсем не хотелось.

Через несколько минут, уже одетая и окончательно оклемавшаяся, я в сопровождении Бриньольфа вошла в переговорную. Ярл уже ждал меня там - знакомый мне круглый стол был уставлен разнообразной едой и напитками, а лицо Балгруфа растянулось в улыбке, стоило ему меня увидеть.

- А вот и наша драконорожденная! - он уважительно поднялся со стула, чтобы отвесить мне полушутливый поклон, - У тебя получилось, Брунхильда! Имперцы отправили к нам парламентёра: похоже, война всё-таки выиграна, раз сам Туллий решил явиться, чтобы выказать Довакину своё уважение.

- Не сейчас, нам еще пожирателя миров... того... - устало пробормотала я, с удовольствием улыбаясь входящему в зал дракону. Ему волшебного Фаренгарова отвара, видимо, не перепало, и похмелье навалилось на бедолагу всем своим черновересковым телом. Пошатываясь, он опустился на стул возле меня и, не говоря ни слова, набросился на еду. 

Бриньольф, сжалившись, протянул аналогичную моей склянку и ему: в ожидании одобрения Одавинг глянул на меня и, дождавшись кивка, сорвал пломбу и опустошил флакон в один глоток. Мутный взгляд его прояснился, благодарными глазами поглядев на вора, он снова принялся за еду.

- Туллий и Ульфрик будут здесь к вечеру - у тебя еще есть время, чтобы закончить со всеми делами, - "разрешил" ярл. Дракон поперхнулся, но промолчал. 

- А... который сейчас час? - подслеповато щурясь, поинтересовалась я у Айрилет. Нахмурившись, будто осмысливая сказанное мной, она всё-таки ответила, неуверенно, будто не знала, это ли меня интересовало.

- Раннее утро, солнце едва встало...

- Од, доедай и летим к братишке, - я поднялась из-за стола и направилась к выходу, краем уха поймав возмущённое "Од?!" Биньольфа. Дракон послушно проследовал за мной, на ходу догладывая свиной окорок.

---

- Я лечу с вами.

- Брин, не начинай, - устало протянула я. Ревность его начинала выводить меня из себя. И к кому? К братишке Одавингу! Надо же додуматься!

- Я. Лечу. С. Вами. - безапеляционно и с расстановкой повторил вор, скрестив руки на груди. 

- Давай возьмём его с собой, мне не так скучно будет ждать тебя у портала, - попытался вступить в разговор Одавинг, доедая яблоко. И где он их берёт?..

Я устало выдохнула. 

- Хорошо. Если так приспичило - лети с нами. Но к Алдуину я пойду одна. Совсем одна, Бриньольф. Одна - значит без тебя и Одавинга, - Бриньольф торопливо закивал и хлопнул вздрогнувшего от неожиданности Одавинга по плечу; тот даже выронил огрызок, проводив его сожалеющим взглядом до каменных плит балконного пола.

- Удачи, Брунхильда, - Балгруф пожал мне руку, - и возвращайся к вечеру. Я задержу их, насколько смогу, но без тебя этим переговорам не суждено завершиться успешно.

Я кивнула; сказанное им было бы понятно и без слов. Одавинг уже избавлялся от одежды, аккуратно складывая ее на каменную лавку. Бриньольф тёр виски, зажмурив глаза, как если бы на него вдруг накатила мигрень. Когда все были готовы, я проверила лук, стрелы в колчане, бросила короткий взгляд на зажившую ладонь и надела перчатку, чтобы вскарабкаться на спину дракону и подать руку своему суженному, который демонстративно взобрался самостоятельно и уселся позади меня, вцепившись в объявшую покрытую чешуёй шею веревку как в последнюю надежду. 

- Вперед, братишка, - негромко произнесла я, чувствуя, как внутри снова начинает бурлить драконья кровь. Стоило нам подняться в воздух, как знакомые эмоции снова захлестнули - полёт впереди был долгий, и меня радовало то, как он начался. Однако, ярости я больше не ощущала - только наслаждение полётом и приятное тепло внутри от того, что Бриньольф, прижавшись, уткнулся лбом в моё плечо.



aridesu

#662 в Фанфик
#13016 в Фэнтези
#5553 в Любовное фэнтези

В тексте есть: skyrim, довакин, дракон

Отредактировано: 16.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: