Клинок Бури

Размер шрифта: - +

Глава 10

Мы приземлились возле каких-то руин, зависших в воздухе на клочке выдранной со своего законного места земной тверди. Вокруг валялись какие-то скелеты в броне и с оружием - осторожный Бриньольф даже попинал парочку из них, чтобы убедиться, что драугры окончательно померли. Кто их расшвырял - осталось загадкой, не сам же Алдуин разобрался с собственной охраной?

Среди лежащих, однако, не было ни одной крылатой твари, которых в красках описывал Бриньольф на Высоком Хротгаре, трясясь от страха перед камином. Я огляделась и прислушалась - действительно ни единой сколько-нибудь живой души. Ни птиц, ни зверей, ни нежити. Вообще никого.

Одавинг вернулся в человеческий облик и закутался в протянутую мной теплую мантию под ненавидящим взглядом Бриньольфа. Времени на разговоры совершенно не осталось, и мы в полном молчании двинулись в катакомбы, готовые к нападению любой твари. Я представляла, как красиво пошлю по батюшке какого-нибудь драугра, припечатав его к стене на глазах удивлённого и восхищённого Бриньольфа, но ни единого врага нам, как на зло, так и не попалось.

- Такое ощущение... - начала я, но дракон продолжил за меня.

- ...что кто-то выжрал всю жизнь и не-жизнь из этого места. Да, я тоже об этом подумал, малявка.

Дурацкое прозвище "малявка" уже стало мне привычным и совершенно не обижало. По большому счёту, учитывая истинные габариты Одавинга, это было вовсе и не оскорбление, а констатация сурового факта: я едва доставала дракону до колена. Однако, логика Бриньольфу, видимо, была неведома, потому что он, надувшись, ускорил шаг, освещая наш путь и бормоча под нос всякие гадости про братишку-Одавинга. 

- Что с этим типом? - шепотом поинтересовался Одавинг, на что я лишь пожала плечами.

Залы сменялись коридорами и новыми залами, и везде наблюдалась та же картина: лежащие на полу драугры, разбросанное оружие, осыпавшиеся потолки и раскуроченные колонны. Все нужные двери были открыты, будто кто-то проходил здесь незадолго до нас. "Может, я не одна такая довакинистая?" - мелькнула в моей голове догадка, когда мы добрались до последней по словам братишки двери, сильно опалённой пламенем огромной силы. Я представила, как какой-нибудь тип в рогатом шлеме подходит, отшвыривает парочку драугров к стене и говорит двери "Йол Тор Шууууууль!" И пламя послушно пожирает древний замок, опаляя тяжёлую дверь. 

Но у портала тоже никого не оказалось. Сам портал, как ни странно, выглядел как каменная арка, на которую какой-то шутник натянул белую простынь, не имеющую толщины.

- Ты уверен, что эта штука - портал в Совнгард? - недоверчиво спросила я дракона, на что он лишь кивнул. Что ж, вот и проверим, каковы на вкус другие довакины, если весь этот беспорядок учинил один из них. Интересно, я смогу поглотить его душу?..

- Будь осторожна, ладно? - Одавинг порывисто меня обнял и направился к каменному трону, занятому каким-то мёртвым нордским героем. Непочтительно спихнув останки, он примостил вместо них свою задницу и достал из кармана мантии... да откуда же у него вечно берутся яблоки?!

- Будь осторожна, - повторил слова дракона Бриньольф, касаясь моего подбородка кончиками пальцев и заглядывая в глаза, после чего демонстративно поцеловал. Я почувствовала, будто меня просто использовали, чтобы утереть нос конкуренту, так как вор, ухмыляясь, бросил ликующий взгляд на совершенно безразличного к происходящему дракона, и только что язык ему не продемонстрировал, всем своим видом показывая, мол, "мне можно ее целовать, видел?".

Вздохнув, я подошла к порталу и коснулась мутно-белой простыни. Вблизи она оказалась прозрачной, но мир, который скрывался за порталом, был объят густым туманом, оттого и казалось, будто в арке именно-что простыня.

- Не ссорьтесь, мальчики, - я примирительно улыбнулась и шагнула в неизвестность.

---

Совнгард встретил меня влажным холодом, как я и предполагала. Ничерта не было видно дальше вытянутой руки (да и саму руку я могла разглядеть только до локтя, если вытягивала ее вперед). Где-то далеко послышался драконий рев, и новая волна тумана чуть не смела меня обратно в парящие в скайримских небесах катакомбы. Я осторожно побрела на звук, приготовив лук на всякий случай, и некоторое время шла в тишине, прислушиваясь к шорохам. Ветер отсутствовал, так что любой лишний звук мог означать только чьё-то присутствие. Если бы это не был Совнгард, то я бы могла еще подумать на какого-нибудь кроля или белку, но я сомневаюсь, что белки и кроли после смерти попадают именно сюда.

Неожиданно в полной тишине раздался совершенно спокойный незнакомый мужской голос:

- Ну наконец-то, добралась, - я с перепугу выпустила три или четыре стрелы на звук, но, видимо, даже не задела незнакомца. Он приблизился, оказавшись ко мне вплотную, и я даже смогла его разглядеть.

Спутанные темные волосы торчат из-под капюшона тёмного плаща, абсолютно черная кожаная броня полностью покрывает тело. На меня глядели совершенно точно не нордские черные глаза, незнакомые тонкие губы растянуты в улыбке.

- Ты еще кто? - мелькнула мысль о другом довакине, но существо из плоти и крови вряд ли пропустило бы через себя мои стрелы. Или он уклонился?..

- Не важно, кто я, - быстро ответил незнакомец, - последние лет двести меня называют спектральным убийцей. 

- Убийцей кого? - не поняла я, опуская лук. Силуэт мужчины был расплывчатым и нечетким, к тому же, он совершенно ничем не пах. Одно слово - приведение, а уж слова про "последние лет двести" только утвердили меня в этом мнении.

- Кого угодно. Да и не важно, кто я, важно, что мне нужна твоя помощь. Ты же герой? - мужчина продолжал улыбаться, я неуверенно кивнула ему в ответ, еще не понимая, к чему он клонит, - Так вот, ты обязана помочь мне освободиться.

- Разве?

- Что? - растерянно переспросил "спектральный убийца", - А, герои же должны помогать нуждающимся, а я как раз очень даже нуждающийся.

- Что? - теперь уже я растерялась, - с чего ты взял, что я тебе что-то должна?

Убийца вконец опешил. Монотонным голосом, будто читая наизусть когда-то заученный текст, он пояснил:

- Герой обязан спасать невинных и помогать слабым и нуждающимся в помощи, - он сбросил капюшон: густые темные брови, бледная кожа, темные круги под глазами... 

- Ты на некроманта больше похож, чем на невинную и слабую жертву. Уйди с дороги, я за ящерицей иду, - я нетерпеливо прошла сквозь странного мужика и направилась на снова разнесшийся над туманом незнакомый туум.

- Постой, - он нагнал меня, - если я тебе расскажу кое-что очень важное, ты поможешь мне?

- Если ты мне ПОКАЖЕШЬ, где этот чертов Алдуин, я, так и быть, выслушаю твою просьбу, - сдалась я. Мужчина улыбнулся, - если ты, конечно, назовёшь своё имя.

- Зачем тебе имя? - тут же насторожился незнакомец, - Я не предлагаю тебе дружбу, только сотрудничество...

- Ты бы стал сотрудничать с тем, кто не доверяет тебе даже собственного имени?

Незнакомец помотал головой.

- Допустим, меня когда-то звали Люсьен, но это вовсе не... - я нервно хихикнула, - теперь понимаешь, почему я не хотел тебе этого говорить?

Люсьена, похоже, расстроила моя реакция, и мне даже стало капельку за себя стыдно. Мандраж перед встречей со своим предназначением никак не отступал, и я, похоже, вела себя не слишком вежливо. Если этот тип ждал меня, видимо, ему правда очень нужна моя помощь. Заметив, что я остановилась и убрала лук, приготовившись слушать, мужчина двинулся вперед, жестом попросив следовать за собой. Я не нашла причин его не послушаться.

- Понимаешь, моя душа... она связана с одним камушком. А он - у одной вредной бабёнки по имени Астрид, в кольце, которое она таскает на пальце. Если камень разбить - я обрету свободу. Сделаешь это во имя справедливости?

- А куда мы идём, Люсьен? - не смеяться над явно женским именем мужчины было тяжело, но я стоически сводила истерический смех к скромной доброжелательной улыбке, - и что ты там хотел мне рассказать?

- Идём мы к тому, по чью душу ты сюда явилась. А рассказать... помнишь Габриэллу? - он остановился и обернулся ко мне. По моему недоумённому лицу явно читалось, что никакой Габриэллы я знать не знаю, - Ну, она тебе еще руку прострелила. Там, в лесу, под Вайтраном.

- А ты откуда... а, точно, ты же мёртв, - сама себе ответила я, - Допустим, помню. Сидит сейчас в Вайтранской тюрьме. 

- Мечтай больше, довакин. Сбежала в первый же день. Так вот... она, как ты уже догадалась, имеет прямое отношение к Темному Братству. Именно оно организовало убийство императора, и я даже знаю, кто его заказал. 

Меня, видимо, перекосило от удивления, потому что "спектральный убийца" рассмеялся во весь голос. Меня чуть расстраивало, что мы остановились и больше не идём к Алдуину: он, как на зло, больше не Кричал, и я совершенно потерялась в молочно-белом море. Закончив заливаться хохотом, Люсьен наконец выдал мне бесценную информацию:

- Амон Мотьер. Советую собрать доказательства, прежде чем обвинять его - род Мотьеров древний и уважаемый, да и сам Амон не последний человек при дворе... Помни, что ты пообещала мне, драконорожденная... - "спектральный убийца" растворился в тумане, будто его и не было вовсе.

- Эй! Эй, Люся! - закричала я, подлетая к месту, где только что стоял мой собеседник, - А Алдуин-то где? Люся, я же заблужусь!

Громкое дыхание за спиной заставило отпрыгнуть в сторону и обернуться. Мрачные крылья поднялись над молочным туманом, огромная пасть громогласно вывела на чистейшем драконьем:

- Yol Tor...

Я вовремя отскочила, чтобы "Шуль" не обрушился на мою голову огромным осколком оплавленного камня. Такие камни вдруг залетали всюду, насколько хватало моих глаз: туман от жара рассеялся, когда-то прекрасный Совнгард предстал передо мной в основательно прогоревшем и заброшенном виде. Лишь вдалеке виднелся Зал Доблести, окружённый каким-то магическим щитом.

- Lok Va Koor! - Крикнула я зачем-то: глупо было надеяться, что улучшающий погоду Крик внезапно уберет валящиеся с небес оплавленные камни. Как ни странно, и правда помогло. Воспользовавшись замешательством дракона, я выхватила лук и выпустила несколько стрел в его открытую пасть.

Достаточно кощунственно стрелять в дракона стрелами, сделанными из костей его собратьев. Я вдруг вспомнила, как Одавинг вчера поднял с земли мой упавший колчан. Странно, что он после этого вообще стал со мной разговаривать...

Я успела спустить тетиву еще несколько раз, прежде чем Алдуин стал взлетать. Вспомнив уроки седобородых, я набрала в легкие побольше воздуха и выдала громогласное:

- Джор За Фруль! - прозвучал туум как-то не очень по-геройски. Алдуину, видимо, тоже не понравилось, так как он даже не сбавил скорости, на лету призывая новый шторм из горящих камней.

- Чтоб Ты Сдох! - Крикнула я что было сил, и...

Алдуин спикировал к земле, послышался громкий хруст, как если бы он при падении что-нибудь себе сломал. Судя по громкости хруста, сломал он себе сразу все кости. Я подошла ближе; первенец Акатоша тяжело дышал, неестественно выгнувшись и уронив голову на землю. Туман окончательно рассеялся, огненный шторм прекратился.

- Акатош... я... свободен... - выдохнул дракон.

От тела измученного безумием Алдуина к облачным небесам поднялся серебристо-серый шар, быстро исчезнув наверху, будто слившись с самим солнцем. От бренных останков древнего зла к моим рукам и лбу потянулись белые и красные нити, сотканные будто бы из чистого света: я почувствовала, как волна мощи захлестнула меня. Жизненная сила древнейшего из драконов наполнила каждую клеточку моего тела и теперь рвалась наружу. Мою голову будто сдавили раскалёнными тисками, я вскрикнула от боли, раздробив огромный валун из последнего шторма Алдуина в пыль, которая вихрем унеслась дальше, чем мне хватило глаз уследить. Боль волнами раскатилась по телу, каждый сантиметр, казалось, горел, плавился и молил о пощаде. Я снова закричала: с грохотом разлетелась взрытая земля. Послышался хруст костей - теперь уже моих, звук разрываемой кожи - нестерпимая боль заставила меня закричать снова, но последствий собственного крика я уже не видела. Темно-багровая пелена застелила мой взор: раскинув руки в стороны, я впитала всю энергию древнего зла без остатка. Не в силах терпеть эту пытку, я взвилась в воздух, рассекая его мощными взмахами огромных синих крыльев, покрытых поблёскивающей на солнце чешуёй. Единственное, до чего я могла додуматься - броситься в портал, чтобы отправиться назад, в Нирн. Поднявшись повыше, я разглядела стремительно закрывающуюся призрачную дверь: после смерти своего создателя портал стал нестабильным. Панически взревев, я спикировала к нему, не думая о том, что произойдёт дальше...

...А дальше я с громким криком влетела головой в какое-то надгробие, немало напугав и без того не находившего себе места Бриньольфа. Бросившись ко мне, он стал трясти меня за плечи:

- Детка, ты в порядке? Ты жива? Жива?

- Жива она, жива, но если трясти так не перестанешь - это может измениться, - резонно заметил догрызающий яблоко Одавинг. Он очень старался выглядеть безразличным, но дрожащий от радости голос скрыть не смог.

- Совершенно... солидарна... - потирая ушибленное вместилище моего сознания, пробормотала я и подняла взгляд на обеспокоенное, радостное... и почему-то перепуганное лицо Бриньольфа.

- Он... мёртв? - тихо спросил Одавинг, будто бы в тайне надеясь на обратное.

- Мертвее некуда, - мрачно изрекла я и потянула Бриньольфа к себе за воротник, чтобы поцеловать, пока он не скончался от волнения. Мой бедный трусоватый суженный уже успел побелеть похлеще недавнего Совнгардского тумана.

---

Назад в Вайтран мы прибыли только под вечер. Встретила нас Айрилет, тут же, на балконе, всучив каждому по свёртку с одеждой, посоветовав всем - включая меня - переодеться для встречи с важными гостями. На стеснение и кокетство времени не было, потому я быстро сбросила с себя доспех и влезла в какой-то стеганый костюм с вышитым на груди гербом Вайтрана. Пока я переодевалась, стоявший за моей спиной дракон как-то странно косился на эту самую спину, будто увидел на ней нечто, чего там быть не должно. Когда с переодеванием было покончено, данмерка повела нас к переговорной. Бриньольф пошёл сразу за ней, Одавинг - за мной. Когда мы оказались в тесном коридоре, местами завешанном картинами, гобеленами и зеркалами, дракон поймал меня за руку и "в лоб" поинтересовался:

- Ты... принимала истинный облик?

- Что? - не поняла я, - Какой еще истинный? Я же... не дракон, в самом деле.

- У тебя на спине шрамы, а глаза... твой возлюбленный чуть не обделался, когда в них взглянул, - Одавинг кивнул на висящее на стене зеркало, - посмотри сама и повтори, что не превращалась в дракона.

- Да ни в кого я... - мои глаза, всегда бывшие желто-янтарными, почему-то покрылись паутинкой ярко-голубых "трещин", идущих из-под век к зрачку. Пока я пыталась осознать, что из того, что я приняла за фокусы уставшей психики, было на самом деле, ушедший далеко вперед Бриньольф окликнул меня. Пришлось отложить разбор собственных полётов на потом под громкий шёпот плетущегося следом Одавинга:

- Да ни в кого я не превращалася, я же не дракон, фе-фе-фе...

Балгруф, видимо, жуть как устал развлекать беседой своих дорогих гостей, потому как радостно вскочил из-за стола, когда наша троица вслед за Айрилет вошла в переговорную комнату. За круглым столом было куда больше народу, чем я когда-либо помнила: помимо Вайтранского ярла и его советника, здесь сидел так же Фаренгар, Ульфрик с Галмором и какой-то незнакомой мне нордкой, а напротив него - троица имперцев. Центральный из них - седовласый мужчина средних лет с колючим взглядом, - очевидно, именовался Туллием. Я на всякий случай глянула на его затылок, но нет, рогов на нём не наблюдалось, что меня капельку, но успокоило.

- Брунхильда! - ярл обошёл стол и протянул мне руку, - как всё прошло? Вы... разобрались со своим делом?

"Наше дело разобралось бы с тобой, если бы с ним не разобрались мы," - обиженно подумала я, с улыбкой пожимая ему руку. Стол был заставлен едой и напитками, по центру же красовался нетронутый кувшин с вином, название которого у меня никак не получалось вспомнить, но пряный аромат был смутно знаком. Вкусная штука, когда-то я пробовала такое, но вспомнить, где и когда именно, у меня отчего-то не получалось.

- Теперь, когда все в сборе... - начал ярл, усаживаясь на своё место, но был грубо перебит одной из спутниц Туллия, женщиной-имперкой с почти таким же наглым взглядом, как у начальника.

- Мы можем, наконец, перейти к делу и не играть в гляделки с узурпатором, - она бросила полный ненависти взгляд на Ульфрика. Он, в свою очередь, в долгу не остался, резко встав из-за стола и громогласно заявив:

- Продажные имперские псы желают поговорить об узурпаторах? Может, поговорим об эльфах, вершащих свои грязные делишки в нашем...

- Вашем? - отозвалась имперка, тоже вскакивая из-за стола, - Твоего здесь ничего нет, ты - военный преступник, и если бы была на то моя воля...

- Твоя воля? - Ульфрик рассмеялся и вдруг ударил по столу кулаками; кувшин с прекрасным вином опасно пошатнулся, - какая может быть воля у ручной собачки Туллия, Рикке?

- Ты... грязный неотёсанный дикарь!

- Тупая имперская шавка!

- Ты ответишь...

- Да ладно?! Может, устроим поединок?..

- ЗАТКНИТЕСЬ, ГОЛОВА ТРЕШИТ! - неожиданно для себя провозглосила я. Присутствующие замерли. Одавинг в голос расхохотался.

Я махнула рукой перед лицом криво улыбающегося Бриньольфа, потом попыталась похлопать по плечу злобно сверкающего глазами Ульфрика... и заметила, что кувшин со вкусняшкой взлетел на полметра над столом. 

- Какого...

- Дооралась?.. - сквозь смех выдавил из себя Одавинг, - Доругалась, а?..

Я с усилием прижала кувшин к столешнице - он всё равно воспарил над столом на пару сантиметров, но это показалось мне мелочью. Глубоко вздохнув, я заняла своё место, пока Одавинг пытался перестать смеяться. На столе оказалась миска с ярко-красными яблоками: она мгновенно приковала внимание дракона, заставив его успокоиться и сосредоточиться на еде. Закрыв лицо рукой, я пробормотала себе под нос:

- Продолжайте, Громкие Мои...

Присутствующие мгновенно "ожили". Ульфрик снова долбанул по столу кулаком; левитирующий кувшин зашатался, но устоял.

- Давай же, чего затихла, трусиха?

- Может быть, послушаем, что скажет нам довакин? - негромко произнёс Туллий, потирая виски. Ульфрик, на удивление, замолчал и уселся на своё место, его примеру последовала и та, кого он назвал Рикке. 

- А что вам сказать? - не поняла я, - Что вы хотите от меня услышать?

- Довакин... - генерал старательно подбирал слова, - Несколько дней назад наш император... был убит. Империя осталась без защиты, и нам нужен кто-то, за кем пойдёт народ. Разумеется, ты не будешь править по-настоящему - просто помашешь подданым с балкона пару раз, чтобы треклятые эльфы подумали, что у нас всё стабильно. Я, в свою очередь, обещаю...

- Что? - не поняла я. Слово "Что", кажется, произносится мной слишком часто сегодня - происходящее вокруг похоже на абсурдный провинциальный спектакль, - Вы предлагаете мне трон?

Генерал кивнул и, очевидно, считая свой долг выполненным, потянулся к кувшину, левитирующему в центре стола.

- Взамен империя должна признать независимость Скайрима, а меня - его верховным королём! - безапеляционно заявил Ульфрик. Я кивнула, соглашаясь с его требованием.

- То есть, вы предлагаете раздробить и без того ослабленную Империю перед решающим сражением с Талмором?..

Дальнейшая дискуссия, временами переходящая на откровенную ругань со взаимными оскорблениями, в моей памяти практически не запечатлелась. Я внимательно следила за зависшим над центром стола кувшином, каждую секунду ожидая, что он упадёт, наконец, и гадая, кого же обольёт вином: имперцев или наших. Но кувшин всё висел над столом на расстоянии сантиметра или двух, и никому, кажется, не было до этого совершенно никакого дела. В спорах, однако, действительно рождается истина - предоставив политические тонкости более сведущему в таких делах ярлу Виндхельма, я соглашалась с его позицией, как бы абсурдно она не звучала. Позиция Ульфрика и Туллия озвучивалась каждые несколько минут, то спокойно, но до звона в ушах, пару раз Буревестник даже прорычал что-то про изгнание Талмора из Скайрима, приводя в пример Хаммерфел. Но, в конце концов, Туллий пообещал, что Скайрим получит независимость сразу после окончательного разгрома Доминиона. С этим все согласились и молча разбрелись по комнатам Драконьего предела, которых оказалось куда больше, чем я думала. 

Поздним вечером, если не ночью, я добралась, наконец, до кровати. Думать, как и раздеваться, не было сил - навалившиеся на меня со всех сторон знакомства, силы и новости окончательно размазали моё и без того тщедушное тельце, а несчастный разум готов был взорваться от обилия информации.

Получается, тот тип в Совнгарде сказал правду об императоре? Как там его... Амон... Мотьер? Надо запомнить и держаться от него подальше, раз я теперь императрица. Может, и на меня попытается лапы наложить... Впрочем, чтобы убрать меня, понадобится что-то посерьёзнее тощей данмерки с ядовитым шариком под губой. 

Растянувшись на койке, я глядела на тяжёлый балдахин над своей головой. Темно-синий бархат казался почти черным; свечей я не зажгла, а тусклый лунный свет едва ли способствовал моей способности различать цвета. Когда я почти успела заснуть, в дверь раздался негромкий тактичный стук. Не дожидаясь разрешения, в открывшемся проёме появилась блондинистая голова дракона.

- Можно войти? - спросил он, закрывая за собой дверь. Сам спросил, сам разрешил - всё логично.

- Как ты, малявка? - дракон подошёл к кровати и уселся на самый ее край. Я лениво разлепила один глаз.

- Устала, как собака. А ты?

Дракон усмехнулся и провёл теплой рукой по моим спутанным волосам. Я почувствовала, что мои глаза чуть жгло всё это время, но от усталости я почему-то этого не замечала. Разум стал проясняться. Я подняла удивлённые глаза на Одавинга, который победно улыбался, глядя на лежащую меня сверху вниз.

- Крылышки не чешутся? - спросил он будто бы в шутку, но взгляд его был серьёзен. Я помотала головой, даже не пытаясь приподняться. К черту приличия, я сегодня мир спасла, а завтра императорствовать поеду, какие уж тут реверансы.

- Но глаза... немного беспокоят, - с трудом выдавила я из себя, зевнув.

- Всё пройдёт... отдыхай, - дракон встал с кровати и направился к двери.

- Одавинг, - негромко позвала я, заставив его обернуться на половине пути, - а откуда вообще берутся драконы?

- Ниоткуда они не берутся. Нас как создали единожды - так мы и живём. Ну, или лежим, а потом снова живём, кому как повезло, - он хотел сказать что-то еще, но в дверь снова постучали. Машинально скользнув за платяной шкаф, древний ящер затих, заговорщицки мне кивнув.

- Войдите, - достаточно громко произнесла я. Тяжёлую дверь неспеша отворил Бриньольф, такой же сонный и измученный, как я, - что случилось, Брин?

- Не могу заснуть. Можно, я сегодня с тобой... ну, тут останусь? - он переминался с ноги на ногу в дверях, виновато опустив глаза. Не заметив подвоха или намёка в его поведении, я нехотя согласилась.

- Хорошо. Диван там, меня до утра не кантовать.

- Не... что?

- Что?

- Ничего, - Бриньольф разочарованно поплёлся к диванчику, кутаясь в плед, - спокойной ночи, Хильди.

- Ага.

Я физически ощутила, что дракон, сидящий за шкафом, еле держится, чтобы в голос не рассмеяться. И что он нашёл смешного на этот раз?



aridesu

#667 в Фанфик
#13020 в Фэнтези
#5579 в Любовное фэнтези

В тексте есть: skyrim, довакин, дракон

Отредактировано: 16.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: