клоны

Размер шрифта: - +

ЧАСТЬ 4. Тысячелетия до нашей эры.Планета Земля

ЧАСТЬ 4. Тысячелетия до нашей эры.Планета Земля

Эпизод 18. Билл на Земле. Начало

 

12 апреля

Утром с Марком и Онурисом мы были на борту «ботика», легкой капсулы «Сапсан 88», и спустившись к поверхности планеты искали место для разбивки лагеря. Поселиться решили у реки, и, откинув крышу ботика, скользили над гладью воды.

В реке отражались облака, оранжевого цвета солнце и верхушки пальм. Было очень зелено, а утреннюю тишину нарушали крики птиц. Навстречу нам пролетела стая журавлей, на берегу реки стояли несколько розовых фламинго. Также я увидел странную птицу с большим мешком под длинным клювом, которая периодически выуживала из воды рыбу. «Живописный оазис в сердце пустыни», – так назвал это место в своем отчете Крис. Не знаю, сам ли он это придумал, но не согласиться с ним было нельзя. Макс словно прочитал мои мысли.

– Красиво как! – сказал он без обычной своей иронии и показал на свободную от пальм и бамбуковых деревьев поляну. – Притормозим здесь?

- Да, и позвони капитану, пускай спускаются. 

 

Вскоре небо озарилось огнями, и возле нас приземлился корабль. Началась выгрузка строительных модулей и техники. А ещё через час все вокруг превратилось в грандиозную строительную площадку, перерытую траншеями, по которой сновали бульдозеры и экскаваторы, работали люди и их помощники роботы.

 

15 апреля

Работы идут интенсивно, не прекращаясь ни днем, ни ночью, и в главном, и в запасном лагере, для которого расчистили площадку в джунглях. Бригады сменяют одна другую. Я Каждый день я по несколько раз обхожу стройку, потом иду на корабль и отправляю подробные донесения Соломону Бернштейну. В них всегда добрым словом вспоминаю начальника строительства Густава Нильсона, хмурого долговязого северянина с неизменным тубусом под мышкой. Я его постоянно встречаю на стройке, на нем там все держится. Он немногословен, никогда не повышает голос, но подчиняются ему все беспрекословно.

...

Всегда на связи со мной находятся начальники двух других зон высадки Ефрат и Эллада, мои номинальные подчиненные Андре Селье и Златан Драгович.

Я их вызываю на связь по прибору «Арес». Он, конечно, не такой мощный, как приборы, установленные на корабле, да и размещен в обычном чемодане, но на небольших расстояниях работает устойчиво, поддерживая, в том числе, и функцию «ожившего образа». Я достаю свой чудо – чемоданчик, и в моей палатке, сотканные из микроэлементов воздуха, появляются мои коллеги. Мы не только обсуждаем производственные вопросы, но и ближе знакомимся.

Они примерно одного возраста, около сорока пяти, но по характеру и темпераменту совершенно разные. Андре, как любой южанин, гиперактивен, любит поболтать, может перебить на полуслове. Но его активность в любой момент может перерасти в уныние. Вчера, к примеру, не дослушав мой рассказ о строительстве ангаров в тыловом лагере, начал вдруг делиться своими собственными проблемами.

– Змеи ползают и здесь, и там! Одна шипит и смешно поднимает голову. Крокодилы похожи на бревна, лежат, не шевелятся, но могут вмиг ожить и даже наброситься на вас! А надоедливые насекомые, а растения, прикоснувшись к которым, можно получить ожог!

Пришлось его даже успокаивать. Таков Андре. Златан, славон по национальности, совсем другой, степенный и размеренный, эдакий мужичок-хозяин. Его больше интересует не флора или фауна, а вещи более приземленные. Он может долго рассказывать о качестве почвы или об особенностях подключения термоядерных генераторов. В последний раз рассказал, как они на реке соорудили причал и пришвартовали два привезённых с Арианы катера. «Рыба в реке кишит! Наловили целый мешок!

Я пригласил коллег к себе в гости. Правда, прилетит только Андре. Златан сказал, что его зона намного севернее, и ему необходимо срочно разбирать тёплые вещи и вообще, «утепляться».

 

17 апреля

Сегодня к обеду строительство, в основном, окончено. С площадок убрали строительную технику, рабочие начали наводить порядок. Я взял с собой Макса, Онуриса и Нильсона и пошел принимать работы. Первым делом наша маленькая «комиссия» посетила жилую зону, выстроенные в центре лагеря в три ряда деревянные домики, четырёхместные блок-хаусы.

Макс, дурачась, натянул перед входом в один из них ленточку, я её торжественно перерезал, и мы, пройдя через уютную веранду с креслами и столиком, зашли внутрь. Там проверили, как работают все системы, заглянули на кухню. 

Затем пошли к реке, где прямо на берегу были построены три столовые. Здесь нас ждал приятный сюрприз. На входе в одну из них мы обнаружили нашего старого друга Самуила. Он, как и тогда на корабле, радостно всплеснул руками и побежал готовить нам кофе.

...

От столовых дорожка вела к длинным постройкам, в которых расположились генераторные и холодильные установки, системы энергообеспечения, водоочистки и склады. Там мы задержались надолго. Нельсон водил нас от одного помещения к другому и не спеша рассказывал.

– Если забарахлит генератор, перезапустите его вот этим тумблером, повысится уровень железа в воде, поменяйте вот этот фильтр. Вот ящики с консервами, здесь тёплые вещи, церковные принадлежности, книги, музыкальные инструменты...

Я делал пометки в блокноте, Онурис записывал все на квазипланшет, и даже Макс бормотал что-то себе под нос, стараясь ничего не упустить. Уточнил я и про наши запасы.

– На сколько дней здесь хватит продуктов?

– На месяц. Как только припасы иссякнут, привезёте их на вездеходах из ангаров резервного лагеря.

– А что еще разместили в этом лагере?

– Сельхозтехнику. Там же мы забетонировали площадку. На неё вы можете перегнать ваш плазмалёт.



Владимир

Отредактировано: 05.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться