Клоун с лицензией на убийство

Font size: - +

Глава 3. Встреча с именинником.

Боевые клоуны, как в шутку Лёха называл себя с товарищем, в ожидании выступления сидели в небольшой гримёрке за сценой. Предоплаты им до сих пор не дали. Не то чтобы Лёху это сильно напрягало, просто ему было неприятно от самого факта, что к ним так несерьёзно относятся.

Сквозь приоткрытую дверь им была видна часть сцены и зрительного зала самого роскошного ночного клуба Олоса носившего гордое название «Величие Кхэнгры». Публика в зале была сливками истеблишмента Олоса. В большинстве своём это были местные, хотя это было не совсем правильным определением. Население Олоса состояло из всевозможных колонистов в основном кхэлийцев, что и не мудрено, так как официально планета носила статус колонии Кхэлиэ. А как таковых местных на ней практически уже и не было, и мало кто из новых хозяев планеты вообще помнил, как выглядели аборигены, настолько всё перемешалось на Олосе за столетия владения кхэлийцами этой планетой. При упорном исследовании, наверное, и можно было бы раскопать информацию о существах, населявших Олос до колонизации. Ими, удивительным образом, могли оказаться какие-нибудь огромные шестиногие слоняры с крылышками, используемые сейчас в основном в качестве дешёвой рабочей силы в космопортах. Или напротив, какие-нибудь маленькие гуманоиды на тонких скрюченных ножках, с пятью коленками каждая, трудящиеся в страховых конторах Олоса или раздающие рекламные голограммки на входах в местной сети закусочных. 

Но в «Величии Кхэнгры» не было ни слоняр, ни маленьких гуманоидов на скрюченных ножках. В «Величии Кхэндры» были в большинстве своём кхэлийцы, и некоторые немногочисленные представители других особо успешных рас Обитаемого Пространства Галактики № 15-M-99, в том числе и несколько представителей человечества. Если не считать обслуги и охраны, то в основном все присутствующие были гостями господина Чэгээ Чылоо. Почётный гражданин Олоса, член гильдии крупнейших землевладельцев Кхэлиэ, достопочтенный кавалер ордена Платинового Кхэлийского Трезубца всех пяти степеней сегодня справлял свой день рождения. И каким-то непостижимым образом изъявил желание видеть на своём празднике выступление двух странствующих боевых комиков. Через дверной проём не было видно ту часть зала, где сидел, именинник, но кое-что было видно. И по блистательному великолепию и чрезмерной роскоши, которые были словно выставлены напоказ, по богато одетым гостям с застывшими на их лицах выражениями превосходства и величия, можно было только представить, как выглядел способный организовать и оплатить такую вечеринку господин Чэгээ Чылоо.

Лёха хоть и с трудом, но всё-таки запомнил его имя. Правда, что из этих двух слов было имя, а что фамилия, Лёха не знал, а спрашивать постеснялся. Может, это вообще было имя с отчеством, а может оба слова обозначали сложную фамилию. С другой стороны, ему было откровенно на это наплевать, говоря об имениннике с его помощниками, Лёха называл его хозяином. Тогда бывший штурмовик Лёха Ковалёв ещё не знал, что это имя, а точнее его владельца, он запомнит надолго. На всю жизнь.

– С днём  рождения поздравим, когда именинник будет есть пудинг, – планировал Лёха официальную часть выступления, расхаживая по гримёрке. – Главное не перепутать, а то они с пудингом на одно лицо. Поэтому, пусть сожрёт до половины. Тогда будет ясно, что надо поздравлять, то, что осталось целым. Ты понял, Жаб?

– Ну не до такой степени они похожи, чтобы перепутать, – как обычно серьёзно сказал амфибос.

– Ну да, ну да. Извини.

Лёха давно смирился с тем фактом, что у ситуации, когда твой товарищ не обижается на твои шутки, потому что их не понимает, есть и оборотная сторона – вроде ты не один, но некому оценить твои внезапные искромётные остроты.

В этот момент очередного переживания Лёхой столь печального факта, в гримёрку вошёл один из тех кальмаров, что нанимали ребят на Ксине, а именно адвокат Клэхээ Шылоо.

– Выступление отменяется. Хозяин передумали, – сказал адвокат, так спокойно как будто речь шла не об отмене выступления, ради которого комики летели через половину Обитаемого Пространства, а о замене фруктовой воды на карамельную в минибаре гримёрки. 

– Как это отменяется? – Лёха с Жабом подскочили и закричали настолько синхронно, словно всю дорогу до Олоса репетировали этот момент, – Мы что, зря летели?

– Знал, что нельзя этим слизням верить, нефиг было лететь без предоплаты, – Лёха со злости пнул диван и мрачно пошёл на кхэлийца.

– Но! Но! Тихо! – попятился к двери кальмар. – Вам всё оплатят! Неустойка будет равна гонорару. Господин Чэгээ Чылоо славятся своей щедростью и справедливостью далеко за пределами Олоса. Хотя за слизней можно вас и оштрафовать.

– Давай, попробуй! – уже и амфибос мрачно направился к кальмару.

– Тихо! Тихо! Мы сказали можно, а не нужно! Сидите здесь, после концерта всё получите!

– Как после концерта? Зачем нам тут сидеть всё это время? – попытался возразить Лёха, но адвокат уже выскочил из гримёрки, захлопнув снаружи дверь.

– И что будем делать? – спросил Жаб, как будто допускал какие-то иные варианты, кроме как покорно сидеть и ждать конца выступления, в надежде, что в этот раз не обманут и дадут хоть какие-то деньги.

– А сам-то как думаешь? – съехидничал Лёха.

Но как выяснилось, сделал он это зря. Жаб всего-навсего спрашивал, как они проведут время в ожидании окончания концерта.

– Партейку что ли предлагаешь скатать?

Лёха показал на стоящий в глубине гримёрки стол для межвидового бильярда.

– Ну да, – амфибос утвердительно кивнул. – Глупо не воспользоваться, такой аппарат не часто встретишь. Похоже, и под амфибосов настройка есть.

Желая найти подтверждение своим словам, Жаб подошёл к столу и начал копаться в настройках. Через минуту он радостно сообщил:



Alexis Opsokopolos

Edited: 28.04.2018

Add to Library


Complain