Клуб любителей научной фантастики

Путь к себе

- Слышишь, чмо, как надо объясняться девушке в любви?  А ты - Галка, я тебя хочу.  Учись - на будущее пригодится.

Задира Андрей только сплюнул в сердцах и промолчал.

- Ну-ну, продолжай, - девушка положила Суданскому голову на плечо.

Виктор Петрович нежно погладил её волосы:

- Быть может, я стар для вас, или от меня дурно пахнет, но сердцу не прикажешь.

- Чудак, ох, чудак, - девушка тесней прижалась к нему и ткнулась носом меж бортами пиджака. – Какой чудак! Чем ты можешь пахнуть? Потом? Я люблю запах мужского пота. Он меня заводит.

Она сунула маленькую сухую ладошку под рубашку и погладила его живот.

- Вспотел, - она подняла руку над головой и не заметила, что ладошка окрасилась.

Суданский поймал её руку и сунул под пиджак.

- Знаешь, отчего кровь красная, а не бесцветная? Чтобы страшно было проливать её. Была б она синенькой или жёлтенькой – не так боялись, легче шли бы на убийство.

Она прижалась к его груди лицом и спросила:

- Тебе сколько лет?

- Пятьдесят, а может, все семьдесят, - печально сказал Виктор Петрович.

- Семьдесят? Ну, ты врать-то горазд шибко, - расстроилась было Галка, но тут же задорно тряхнула кудрями. – Пусть семьдесят! Это даже пикантно. Кому скажу – не поверят. Девчонки в общаге помрут от зависти. Миленький, ты меня хочешь?

- Девочка дорогая, я понимаю, что тебе не пара, но сердцу не прикажешь…

- Ты погоди про сердце: я о другом. Ты меня хочешь? Ну-ка, посмотрим, - девушка попыталась расстегнуть Суданскому штаны, но Виктор Петрович поймал её руку и удержал от опасного эксперимента.

- Разочаруешься, - шепнул он ей на ухо.

- Нет, - шепнула она и погладила ширинку его брюк. – Я тебя вылечу.

Галина легла на лавке, примостив голову на его коленях, млея от «кайфа», не сводя с Суданского нежного взгляда.

- Поцелуй меня, - она капризно надула губы.

Он не без труда склонился и чмокнул её в лоб.

- Сподобилась! – насупилась Галина. – Как старый дед внучку. Ещё отшлёпай и домой отправь. Ты поцелуй страстно, как любишь…. Докажи, что любишь. Докажешь – я твоя.

Голова девушки всё больше тяжелела, а фразы давались с трудом. Суданский не решился целовать её в губы, а положил ладонь на упругую грудь и чуть придавил.

Галка глубоко вздохнула и закрыла глаза:

- Кайф!

Компания, в которой – надо было раньше сказать – было три девицы и двое парней, нанюхавшись бензину, постепенно уходила в прострацию. Поймав кайф, они не пели, не плясали, словом, не резвились, а тихонько отрешались от окружающего мира, самоуглубляясь, наслаждаясь душевным состоянием, отыскивая в глубинах сознания россыпи алмазов и драгоценных камней. Об этих удивительных открытиях окружающий мир узнавал по тихим редким бессознательным возгласом или быстрому-быстрому невнятному бормотанию, заканчивающемуся тяжёлым вздохом разочарования.

Прошло немало времени.

Подъехал милицейский «уазик», из него вылезли трое.

- Ну, так и есть, опять эта шпана здесь! Бей их, Коля, по головам, один хрен за эту мразь ничего не будет.

Ночь взорвалась хрястом ударов, топотом ног, воплями, матом, визгами девчат.

Хрипел и рвался под тяжестью чужого тела Виктор Георгиевич:

- Трупак, Андрюха, помогите!  У, падла ментовская! А-а-а!

Галка очнулась и порхнула с лавки в темноту. Узкий луч света упёрся в Суданского.

- Тут мужик какой-то, Колян. Глянь-ка. Ой, мать твою…. Никак покойник?



santehlit

Отредактировано: 18.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться