Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Лорды с Болотен-стрит

Мы побрели на свои места, а «болячки» покатили мяч к центру. Но время первого тайма уже истекло.

В перерыве.

- Ты как? – спросил меня Андрей. – Играть сможешь.

Он заставил меня открыть рот, показать язык и зубы.

- Шатаются?

Я мотнул головой и обречённо посмотрел на свои колени – в кровь сбитые и грязью заляпанные. Да них никому дела нет.

- Ничё ты, Толян – похвалил Бориска. – Чуть гол не забил. Тебе в нападении надо играть, а не у ворот отсиживаться.

Мишка лёг на спину и натянул на голову мокрую от пота, грязную майку. Переживает. Возможно, после игры ему снова придётся драться с этим верзилой – таковы законы улицы. Но я знаю Мишку - у него добрая душа, и он переживает за воротчика. Ему жаль паренька со сломанной ключицей.

- Что, Валер, побегаешь? – предложил наш тренер Халве.

Тот томился в запасе и, конечно, обрадовался - схватил мяч и попытался жонглировать, разминаясь. Получилось ровно настолько, чтобы все развеселились.

Ох, хитрющий же ты, Ломян. Всегда знает, чем команду поддержать. Вот только установки твои не сработали: переоценил ты соперника – так себе командочка, «бей-беги, думай не надо».

- Да, Халва, - сказал Гала. – Видела б тебя сейчас Галочка Ткачёва, сразу б сердце отдала, без лишних церемоний.

Галя Ткачёва была местной дурочкой, так что комплимент очень даже сомнительный. Халва его и не стерпел. Он бросился на обидчика, но рядом сидели друзья, и они общими силами завалили Валерку.

Серёжка озабоченно пощупал его лоб:

- Горячий. Никак любовная горячка?

Все весело и безобидно расхохотались. И сам «влюблённый», поднявшись и отряхнувшись, также присоединился к общему веселью. Однако то была военная хитрость. Угадав минуту, он вдруг схватил Галу за шею, другой рукой его соседа – а это был Юра Куровский.

- Да! Бойтесь! У меня лихорадка. И я вас сейчас стукну лбами.

И он так их стукнул, что они завопили от боли, а остальным стало весело.

Перед началом второго тайма пришли парламентёры.

- После игры домой не спешите - будем драться команда на команду, а если вы против, то мы отметелим вот этого.

«Вот этим» был Мишка Мамаев.

- А один на один не желаете? – пришло время Андрею Шиляеву отвечать за своё капитанство. – Готов с любым из игравших.

Незадачливые парламентёры съёжились под его взглядом.

- Мы сказали, что велели.

- Это, наверное, Лёха Стадник мутит, - заметил Ломян. – Видит, что игра не прёт.

- А что, можно и подраться, лишь бы взросляки не лезли, - это Сула взъерошился.

Ну, вот и всё, ослепительный день померк. Драться мне совсем не улыбалось - не любил я это дело. Нет, мог, конечно, как Мишка, на обидчика броситься. Но чтобы вот так хладнокровно говорить о ней, готовиться.… Ну, не Лермонтов я, не Пушкин, не дворянин, одним словом – не умею дуэлянтничать и говорить о ней хладнокровно.

Во втором тайме мы их окончательно добили. Я уж и счёта не помню. Андрей забил, Добрик, Толик Назарян. А сколько Сашка Ломовцев… Никто уж не считал. Все думали о предстоящей драке. Особенно я. Правда, тешился бесплодною надеждой – может, обойдётся. Всё выбирал себе соперника, с кем бы мне сцепиться. Но таких маленьких и щуплых там не было. А долговязый, подставивший ножку, теперь сам держался ко мне поближе и всё ухмылялся. Похоже, он свою жертву нашёл.



santehlit

Отредактировано: 14.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться