Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Лорды с Болотен-стрит

Я промолчал, и, кажется, это задело её ещё больше. Когда болтун Курячок сморозил очередную хохму, я рассмеялся вместе со всеми, а Таня заметила:

- Когда ты смеёшься, то очень похож на дурочка.

Это было уже слишком, прямо через край - чего напустилась, что я ей сделал, хорошего? Машинально пригладил вихор. И тут же замечание:

- Волосы не чешут, а моют. Знаком с шампунем?

Мне и квас встал поперёк горла, и радость трудной победы куда-то улетучилась. Вот привязалась, злючка-колючка. Вон Курячок полпальца в нос засадил, а она - ни полслова. Да ну её на фик! А хороша, чертовка!

Раздираемый этими противоположными чувствами, выплеснул из кружки недопитый квас и пошёл прочь. Сначала решительно, а потом всё медленнее и медленнее. Вот заноза, думал, точно же в сердце запала, теперь из головы не выбросишь, не выгонишь, не выдавишь… Голова, она такая штука, что в неё взбредёт, потом думаешь, думаешь, никак избавиться не можешь, словно маньяк какой, до следующего стресса.

За спиной заскрипел шлак на гаревой дорожке под лёгкими шагами.

- Подожди, капитан - ты что, обиделся?

Я остановился - не бежать же от девчонки, в самом деле.

- Ты драться умеешь?

- Теперь скажи, что твой отец мастер спорта, и у тебя разряд по боксу.

- А любишь?

- Нет, не люблю. Красивые драки бывают только в кино.

Зачем она спрашивает? Наверное, мой драный вид подходил к образу уличного хулигана. 

Таня остановилась.

- Хочу ещё морса.

- Они его квасом называли.

- Много они понимают.

Мы вернулись - в толпе мне с ней было как-то спокойнее.

Квас ли морс, но мне показалось, что там и хмеля хватало. Постепенно нас развезло - стало много смеха без причины. Курячок, тот вообще не умолкал - захлёбывался словами и напитком тоже. Таня смеялась и в избытке веселья касалась ладонями моей груди, укладывала голову на моё плечо. Всем вдруг стало понятно, что мы пара, что мы нашли друг друга - и даже стали поздравлять.

Таня смеялась и дёргала меня за ухо:

- Жених!

Флягу мы не осилили, притащили в спортзал и допивали всем коллективом после отбоя. Пустую отдали владельцам на следующий день. В футбол они больше не зарубались и мяч не клянчили. А я их считал хорошими друзьями, потому что они познакомили меня с Таней.

Мы гуляли под кленовой сенью стадиона. Она рассказывала о себе, своей семье, школе, подругах, а я слушал. Я никогда не дружил с девочкой и не знал, как себя надо вести. Её прикосновения очень волновали. И ещё я думал, раз мы встречаемся наедине, то должны целоваться. Целоваться я не умел. Что делать?

За забором стадиона – луг. На лугу паслись кони.

- Слушай, лошади так быстро скачут и не падают.

- У них четыре ноги.

- Какой наблюдательный!

Она стояла рядом, плечом к плечу. Завиток золотых волос ласкал её щёку в лёгком румянце. Я покосился и подумал - вот так бы вместе, рядом, плечом к плечу через всю жизнь. Это ли не счастье? О чём она думает?

Солнце, остывая, исчезло за забором. Время отбоя. Я проводил Таню до крыльца спортзала. В коридоре было тихо и сыро – дневальные только что помыли пол.

Хотели попрощаться, но получилось так, что мы поцеловались.

- Милый…. - сказала Таня.



santehlit

Отредактировано: 14.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться