Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Лорды с Болотен-стрит

- А сама?

- Меня не послушают. Помоги.

- Ты мужа получишь, а я что?

- Хочешь, счастья нагадаю? А чего хочешь?

Бес сидел на мне верхом в ту минуту. И ещё думал, обидится – отстанет

- Дай грудь потрогать.

Цыганка поджала губы, но сказала, чуть помедлив:

- Потрогай.

Я шагнул к ней и почувствовал, как дрожь схватила правую коленку. Под блузкой, как я и думал, никакого тряпья не было. Волнующая упругость плоти вошла в мою ладонь, и, казалось, нет на свете силы способной разрушить этот контакт.

Цыганка сделала шаг в сторону и назад.

- Потрогал?

- Я не так хочу.

Помедлив, посверлив меня испытующим взглядом, женщина потянула тесёмочки бантика, и блузка распахнулась до пояса юбки. Я шагнул вперёд, а левая моя коленка пустилась в пляс. Рука шмыгнула за отворот, плоть прильнула к плоти, меж пальцев застрял набухающий сосок. Взгляды наши скрестились, высекая искры, звон ударил в мои уши. Господи, подумал, как она меня презирает - как фашиста, как маньяка, как.… В следующий момент мне стало не до её мыслей. Трико, спортивные трусы и плавки под ними уже не в силах были скрыть моих желаний. С болью в горле сглотнул слюну, отвернулся, отошёл в сторону.

- Ну, доволен? Поможешь?

Чёрт! Не отступишь. Она всё сделала, что я хотел - теперь моя очередь. Платить надо за удовольствия.

- Помогу, - вытолкнул из глотки. – Сейчас отдышусь.

Сосед Латыш дядя Саша поучал, как собак укрощать.

- Они боятся дураков и пьяных. Коли ты трезвый, сунь кепку в зубы, растопырь руки, наклонись и зарычи. Собака от такого дурня с будкой на цепи убежит.

Кепки нет, палки нет. Бить надо того, покрепче, как учил Андрей Шиляев. А потом ногой в пах маленькому. Повезёт – управлюсь, очкарик не в счёт.

Импровизация возникла в голове в полушаге до мордобоя.

- А чем это вы тут занимаетесь? Анатолий Агарков, оперативный комсомольский отряд. Предъявите документы. Тогда пройдёмте – за углом у нас машина.

Не давая опомнится ошалелым картёжником, развернулся, сунул два пальца в рот, свистнул пронзительно, как только мог.

- Наряд, ко мне!

Минута была критическая. Могли кастетом по башке, могли финку под локоть. Однако инстинкт природный подсказывал – спиной стоять безопасней: не надо загонять хищника в угол, он может броситься. Пусть уходят - я дал им шанс.

Повернулся, когда вдали затих топот убегающих. Очкарик стоял в растерянном одиночестве, в обеих руках карты.

- Вещдоки прошу сдать. А вам, гражданин, стыдно. Вас жена ждёт…

Последнее было лишним - очаровательная цыгануха уже спешила к нам на всех парусах своих юбок. Провожая парочку взглядом, гадал - оглянется или нет. Не оглянулась. Все бабы такие - подумал зло - используют нас и выкидывают по ненадобности.

Друзей нашёл там, где оставил. Они кидали жребий судьбе.

- Может, тряхнём кого?

- Антоха, ты языкастый, докопайся до кого-нибудь – кипеш устроим.

- К чёрту, домой пошёл.

- По рельсам в Увелку.

- По тротуару в «Колхозницу».



santehlit

Отредактировано: 14.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться