Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Проказница Верка

Тут Грицай из-за угла выскакивает, пиджак, как бурка у Чапая, развевается.

- Припру! – орёт, подумал, что Вовку прихватили.

За ним вся банда скачет. Папашка Летягин прыг за мою спину.

К чему я это рассказал? К тому, что Вовочку мы не отлупили, а Верке только намекнули, что хлыщ один сироткой овладел, так она тут же встрепенулась:

- Пойдем и яйца поганцу оторвём.

Заглянули в светящиеся окна. Вдвоём молодчики сидят - в картишки перекидываются, улыбаются как-то принуждённо. Наверное, врал Вовка об интимной близости – любовники себя так не ведут. Родителей не видно - должно, уехали куда на выходные.

Вера нам:

- Брысь отсюда! Смотрите, слушайте и не мешайте.

Мы спрятались, она стучит в окно. Вовка вышел на крыльцо:

- К… к… к… то…ам?

Вера вышла в полосу света:

- Слышь, паренёк, проводи меня домой – одна боюсь.

Она махнула рукой в сторону далёкого огонька лесничества:

- Я там живу.

Летягин поёжился:

- Я м… м… м…

Вера:

- Ты не бойся – я заплачу. Денег у меня, правда, нет. Натурой дам…. Хочешь меня?

В тот момент она красивая была. Я стоял в темноте, прислонившись к столбу, и любовался. Сейчас не помню, чем так сильно покорила сердце, но подумалось, вот она, та самая, единственная - моей будет навсегда.

Верка продолжала безобразничать:

- Ты не думай – не обману. Хочешь, я сейчас дам, только ты проводи потом, ладно? У тебя кто дома есть?

Вовка замотал головой:

- П… п… п… айдём в баню.

- Пойдём, миленький.

Они скрылись в темноте двора. Минуты три длилась томительная тишина. Потом раздался отчаянный Летягинский вопль и разом оборвался.

- Заткнись! Заткнись, сказала, - шипела Верка. – Хуже будет.

Они показались в свете окна - Вовка руками поддерживал расстегнутые брюки, Верка тащила его, сжав в ладони мужские причиндалы.

- Я тебя насильника сейчас в мусорку оттранспортирую – загремишь у меня по известной статье.

- К… кх… кы…, - пытался что-то выдавить из себя Летяга.

- Заткнись, - приказала Верка. – Подумай – чем откупиться сможешь. Выпить есть?

Вовка дёргался и брызгал слюной, пытаясь выдавить из себя вразумительное слово. Потом махнул рукой на двери. Они скрылись. Через минуту Верка появилась одна. Вернее без пленника-насильника, но с литровой банкой. Как оказалось – самогона.

Отойдя на почтительное расстояние, мы дали волю оглушительному хохоту, да ешё добавил счастья трофейный самогон.

- Ещё хочу, - заявила Верка. Это она о безобразиях. Стрельнула сигаретку и дымила, сплёвывая.

Я заметил, настроение толпы резко изменилось. Девушка была одна среди десятка парней, разогретых, между прочим, алкоголем, но держалась раскованно. И они будто забыли, что рядом красотка, которую ещё днём мечтали по рукам пустить - теперь настолько приняли за «своего парня», что по нужде отходили не дальше, чем в обычной мужской компании.

- Ещё хочу безобразничать, - заявила Верка, раздавив носком туфли окурок.

- Смотрите, - кто-то крикнул. – Ночной мотоциклист!



santehlit

Отредактировано: 20.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться