Клуб магов и колдунов города Инска

Размер шрифта: - +

Часть 1

1. Изгнанник

Дверь в столовую примерзла. Осип с силой дернул за ручку и не преуспел: казалось, изнутри ее тянул на себя сам черт. Осип снял варежки, растер красные ладони и по привычке хотел плюнуть на них да и взяться за дело, как вдруг внутренний голос отчетливо сказал: «Ой, дурак!» «И верно, – подумал Осип, натягивая варежки обратно. – Прилипну, буду скакать тут у двери стрекозлом, осрамлюсь на всю округу». Он с досадой взглянул на ледяную ручку и пошагал прочь. И тут дверь со стоном отворилась. Румяный, чуть под хмельком хлопец пролетел плечом вперед и рухнул в сугроб. Собачья шапка осталась лежать на ледяной дорожке, словно не желала участвовать в этом безобразии и пыталась заползти обратно в столовую. Осип с осуждением посмотрел на хлопца, цокнул языком и прошел мимо, боясь, как бы дверь снова не захлопнулась.

Внутри было едва ли теплей, чем снаружи. Погано пахло чем-то кислым, как будто завонявшуюся рыбу уварили с капустой. За столиками, которых стояло с десяток, сидели разномастные мужики. Не раздевшись, кто в шубе, кто в шинельке, хлебали суп из мисок, заедали густо посоленным ржаным хлебом. Осип осмотрелся: свободное место было только одно, рядом с мрачноватым типом в неопрятном тулупе – бандит бандитом, рожа наискось сползла, под глазом синяк, в бороде вошь резвится. «Надо застолбить. Положу туда… да вот хоть варежки». С варежками расставаться не хотелось – все-таки подарок матери, сама вязала – и Осип неуверенно мял их в руках, поглядывая на бандита.

– Можно? – спросил он, указав подбородком на щербатый табурет.

– Садись! – бодро откликнулся бандит. – Не местный?

– Теперь местный.

Он хотел сказать это небрежно – не получилось. Бандит блеснул глазами и обнажил в улыбке три гнилых зуба сверху и два снизу. Располагались они почти в шахматном порядке, и Осип подивился на это чудо природы. Оставив варежки сторожить место, он двинулся к раздатку, из которого густо и уверенно валил пар. Взял поднос, долго рылся в корытце в поисках чистой ложки. Не нашел – взял первую попавшуюся, обтер о штанину.

Окошко раздатка находилось на уровне пояса, и желающий поесть был вынужден склониться в весьма неизящном поклоне. Униженная поза просящего – истинный стиль Империи.

– Чем бог послал? – спросил Осип тетку, крутившуюся возле кастрюль. Лица рассмотреть он не мог, перед ним мелькали грудь и живот.

– Ты что, дурной, или с утра уж надулся? – сказала тетка, уперев руки в бока.

Осип опешил.

– Нет, я… я только хотел узнать, что на обед.

– А то не знаешь!

– Я тут впервые.

– Тогда жри, что дают. Ишь, выискался, граф какой! Носом крутит.

Она кинула ему на поднос тарелку с дымящимся супом и захлопнула окошко раздатка. Осип понес добычу за столик, где бандит, осиливший свою порцию, сладострастно жевал горбушку. Варежки никуда не делись, правда, лежали несколько в иной позе. «Щупал, – подумал Осип, буравя бандита ненавидящим взором. – Спросить? Нет, не сознается».

Он сел на табурет и запустил ложку в суп. Господь всемогущий, ну и гадость! Он едва удержался от плевка. Порывшись в супе, Осип рассмотрел, что состоит он из мерзлого картофеля, тухлых овощей и беловатых жил с неуверенным налетом мяса. Жилы пахли скверно.

– Что это? – брезгливо спросил Осип, показывая бандиту самый отпетый кусок.

– Моржевятина, – сказал бандит и сглотнул. – Не хочешь? Так я съем.

– Сделайте милость, – Осип бросил кусок в пустую тарелку.

Никогда раньше ему не приходилось есть моржа. Он слышал, что на севере люди неприхотливы, но чтоб до такого дойти! Хорошо хоть не на крысах бульончик сварили. Старательно выбирая картофель, Осип тихо расправился с большей частью супа, остаток пошел бандиту, который следил за его трапезой голодными глазами.

– Закурить есть? – поинтересовался бандит, нагло цыкая сквозь зубы.

– Есть, да не про вашу честь! – Осип резко встал и двинулся к выходу. Он сунул руку за пазуху и огладил портсигар, словно боялся, что тот, лишенный ласки, убежит прочь.

«Сюда я больше не ходок, – в раздражении думал Осип, идя по дорожке назад, к управе. – То-то все на меня смотрели ехидно, когда я спросил, где перекусить. Поиздевались, стало быть, покуражились! Я вам это припомню. Я…»

Он не успел додумать план мести – запнулся о тело, лежавшее посередь дорожки. Это был хлопец, которого он встретил у столовой. Он лежал, скорчившись, без шапки, без рукавиц, лицо его было бледно. Осип кинулся к нему, перевернул на спину. Дыхания было не слышно. Умер? Замерз?

– Помогите! – крикнул Осип. Ему ответило эхо из ближайшей подворотни. Он попытался поднять хлопца – едва не надорвался сам. Схватился за воротник, протащил до ближайшего подъезда и отчаянно заколотил дверь.

– Откройте, полиция!

Где-то наверху с треском захлопнулась форточка.



Додон

Отредактировано: 30.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться