Клуб победителей

Размер шрифта: - +

Глава 25

Евгений проснулся, когда уже было светло. Настенные круглые часы с маятником  показывали девять утра. Судя по царившей тишине, в квартире никто еще не вставал. Лычкин решил проведать Эвелину. Дверь в спальню оказалась  приоткрытой. Девушка лежала на спине и мирно посапывала. Заметив пустой стул, Евгений подтащил его к кровати и уселся. Ему хотелось быть рядом, чтобы успокоить ее, если после пробуждения она вдруг окажется в панике из-за царящего в голове хаоса.  Евгений осознал, что немного завидует Эвелине. В ее памяти не сохранились воспоминания о виннерском клубе. Зато она помнила все остальное. С ним все было совершенно наоборот. По странному стечению обстоятельств их отношения тоже стерлись. Бывший виннер грустно улыбнулся, осознав, что испытывает по этому поводу огромное  облегчение. В тех признаниях в любви, как и во всей их совместной жизни,  был привкус искусственности, от которого Евгений так и не мог отделаться. Эвелина вернется к мужу или встретит другого мужчину, который подарит ей любовь, на которую он не чувствует себя способным. После изчезновения надежды на возвращение памяти, Лычкин ощущал себя выпотрошенным. Самое лучшее: остаться одному и попытаться договориться с самим собой.

Бывшая сожительница повернулась и открыла глаза.

- С добрым утром! – тихо сказал он. То, как она просыпалась и потягивалась, было привычным и знакомым.

- С добрым утром! – Эвелина натянула повыше плед. - Лычкин улыбнулся. Еще только вчера она его не стеснялась.

- Как ты себя чувствуешь?

- Голова прошла, я выспалась. Но… - она виновато взглянула на него. – Я по-прежнему тебя не помню. То есть я помню вчерашний день,  но до этого – ничего.

- Это вовсе не страшно, - успокоил ее Евгений.

 

Эвелина обратила внимание на странноватую кривизну его улыбки. На помятом лице проступила щетина, взъерошенным кудряшкам требовалась стрижка. «Мне не мог нравиться этот мужчина.  Что, если он захочет возобновления их отношений?»

- Ладно, не буду мешать.  Пойду, посмотрю, как там профессор, - заметил он, поднимаясь.

Эвелина смотрела вслед ссутулившейся фигуре в мятой футболке. На пороге Лычкин обернулся.

- Эв, не жалей о том, что ничего не помнишь. В той жизни не было ничего хорошего.

Она даже приподнялась от возмущения, при этом одеяло съехало. Как это не было ничего хорошего? Да он должен с благодарностью вспоминать дни, которые она провела с ним. Если это, конечно, правда.

- Но ты говорил, что мы были вместе…

- Это не важно сейчас.  Пойду, приготовлю что-нибудь на завтрак.

Когда Евгений вышел из комнаты, Эвелина снова легла, испытывая некоторую обиду от того, что этот лузер не очень-то жалеет, что лишился ее роскошного тела.

 

Когда Эвелина, умытая и причесанная, вошла на кухню, Лычкин уже приготовил завтрак. В коридоре послышались шаркающие шаги профессора. Пожелав всем доброго утра,  его  взгляд остановился на молодой женщине.

- Ну как вы? Выспались?

- Спала, как ребенок. Память еще не вернулась, но – она бросила взгляд на суетящегося у плиты Лычкина – может, некоторые вещи лучше и не помнить. Как она могла ложиться в постель с этим мужчиной?

За завтраком, состоящим из бутербродов с ветчиной и яичницы с помидорами, обменивались бытовыми замечаниями. Слышались прихлебывания кофе из чашек, движения челюстей.  Макс еще не до конца проснулся, поэтому помалкивал. Эвелина соображала, что ей делать. Конечно,  можно  поехать домой. Но ключей не было, и    она была совершенно уверена, что в их квартире хозяйничала любовница мужа. Эвелина хорошо помнила, как начинался их роман.  Регина заняла третье место в московском конкурсе красоты. Гладкая сияющая кожа, наивные глаза и длинные-длинные ноги. Орлица, как ее прозвала, Эвелина, поскольку красотка прибыла из города Орел, отличалась буйным темпераментом, о котором все время упоминал наглый супруг, обзывая жену ледышкой. Достаточно быстро после знакомства муж заговорил о разводе, но Эвелина вовсе не собиралась сдаваться. И сейчас не собирается.

- Мне нужно позвонить, - сказала Эвелина, постукивая пальцами по скатерти.

- Здесь есть городской телефон. Только восьмерка отключена, - отозвался Дружинников и встал со стула. – Сейчас принесу.

- Куда ты собираешься звонить? – поинтересовался Лычкин, но ни ответом, ни взглядом его не удосужили.

 

Трубку сняла домработница Валентина Сергеевна. Понизив голос до неузнаваемости, Эвелина попросила позвать к телефону Регину. Домработница кашлянула. – Сейчас посмотрю. Кто спрашивает?

- Ира, - на ходу импровизировала Эвелина. В трубке раздался шорох, послышались шаги. А потом тоненький детский голосок что-то спросил. Валентина Сергеевна бросила: «Да не мешайся же ты под ногами».

 

У Эвелины перехватило дыхание. Лера  дома. Через некоторое время домработница взяла трубку снова.

- Извините,  Регина еще спит. Она не любит, когда ее рано будят. Передам, что вы звонили.



Лисицына Татьяна

Отредактировано: 19.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться